Омилии Святых Отцов Церкви на Введение во храм Пресвятой Владычицы Богородицы

  1. Свт. Герман, патриарх Константинопольский, слова 1 и 2,
  2. Свт. Тарасий, архиепископ Константинопольский, Омилия,
  3. Свт. Григорий Палама, архиепископ Фессалонискийский, Омилия.


СЛОВО НА ВХОДЪ ВО ХРАМЪ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ 
Св. Германа, патріарха Константинопольскаго. (
(715730))

Всякое священное торжество, при совершеніи, исполняетъ участвующихъ духовною радостію изъ (небесныхъ) сокровищъ и Божественныхъ источниковъ. Но теперь прославляемое пѣніемъ (торжество), вполнѣ услаждающее души, столько важнѣе и свѣтлѣе всѣхъ, сколько Богоотроковица надъ всѣми возвышается и начальствуетъ. Каждогодно возвращается это священнѣйшее Ея празднственное собраніе, въ которомъ участвующіе должны быть чисты отъ скверны. И такъ, если угодно вамъ, благосклонно послѣдуйте за мною, украсившись чистѣйшими мыслями и свѣтлѣйшими одеждами. Потечемъ и сорвемъ вожделѣнные цвѣты съ самаго луга Богоматери. Обоняемъ доброту Ея, полную благоуханія, какъ-бы изъ листьевъ розы, какъ и Соломонъ прекрасно въ Пѣсняхъ поетъ: кто сія восходящая отъ пустыни, яко стебло дыма, кадяще смирну и ливана, отъ всѣхъ благовоній мѵраварца (3, 6)? Гряди отъ Ливана, невѣсто, гряди отъ Ливана (4, 8). Поэтому, побуждая другъ друга, спѣшно со/с. 71/беремся на полезное и спасительное для всѣхъ торжество Богоматери и, приникнувъ во святилище, увидимъ Отроковицу, достигающую до второй завѣсы, Пречистую Марію и Богоматерь, разрѣшившую безчадіе неплодія и устранившую благодатію порожденія (Своего, т. е. Христа) тѣнь законнаго письмени.

Нынѣ посвящается законному храму трилѣтствующая, одна, бывшая чистымъ и высочайшимъ храмомъ Архіерея и Совершителя всего — Господа, и отгнавшая Своимъ сіяніемъ Богосвѣтлой славы тьму письмени. Нынѣ вручается священнику младенецъ, имѣющій принести (въ храмъ) въ сороковой день младенчествовавшаго ради насъ плотію единаго Архіерея Бога, превыше всякаго человѣческаго понятія, обнимая собственными дланями Необъятнаго. Нынѣ освящается благословеніями по закону и приносится въ благодарственный даръ новѣйшій и чистѣйшій, ничѣмъ не запятнанный свитокъ, который будетъ не рукою писанъ, но позлащенъ Духомъ. Нынѣ Іоакимъ, освободившись поношенія безчадія, явно идетъ по улицамъ и, величаясь, показываетъ свое дитя и притомъ дѣлается исполнителемъ освященія по закону. Нынѣ и Анна, всзнаградивъ продолжительное безчадіе благочадіемъ, воодушевленная безмѣрною радостію, возвѣщаетъ концамъ (земли) о плодѣ своемъ, прижимая къ груди пространнѣйшую неба. Нынѣ отверстыя врата Божественнаго храма принимаютъ дверь Еммануила, зрящую на востокъ и запечатлѣнную. Нынѣ священная трапеза храма начинаетъ свѣтлѣть, чувствуя переходъ къ безкровнымъ жертвамъ, при поклоненіи и сладчайшемъ лобзаніи Божественной трапезы небеснаго и душепитательнаго хлѣба. Нынѣ возлагается на очистилище одна, сдѣлавшаяся для смертныхъ, низринутыхъ потоками грѣховъ, новымъ и Богоподобнымъ очистилищемъ, дѣй/с. 72/ствительнымъ и нерукотвореннымъ. Нынѣ имѣющая принять, по освященію отъ Духа, Святаго святыхъ, святѣйше и достославно, съ большимъ освященіемъ, въ незлобивомъ и невинномъ возрастѣ весьма чудно помѣщается во Святомъ святыхъ, превосходя славою Херувимовъ.

