О МРАКЕ И КОЗНЯХ ВРАГА В МОЛИТВЕ

134. Во время молитвы бывают иногда минуты убийственного мрака и стеснения сердечного; происходящие от неверия сердца (неверие – мрак), нe малодушествуй в эти минуты, но вспомни, что если пресекся свет божественный в тебе, то он сияет всегда во всем блеске и величии в Боге в Церкви Божией, небесной и земной, и в мире вещественном, в котором видимы Его «присносущная сила и Божество» (Рим. 1, 20). Не думай, что изнемогла истина: она никогда не изнеможет, потому что истина – Сам Бог, и все существующее в Нем имеет свое основание и причину, – изнемогает в истине только твое слабое, грешное, темное сердце, которое не всегда может переносить напряжение света ее и не всегда способно вместить чистоту ее, – только тогда, как оно очищается или очищено от греха, как первой причины духовного мрака. Доказательство тому ближе всего взять от себя самого. Когда свет веры или истины Божией живет в твоем сердце, тогда оно покойно, твердо, сильно, живо; а когда он пресечется, тогда оно беспокойно, слабо, как трость, ветром колеблемая, безжизненно. Не обращай внимания на этот сатанинский мрак. Прогоняй его от сердца знаменем животворящего креста.

135. Бывают в жизни христиан благочестивых часы оставления Богом – часы тьмы диавольской, и тогда человек от глубины сердечной взывает к Богу: зачем Ты отринул меня от лица Твоего, Свете незаходимый? Ибо вот покрыла меня, всю мою душу, чуждая тьма окаянного, злобного сатаны; тяжко душе быть в мучительной тьме его, дающей предчувствовать муки мрачного ада; обрати же меня, Спаситель, к свету заповедей Твоих и исправь духовный путь мой, усердно молюсь Тебе.

136. Когда во время молитвы овладеет твоим сердцем уныние и тоскливость, знай, что это происходит от диавола, всячески старающегося запнуть тебя в молитве. Крепись, мужайся и памятью о Боге, прогоняй убийственные ощущения. Замечайте: если не в мыслях, то в сердце враг часто усиливается, хулит имя вседержавного Бога. В чем сердечная хула на Бога? Сомнение, неверие, уныние, нетерпение Божиих наказаний и ропот, – все страсти. Неверием в истину и благость Божию враг изрыгает хулу на истину, благость и всемогущество Бога; унынием – также на Его благость, вообще порывом страстей человеческих хулит всеблагий Промысл и истинность Божию.

137. Вот ты молишься, молитва твоя совершается успешно, ты имеешь внутреннее свидетельство, что Господь и слышит ее и благоволит к ней; у тебя мир помыслов, легко и сладостно на сердце; но вот под конец твоей молитвы из-за самого малого расслабления твоего сердца и помышлений, в твое сердце ввергается какое-то тяжелое бремя, расслабляющий сердце огонь, и ты чувствуешь и крайнюю тяжесть молитвы и отвращение от нее вместо прежней легкости и расположения к ней. Не отчаивайся, друг – это козни врага, который любит посмеиваться над нами, особенно в конце наших благочестивых занятий, чтобы мы впали в уныние и сочли потерянными все предыдущие труды свои в святом деле. Научись из этого вперед не угашать Духа своего ни на минуту в продолжение молитвы, – молиться духом и истиною неослабно и не льстить Господу на молитве ни одним словом, то есть ни одного слова не произносить притворно, лицемерно, пусть вся молитва твоя будет одним выражением истины, трубою Духа Святого, и ни одним словом не служит лжи вражией, не будет органом диавола. А о снятии бремени вражия с души твоей и о погашении огня его помолись сердечно ко Господу, признав перед Ним от сердца вину свою – лицемерие во время произношения молитвы, – и получишь облегчение и мир. Не торопись, мирно все говори и делай. Успеешь! Враг торопит и смущает, ибо в смутной торопливости нет толку.

138. Для очищения и воспламенения нашей молитвы Господь попускает диаволу мучительно разжигать внутренности наши, чтобы мы, чувствуя в себе чуждый огонь и страдая от него, старались внести в сердце свое смиренною молитвою огонь Божий, огонь Духа Святого, оживотворяющий сердца наши.

139. Во время молитв домашних и общественных против лукавства диавольского и рассеяния мыслей, напоминай себе о простоте истины и говори себе: просто, то есть я верую во все, просимое в простоте сердца, и прошу всего просто, а твое, враже мой, лукавство, твои хулы, мерзости, мечты, – отвергаю. – Началом и основанием и источником всей твоей мыслительности, твоего слова и твоей деятельности, да будет смирение, сознание своего ничтожества и полноты Божества, создавшего и наполняющего все и «действующего вся во всех» (1Кор. 12, 6). Кто заражен гордостью, тот ко всему наклонен оказывать презрение, даже к предметам святым и божественным: гордость мысленно уничтожает или оскверняет всякую добрую мысль, слово, дело, всякое творение Божие. Это мертвящее дыхание сатаны.

