Обеты иноческие

Схиигумен Савва (Остапенко)

Во время пострижения в мантию постригаемому дают три креста.1-й крест изображен на четырехугольном плате (парамане). Носится он на спине.

2-й крест деревянный. Он соединен с параманом четырьмя поясами в честь четырех Евангелий и носится на груди во всегдашнее воспоминание злостраданий и уничижения, оплевания, поношения, заушения, распятия и смерти Господа нашего Иисуса Христа.

3-й крест, с зажженной свечей, дается в руки. Инок хранит их в божнице как величайшие святыни до смертного часа, когда он опять будет держать их в своих холодеющих руках.

Три креста — это три монашеских обета: послушания, нестяжания и девства или целомудрия.

Обет послушания.

Послушание — основа монашества. Все действия и обязанности ученика (послушника) по отношению к старцу (духовному отцу) с отсечением своей воли и своего мышления называются одним словом — послушание.

За преслушание Адама и Еву (а с ними и все человечество) постигло проклятие Божие и смерть, а за послушание беспрекословное люди обретают благословение Божие и блаженство вечное.

Послушание — великая добродетель, она является основанием (фундаментом) для всех других добродетелей.

Ни государство, ни монастырь, ни одно общественное учреждение не может существовать без подчинения воли младшего воле старшего. В государственных учреждениях такое подчинение обычно держится на принуждении, на определенных законах и правилах, в монастырях же — на послушании.

Монашеское послушание не есть дисциплина, но есть свободный религиозный акт, когда послушник, видя свою духовную немощь и неспособность самостоятельно познать волю Божию, добровольно отдается в «рабство» отцу духовному, чтобы через него получить познание воли Божией и стать свободным от страстей и пороков.

Величественный образ послушания показал нам Господь Иисус Христос. Он сказал о Себе: Снидох с небесе, да не творю волю Мою, но волю пославшего Мя Отца (Ин. 6:38). И еще: Пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Ин. 14:10).

Ради послушания Богу Отцу Господь Иисус Христос родился от Приснодевы Марии, взял на Себя грех преслушания Адама и Евы и грехи всего человечества, принес Себя в искупительную жертву Правосудию Божию и тем самым возвратил человечеству потерянное блаженство райское.

Жил Христос у мнимого отца Своего и у Матери Своей тоже в беспрекословном послушании и сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного (Евр. 5:9). Перед крестными страданиями, в Гефсиманском саду на молитве, Он говорил: Не якоже Аз хощу, Отче, но якоже Ты; не Моя воля, но Твоя да будет! (ср. Мф. 26:39, Лк. 22:42), поэтому Бог Отец возвеличил и превознес Его за послушание и нарек Его Первосвященником по чину Мелхиседекову (Евр. 5:10).

С тех пор святое послушание стало основанием для всей монашеской жизни.

Послушание есть совершенное отречение от своего «Я» (своей самости): от своих мыслей, своих желаний, своих действий — полное недоверие самому себе, даже во всем добром, до конца своей жизни. Это относится не только к новоначальным, которые именуются послушниками, но и к священноинокам, и ко всем монашествующим без исключения.

Послушный, как мертвый, не противоречит и не рассуждает ни в добром, ни во мнимо-худом, потому что за все отвечает духовный отец, поэтому он всегда спокоен и вёсел. Он только тогда скорбит, когда видит, что исполняет свою волю, ибо из опыта знает, что самочиние разрушает доброе устроение души: теряется спокойствие, мир и радость, и омрачается совесть.

Всякое дело послушный начинает с благословения старца, чтобы этому делу придать священный характер, потому что всякое дело только тогда становится подлинно вечным, когда совершается во имя Бога, и тогда вся жизнь принимает священный характер.

В жизни человека все важно. Нет таких «житейских мелочей», которые могли бы мы начинать без благословения Божия. Однако не надо смущаться отсутствием духовного отца. Господь все видит, все знает… Он и намерения благие исполняет.

