ЧЕМ БОЛЕЕ ЗЕМНЫХ БЛАГ ИМЕЕМ, ТЕМ БОЛЕЕ НЕГОДУЕМ И РОПЩЕМ

Любезный и всепочтеннейший благодетель мой!
Во-первых, долгом поставляю чрез сии скудные строки принесть Вам мое всеусерднейшее поздравление со днем Ангела Вашего. Душевно желаю и молю Господа Бога, дабы вседражайшую жизнь Вашу продлил Он для прославления святаго имени Своего, и для истинного спокойствия детей Ваших, и для утешения всех, Вас любящих и почитающих; и даровал бы Вам за молитвы святителя и чудотворца Григория всетелесное здравие, душевный мир, радование о Господе и надежду на Его спасение, еще же — спокойствие душевное и дух бодрый. И когда человек будет снискивать дух бодрый, тогда, при всех немощах и недугованиях плоти, может быть спокоен и доволен своим положением. Сему должно приводить себе на память оного убогого страстотерпца Лазаря, о котором Сам Христос Спаситель повествует, что он не год и не два, но всю жизнь свою провел в злострадании, не имея ни храмины, ни одеяния, ни пищи достаточной, ни врачей, ни лекарств, ни прислуги, ни сострадательного человека; но от всех был оставлен и забыт. Одни только пси делали ему небольшую отраду, облизывая гной в ранах его, и, ложась около него, согревали. Но он, будучи бодр в духе, не смел роптать на свою участь, ни на Бога износил хулу, ни людей за жестокосердие осуждал; но с благопокорностию претерпевал свое страдание, и благодарил о болезненном состоянии Бога, ведая, что здешние скорби милость у Бога ходатайствуют, и малый здешний труд великое и безконечное в небесах готовит упокоение. Да и действительно он в чаянии своем не ошибся; ибо, когда окончил свою страдальческую жизнь, то в то же время святую душу его Ангели Божии, взявши, с честию отнесли на лоно Авраамле для вечного упокоения. А Вы, возлюбленне, имеете толико великий дом, теплый покой, мягкий одр, окружены детьми, родными, друзьями, прислугами — вместо двух, если хотите, двумя сотнями готовыми в немощи Вашей послужить, имеете всякое довольство во всем и лекарей с лекарствами — целую аптеку. А посему должно ли роптать? Должно ли негодовать? Должно ли на что сердиться? Должно ли себя несчастным страдальцем считать? Не лучше ли успокоиться в духе, не лучше ли возблагодарить Бога, не лучше ли со святым Давидом почаще говорить: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? И: благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его. А как добрые друзья и приятели к имянинникам приносят от любви различные дары, кому что Бог по сердцу положит; посему и я, убогий Ваш друг при поздравлении Вас с Ангелом, на сей раз ничего Вам лучшего не принес, как одно сердечное желание снискивать бодрость в духе и удерживать себя в спокойствии по внутреннему человеку. Но как бодрость духа, так как и прочие блага, есть дарование Божие, лиющееся на нас свыше от Отца светов; то и должны словами святаго Златоустого просить у Господа, говоря: «Господи! не остави мене: Господи! даждь ми мысль благу; Господи! даждь ми смирение, терпение, великодушие и кротость», и проч. Господь же, по уверению святаго Давида, волю боящихся Его сотворит, и молитву Вашу услышить, и спасет Вас. Чего всеусердно Вам желаю. Многогрешный иеромонах Антоний.