140. Когда, во время чтения канонов и акафистов Спасителю и Божией Матери и канона Ангелу-хранителю и при чтении молитв, диавол будет шептать в сердце: неправда-неправда, натяжка-натяжка, и будет похищать от сердца силу (истину) слов молитвенных, тогда будь «яко глух неслышай, – буй и юрод» (Пс. 37, 14; 1Кор. 3, 18) ни на мгновение не соглашаясь сердцем на ложь врага и не мудрствуя его лживою мудростью, и веруй твердо истине всей полноты церковных молитв и песнопений; зная, что это есть вещание Духа Святого устами святых человеков возгласившего хвалы, подобающие Спасителю, Божией Матери, святым – и наши немощи и окаянство. Помни, что «Церковь есть… столп и утверждение истины» (1Тим. 3, 15).

141. Во время молитвы иногда чувствуешь какое-то отреяние от Бога и отчаяние, не надо увлекаться этим чувством, – оно от диавола, а надобно говорить в сердце: «не отчаиваюсь в своем спасении, окаянный, на Твое же безмерное благоутробие дерзая прихожду и взываю: аще есть ми спасения упование, аще побеждает человеколюбие Твое множества беззаконий моих, буди ми Спаситель» (1 и 4 мол. ко св. причащ.).

142. Когда, во время устной молитвы, диавол будет подтачивать слова дождем тончайших мыслей, говори: владычество Спасителя во всяком слове и звуке.

143. Еще бывает во время молитвы, что сердце наше богопротивно стыдится пред людьми слов молитвы или Самого Господа Бога, вяло, не от сердца произнося молитвы. Надо попрать этот богопротивный человекоугодливый, диавольский стыд и страх, и произносить молитвы от души и громогласно, в простоте сердца, представляя пред собой единого Бога и всех считая как бы несуществующими. «Иже… постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейном и грешнем, и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы Святыми» (Мк. 8, 38).

144. Диавол обыкновенно вселяется в нас чрез один лживый помысл или мысль лживую и вожделение греховное и потом действует в нас и беспокоит нас: так он прост. Не паче ли Господь Бог духов вселяется в нас чрез единую мысль и любовь истинную и святую и с нами бывает и в нас действует и бывает для нас всем? Итак, молись без сомнения: как мыслить легко, так и молиться должно быть легко.

145. Не обращай внимания на омрачения, огнь и тесноту вражию во время совершения молитвы, и твердо положись сердцем на самые слова молитвы с уверенностью, что в них сокрыты сокровища Духа Святого.

146. И святыми Божиими овладевало диавольское отчаяние и уныние. Что же с нами, грешными? О, нас враг уязвляет часто сердечными уничижениями и лютым унынием. Нужно постоянно обращаться ко Господу, и быть с Ним каждую минуту, чтобы не овладевало нами вражие озлобление и уныние. Есть и еще средство избавиться от вражия уныния – пространный путь мира… удовольствия света… но сохрани Бог всякого христианина от того, чтобы таким средством избавиться от диавольского уныния. Лучше идти тесным путем, терпеть уныние, и искать частой помощи и избавления у Господа Иисуса Христа, веселящего трудящихся, Его ради, над спасением своим, нежели сойти на пространный путь, гладкий путь мира и там удовольствиями плоти купить свободу от духа уныния. Враг духом уныния многих согнал с тесного и спасительного пути на широкий и гладкий, но гибельный путь.

147. Во время молитвы, при сильных искушениях от диавола всю печаль свою возверзи на Господа, яко Той печется о тебе. На молитве только веруй в Господа, яко одесную тебе есть, и все возможно тебе будет.

148. Чем вернее и сильнее средство, соединяющее нас с Богом (молитва и покаяние), тем больше направляет против него разрушительных действий противник Божий; и наш, который употребляет для этого все: и расположенное к лени тело наше, и слабость души, ее привязанность к земным благам и заботам, сомнение, так близкое всем маловерие, неверие, скверные, лукавые и хульные помышления, тяжесть сердечную, помрачение мысли – все направлено бывает у невнимательных, действием врага, к тому, чтобы запнуть на молитве, на этой лестнице, к Богу нас возводящей. Оттого весьма мало молитвенников искренних, усердных; оттого весьма редко и говеют – каются и причащаются христиане, может быть наполовину не говели бы, если бы закон гражданский не повелевал ежегодно быть всем у исповеди и св. Причастия. Испытающие знают все это.