В отсутствие старца послушник должен мысленно испросить благословение его на всякое дело и по вере своей невидимо (как и видимо) получит просимое. Он должен твердо верить, что за молитвы духовного отца всякое душевредное и пагубное дело разрушится само собою, и если Господь попустит понести ему скорби, болезни и даже падение, то это не потому, что старец далеко, а потому, что ему необходимо понести это для его духовного роста, для его смирения.

Секрет духовной жизни в силе веры и любви, и в терпеливом несении послушания. В какой мере кто вместит эти добродетели, в такой мере он и возрастет духовно.

Если послушник в простоте сердца привязан ради Христа чистою любовью и нелестною верою к своему духовному отцу, то он не отступит от него даже до смерти. Его не смутит ни дальность расстояния, ни редкость собеседования, ни полная оторванность от него внешне. Он глубоко и твердо верует в живительную силу благодатной молитвы старца и в этом находит животворящий источник, из которого черпает силу и крепость для дальнейших подвигов.

Таких послушников старец приведет к совершенству и принесет Христу как непорочные жертвы, ибо ни Ангелы, ни Начала, ниже Силы, ни ина тварь как возможет (их) разлучити от любви Христовой (Рим. 8:38-39), и никакая сатанинская сила не повредит им за молитвы старца.

Если же послушник соединен с духовным отцом притворным и ложным повиновением, если нет у него такой сильной и живительной веры в его молитвы, то он напрасно тратит время, потому что всякое лукавство — грех. Все, что не от веры, грех есть (Рим. 14:23).

Признак истинной веры заключается в том, чтобы без сомнения покоряться повелениям старцев даже тогда, когда они противны нашим желаниям и ожиданиям, и даже если они кажутся противными нашему спасению.

Если отец духовный говорит: «Я помолюсь за вас, а вы верьте, что Дух Святый разрешит все ваши вопросы», — то надо верить, что Господь положит на сердце каждого то, что надо делать для спасения души.

Слова старца к послушнику должны быть законом, обязательным для исполнения. Послушник должен во всем повиноваться отцу духовному как Самому Иисусу Христу, ибо Господь всем духовным руководителям, в лице святых Апостолов, сказал: Слушает вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается; отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя (Лк. 10:16).

Если послушник иногда повинуется старцу, а иногда делает по-своему, то это равносильно тому, как если бы он правой рукой укладывал кирпич для постройки дома, а левой отбрасывал их. Такие послушники остаются карликами, они не растут духовно, ибо Священное Писание говорит: Един (старец) созидаяй, а другий (ученик) разоряяй, что успеет более, токмо труд (Сир. 34:23).

Чтобы преуспевать в духовной жизни, послушник должен всякое послушание выполнять безоговорочно и добросовестно, охотно и без всякого мудрствования.

От послушника требуется и внешнее и внутреннее послушание. Телом он должен выполнять ту работу, которую благословил делать старец, а умом должен отсекать свои разумения и находящие помыслы, и должен принудить себя к непрестанной молитве: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного.

Для послушника необходимо познание своей немощи, самоукоренение, самоуничижение, а также благодарное перенесение скорбей и болезней. Никогда и ни в чем не должен оправдывать себя и слагать вину на других, но с радостью должен принимать всякое поношение и уничижение как от старца, так и от любого человека. Если он отвергает от себя обличение, справедливое или даже незаслуженное, то тем самым отвергает и свое спасение, а если принимает обличение от каждого, то быстро возрастает духовно и восходит по лестнице добродетелей.

Если обличает отец духовный, то послушник должен терпеливо выслушать его до конца, а потом покаяться и попросить прощения. Ни в коем случае он не должен перебивать старца и противоречить ему. С благодарностью должен терпеть обвинения от отца, не оправдываясь, если они падают только на одного послушника, а если обвинения касаются других лиц, то надо говорить в защиту их.