Нынѣ возбуждаетъ (насъ) къ похвалѣ Марія, о Которой хотя бы кто и неисчетное сказалъ, никогда не приблизился бы и тѣмъ менѣе достигъ цѣли; потому что красота Ея безмѣрно превосходитъ всякій языкъ и умъ. Небесная капля, проистекшая отъ Нея, показала величіе Ея наподобіе безпредѣльнаго моря. Отсюда богатство Ея сдѣлалось, по безпредѣльности, непостижимымъ, и утѣшенія Ея — неистощимыми. Поистинѣ всѣ и во всемъ насыщаются; но торжество, сопровождаемое похвалами и пѣснопѣніями въ честь Ея, по причинѣ пріятности, не насыщаетъ. Поэтому и виды похвалъ, заимствуемые отъ Нея, кажутся неудовлетворительными, и такъ какъ источникъ обиленъ, и отъ почерпанія не только не уменьшается, но по той мѣрѣ, какъ почерпаютъ изъ него, умножается во сто и тысячу разъ болѣе, — почерпающимъ нельзя бояться недостатка. При созерцаніи Ея, таинство преизобилуетъ и, увеличиваясь, превосходитъ нетолько умы, погруженные въ вещество, но и невещественные. Такова всеблаженная и пречистая Отроковица.

Родители Ея, по исполненіи трехъ лѣтъ, приносятъ (Ее) Богу. Тройное число — какъ превосходно, какъ досточтимо и удовлетворительно для всякаго доказательства! Тремя камнями Давидъ повергъ на землю преступнаго Голіаѳа (1 Цар. 17, 40); Илія Ѳесвитянинъ располагаетъ (народъ) къ вѣрѣ троякимъ обхожденіемъ (около жертвенника), когда надъ небеснымъ огнемъ, горящимъ въ водѣ, показывается пламя (3 Цар. 18, 34); Іона, /с. 73/ столько же дней носимый въ нѣдрахъ плавающаго звѣря, служитъ образомъ Бога, управляющаго великимъ китомъ (Іон. 2, 1); таковы числомъ были отроки, благодушно ходившіе въ огненной печи, напоенные небесною росою (Дан. 3, 23. 24). По прошествіи трехъ періодовъ по десяти лѣтъ, Іисусъ, Господь мой, очищаетъ меня отъ скверны преступленія (Лук. 3, 21-23); а также по прошествіи еще извѣстнаго времени, врачуетъ всякую болѣзнь и всякій недугъ. Онъ восходитъ на гору, чтобы столькимъ же по числу ученикамъ, въ великой тайнѣ, показать явленіе Своей славы (Матѳ. 17, 1). На третій день Онъ возставляетъ отъ ада души, отъ вѣка содержавшіяся во мракѣ. И что еще? Смотри число три и въ самомъ главномъ. Божество, сотворившее и совершившее все, благоволило прославиться какъ-бы въ совершенномъ числѣ въ трехъ святыняхъ, трехъ свойствахъ, трехъ ѵпостасяхъ или, что тоже, трехъ лицахъ, при единосущіи, въ единеніи, чуждомъ слитія или смѣшенія, и, какъ говоритъ великій въ Божественныхъ предметахъ и искуснѣйшій въ Богословіи Григорій, нельзя ни безчестить Его, отнимая (что либо), ни измышлять сверхъ (показаннаго) числа многоначаліе.

Итакъ, поелику Единъ изъ самой пресвятой и вѣчной Троицы, по благоволенію Отца, самопроизвольно, осѣненіемъ всесвятаго Духа, благоизволилъ вселиться во чревѣ этой Дѣвы-Матери Отроковицы: то нужно было, чтобы и Она, украшенная славою того же числа, была свѣтлѣйше посвящена; Она вводится въ храмъ трехъ лѣтъ, по непреложному и извѣстному устроенію Творца Ея и Сына.

