НАДО ЗНАТЬ МЕРУ СКОРБИ ПО УМЕРШИМ

Или не верите, что Бог лучше вас знает, что для вас с супругою и для детей ваших душеполезно? Или полагаете, что Бог забыл о вас, и пропустил случившееся с вами без внимания, и оно случилось без особого направления во благо вам? Или вы у Бога пасынок и падчерица… а не сын и дщерь?!
Вы уткнули свое внимание все на горестную сторону дела… и не узреваете Божией в том о вас попечительности?! А она действительно есть… Не осязаете ее?! Она такова и есть. Не осязаема в настоящем… а узреваема после. Воскресите же веру… и как река польются оттуда утешения.
Расскажу вам случай… В Санкт-Петербурге одна большая барыня… потеряла троих детей, умненьких, миленьких, благонравных, — особенно старшая была благоговейного настроения и умела молиться… Мало тут горя?! Но этого мало. Спустя немного и мужа лишилась… и этого мало: осталась ни с чем… Горю ее не было предела. Мужалась, предаваясь молитвам в волю Божию. Но скорбь грызла… Наконец смиловался Господь, и в утешение послал ей сон… Видит мужа в полусумрачном состоянии. Спрашивает, что тебе, как? «Ничего, — говорит, — милостив Господь. Но надо потерпеть, пока отойдет эта мгла». — «А дети?» — «Дети там…» — указывая на небо сказал он. «А Маша?» (Это старшая лет пяти.)… — «Машу посылает Бог на землю утешать скорбящих…»
С тех пор отошла скорбь. Так видели, где дети-то? И ваши там. — Попали бы они туда, если б живы  остались? Кто знает. А теперь это верно. Так вам, родителям, чего же лучше желать для детей?!
И установитесь в этой мысли… что участь детей ваших устроилась наилучшим образом… И перестаньте скорбеть.
Ведь и сами помрете… Будет кому встречать вас… а пожалуй, и защищать.
***
…Надо знать меру: не убиваться и не забывать тех понятий о смерти и умерших, которые даются нам христианством. Умерла! Не она умерла, умерло тело, а она жива, и так же живет, как и мы, только в другом образе бытия. Она и к вам приходит и смотрит на вас. И, надо полагать, дивится, что вы плачете и убиваетесь, ибо ей лучше. Тот образ бытия выше нашего. Если б она явилась и вы попросили ее войти опять в тело, она ни за что не согласилась бы. Зачем же вам вступать с нею в такое разногласие? Желать того, что ей противно? Какая тут будет любовь