Если при частом обличении от старца у послушника вместо огорчения и раздражения возрастает вера и любовь к своему наставнику, то это верный признак того, что Дух Святый вселился в душу послушника, однако в момент обличения он не должен радоваться тому, что Господь помогает ему мужественно переносить от старца укоризны и бесчестия, но должен сокрушаться сердцем, что возмутил против себя душу своего духовного отца.

Иоанн Лествичник пишет: «Лучше согрешить перед Богом, нежели перед отцом своим (духовным), потому что, если мы прогневали Бога, то наставник наш может Его с нами примирить, а когда мы наставника ввели в смущение, тогда уже никого не имеем, кто бы за нас ходатайствовал».

На старце лежит очень большая ответственность перед Богом за спасение чад своих духовных. К нему относятся строгие слова Господа: Души их от руки твоея взыщу.

Эти слова послушник постоянно должен напоминать себе, чтобы возбудить страх за гибель отца по причине своего нерадения и лености. Он должен ясно представить: если погибну я (а таких много), погибнет и отец. И тут же должен размыслить: в чем особенно согрешает и как исправиться.

В этом благочестивом делании очень помогают обличения старца, только надо прислушиваться к ним. По ухищрению бесовскому иногда бывает так, что послушник сам себя окрадывает. Он помышляет: «Отец обличает меня не потому, что я провинился, а просто испытывает… Проверяет как я расту духовно. Чтобы показать себя исправным, не буду обращать внимания, буду молчать и… улыбаться! Другие увидят, как спокойно я переношу обличения, и они будут так делать. Буду свечой, горящей на подсвечнике, а не под спудом гореть!»

Такой послушник не допускает мысли, что он действительно повинен перед Богом, поэтому не кается, не обращается молитвенно к Богу, чтобы Господь просветил его ум и отверз его очи сердечные, дабы познать грехи свои, и остается не исцеленным. Грехи наслаиваются друг на друга и тяжелым грузом обременяют совесть. Если же такое состояние вошло в привычку, то совесть послушника притупляется, и он даже не слушает ее угрызений. Бывают случаи, когда даже отлучение не исправляет закоренелых в высоком мнении о себе. Им остается сделать один шаг до прелести. Избави, Господи!

Отцу духовному хочется спасти всех чад, поэтому иногда ему приходится строго поступать, помня слова Апостола: Настой вовремя и не вовремя, обличай, запрещай, увещевай… но спасай!

Благочестивый и ревностный послушник к каждому слову старца прислушивается и старается воплотить слова эти в жизнь, применить их на практике, а нерадивый послушник, когда услышит что-либо трудноисполнимое или обличение, относящееся ко всем, помышляет: «Это не ко мне относится, это других касается», — и не исправляется.

Для доброго послушника жизнь вечная становится реальностью еще здесь, на земле, ибо он явственно ощущает в себе присутствие Духа Божия, Который душе его дает глубокий мир, радость и несомненное чувство перехода от смерти в жизнь. Он ревностно и с любовью исполняет любое послушание, потому что знает, что от послушания рождается смирение, от смирения — рассуждение, а от рассуждения — рассмотрение и прозрение. Он тянется к благодати — к дарам Духа Святаго, невзирая ни на какие трудности. С таких послушников надо брать пример и равняться по ним всем, кто сего еще не достиг.

Обет нестяжания.

Нестяжание есть отложение земных попечений, беззаботная и беспечальная жизнь по заповедям Божиим.

Обет нестяжания (обещание терпеть всякую скорбь и тесноту монашеского жития) основан на Священном Писании.

Господь Иисус Христос сказал благочестивому юноше (а с ним и всем подвижникам): еще одного не достает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною (Лк. 18:22). Это значит, что последователи Христа должны уподобиться Ему, не искавшему стяжаний до такой степени, что когда вышел на проповедь, Он не имел где приклонить главу (Мф. 8:20).

В монашеском обете нестяжания основная цель — борьба со страстью любостяжания или сребролюбия и вещелюбия для того, чтобы освободить ум от отягощающих его образов вещества и иметь возможность ум и сердце возносить к Богу в чистой и непарительной молитве. Давая обет нестяжания, инок обещает освободить душу свою от желания «иметь» и ограничить себя самыми необходимыми вещами, без которых жизнь была бы уже немыслима. Истинные подвижники в своем желании «не иметь» доходят до такой степени, что перестают щадить и самое тело свое. Только при этом условии возможна подлинно царственная жизнь духа.

Нестяжательный инок — владыка над миром. Миру неведомо и непонятно подлинное монашеское нестяжание. В мире этом существует такая алчная страсть «иметь», что у людей из-за суеты не остается свободного времени на молитву и на духовное созерцание Божественного бытия. Драгоценное время они тратят или на приобретение богатства или на пустое развлечение.

Любостяжание, то есть сребролюбие, есть корень всех зол (1 Тим. 6:10), и апостол Павел назвал эту страсть идолопоклонством (Кол. 3:5). Любовь к стяжанию и погоня за материальными благами изгоняют из сердца любовь к Богу и ближним.

Страсть к приобретениям часто заглушает голос совести и голос природы у родителей и детей, возбуждая ссору и вражду между ними. Ради золота, ради наживы они не щадят друг друга. Эта страсть порождает жестокость, ненависть, убийства, хищения, зависть, клевету, смущения, разлучения, вражду, злопамятство, войны.

Звук металла у сребролюбца заглушает голос Божий. Человек, постоянно мыслящий о своем богатстве и связанный заботами о нем, не может стремиться к Богу, ко спасению, ибо в Евангелии сказано, что нельзя работать одновременно Богу и мамоне, так что ради тленного богатства он сам себя лишает небесных, нетленных сокровищ.

Итак, чтобы вырваться из плена низменных забот, чтобы очистить сердце и ум от всего вещественного, и духу своему дать возможность наслаждаться богоподобною свободою, необходимо отречение от стяжания, от желания «иметь».

Нестяжательный инок молится чистым умом и радуется своей нищете, ибо она соединяет его с Богом.

Обет девства или целомудрия.

Чистота есть вышеестественное отречение от естества и усвоение бестелесного естества.

Образ такой чистоты оставил нам Господь Иисус Христос: образ дах вам (Ин. 13:15) и Его Пречистая Матерь — Дева Богородица. Чтобы уподобиться Христу и Божией Матери по чистоте жизни, вступающие в монашество дают обет девства или обет целомудрия, если принимают постриг после брака или незаконной связи.

Чистота жизни, так же как послушание и нестяжание, возводит инока на небо и делает его подобным Сыну Божию.

Понятие о целомудрии, как о полноте мудрости, связано с представлением не только преодоления плотского влечения, но и достижения многих духовных совершенств, через которые инок постоянно пребывает в Боге всем умом и всем сердцем.

Целомудрие восстанавливает девственное состояние человека по духу, не изменяя факта потери девства по телу. Поэтому существует такое изречение: «Была — блудница, а теперь — девица. Невеста Христова!» Пример этому — преподобная Мария Египетская.

Понятие же о подлинном девстве связано с представлением не только о нерастленности по плоти, но и о непрерывном пребывании в Божественной любви по заповеди: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим (Лк. 10:27). Если эта заповедь Божия нарушается иноком или инокинею, то считается, что они уже не девственники, а духовные прелюбодеи, ибо изменяют своему Небесному Жениху. Вот почему всем монашествующим так необходимо стяжать в сердце, в уме и на устах непрестанную молитву Иисусову:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного.

Эта молитва ограждает от грехов и падений и теснейшим образом соединяет с Господом Иисусом Христом.

Монашеское целомудрие основано не на отрицании или осуждении благочестного брака, а на полном воздержании от всех плотских чувственных услаждений ради стяжания чистой молитвы, ради благодатного Богообщения. В браке тоже возможна любовь Божия, но не столь сильная, как у пребывающих в монашестве. У иноков любовь к Богу достигает такой силы, что неудержимое стремление к Нему и отвращение от всего, что в какой-то мере гасит эту любовь, становится естественным и непреоборимым влечением духа. Даже в Помыслах своих иноки отвращаются от всего плотского, ибо в Священном Писании сказано: Не имать Дух Мой пребывати в человеках сих во век: зане суть плоть (Быт. 6:3). Но не все могут вместить тайну Богообщения, то есть богоподобную иноческую жизнь. Иисус Христос сказал: Не все вмещают слово сие, но кому дано (Мф. 19:11).

Монашеское целомудрие естественно приводит к суровому, постническому образу жизни. Инок не притронулся бы к пище и не сомкнул бы глаз, если бы пища и сон не были бы естественной потребностью его. Инок отстраняет от себя все, что отводит его от сладости любви Христовой, что препятствует ему в созерцательной молитве. Он борется против страстей и духов злобы поднебесных (Еф. 6:12) и хранит ум от помыслов лукавых и плотских. Знает инок, что благодать Божия удаляется от того, в ком бродят и гнездятся нечистые помыслы и похотные пожелания, поэтому усиленно борется с ними и отсекает их.

Оградив себя страхом Божиим и памятью о смерти, инок сравнительно легко побеждает неистовство плотской похоти.

Однако для смирения Господь попускает некоторым инокам пребывать в сей брани очень долго, иногда даже до самой смерти. Но они не унывают, не отчаиваются, а терпеливо ожидают, когда Господу угодно будет освободить их от этого искушения. Их утешают и ободряют слова поэта:

И как не подвиг немота,
Не подвиг вольное молчанье,
Так и в безбрачьи чистота
Честна лишь в самообузданьи.

Мысленному взору инока в пример подражания всегда предстоит светлый образ Пречистой Девы.

Пресвятая Богородица, живя на земле, была Девою не только по плоти, но и по духу: в сердце смиренна, в словах богомудренна, в разговоре не скора, в чтении Писаний неутомима, в трудах бодра, в беседе целомудренна, как бы всегда беседовала с Богом. Она никого не обижала, всем желала только добра, никем не гнушалась, не презирала даже самого убогого человека, ни над кем не смеялась. Из уст Ее исходили только слова благодати, а в делах виделась скромность и девственность. Ее наружный вид показывал внутреннее совершенство, выражая незлобие и милосердие.

К стяжанию таких добродетелей направлена вся жизнь иноков. Побеждая страсти, душа иноков становится кристально чистой, любящей, благожелательной, мирной, бодрственной, духовно-трезвенной.

Для духовно-трезвенных иноков искушения и козни вражьи не страшны, ибо Христос сказал: Се даю вам власть наступать на змей, и скорпионов, и на всю силу вражию; и ничто не повредит вам (Лк. 10:19).

Злая сила страшна и опасна только для тех, кто не хочет бороться с ней или кто ленится, а кто проявляет усилие в борьбе, тот побеждает.

Благочестивые иноки, которые свято хранят, то есть исполняют иноческие обеты послушания, нестяжания и целомудрия, достигают бесстрастия и чистой молитвы. Живя в теле, они становятся как бы бесплотные святые ангелы, наслаждаясь миром душевным и радостью духовною, предвкушая блаженство вечное в Царствии Небесном. Но это относится, как я уже сказал, только к благочестивым, усердным инокам, а если инок нерадивый, ленивый, сонливый, страстный, то, разумеется, жизнь монашеская для него трудна. Тяжесть иноческой жизни болезненно воспринимают все новоначальные. Постараюсь вкратце описать, какие трудности встречаются инокам на пути монашеской жизни.