Когда была воскормлена (млекомъ) Питательница нашей жизни: родители Ея исполняютъ данный обѣтъ. Созвавъ, гово/с. 74/рятъ, сосѣднихъ и окрестныхъ дѣвицъ, они устроили такъ, что дѣвицы со свѣчами шли впереди, а (Отроковица) слѣдовала позади, для того, чтобы увеселяемая горящими свѣчами, Она продолжала путь не оглядываясь назадъ.

Отдавая все свое Богу, (нѣкогда) неплодная и бездѣтная Анна, громкимъ голосомъ ясно взывала: пріидите, сорадуйтесь мнѣ всѣ, кто присутствовалъ при моемъ разрѣшеніи, особенно теперь, когда я приношу Господу Боголѣпный и освященный даръ изъ моихъ нѣдръ. Пріидите, начальники ликовъ, съ ликами и дѣвами тимпанницами, радостно воспойте новую пѣснь, не подъ предводительствомъ Маріамы (сестры) Моисеевой, на подъ руководствомъ Рожденной мною. Пріидите и вы, ближніе и дальніе, и когда я, благочадствуя и проникнутая искреннѣйшею благодарностію, отдаю святилищу плодъ моихъ болѣзней, всерадостно воскликните Боговдохновенные гимны. И вы сонмъ Пророковъ, избранное собраніе, устройте пѣснь изъ славныхъ похвалъ, внушенныхъ вамъ Духомъ Божіимъ, потому что гдѣ раздается звукъ пророческаго слова, тамъ теряетъ силу всякое сопротивное злорѣчіе.

Ты — Праотецъ и Богоотецъ Давидъ, пріятно потрясая музыкальнымъ орудіемъ, издай благогласнѣйшій звукъ на струнахъ Духа Боговдохновенными своими устами, ясно изображая сонмъ отроковицъ, какъ приведутся Царю дѣвы въ слѣдъ Ея, искреннія Ея приведутся (Псал. 44, 15). Вотъ составляется сонмъ отроковицъ на улицахъ и ведется въ священное жилище въ храмѣ святомъ, съ царскою славою, въ веселіи и радости, (Дщерь) Царева, исполняющая прореченіе твое, которую ты самъ назвалъ дочерью, — Она мое дитя. Вся слава Дщере Цареви внутрь; рясны златыми (Псал. 44, 14) облечена чистымъ и /с. 75/ непорочнымъ дѣвствомъ и украшена несравненною красотою. Пріиди и ты также, потомокъ Давида, и возгласи: кто сія проницающая аки утро, добра яко луна, избранна яко солнце (Пѣсн. 6, 9)? Что украсишася стопы твоя (7, 1), Ты, имѣющая облечься въ солнце и устроить новое подъ солнцемъ зрѣлище.

И ты, громогласный Іезекіиль, держащій Богоданный свитокъ животворящаго Духа, возгласи хвалу запечатлѣнной двери, обращенной къ востоку и проходимой для Бога! А также и другой кто изъ священноизбраннаго чина и весь остальной ликъ прозорливцевъ, возвысьте голосъ, видя приближающееся исполненіе предсказаній. Что же? И вы, праотцы, разрѣшаемые отъ клятвы и опять получающіе жилище сладости, изъ котораго извергли себя, — ужели вы не воспоете Виновницу спасенія приличными, величайшими похвалами? Не вамъ ли особенно и надобно взывать, а съ вами радоваться мнѣ и всей твари?

Мудрая Анна такими мыслями, какъ и слѣдовало, приспособляя себя къ происходящему, съ сладчайшимъ супругомъ ведя Рожденную ими, въ предшествіи дѣвъ, несущихъ свѣчи, достигаетъ храма. Двери (его) отверзаются, принимая умную дверь Еммануила Бога, и порогъ освящается вхожденіемъ Маріи. Домъ (Божій) весело освѣщается лампадами; но еще свѣтлѣе сіяетъ блистаніемъ этой одной лампады: благолѣпіе Ея красуется при Ея входѣ. Одежды роговъ жертвенника покрываются багряницею отъ пурпуровой и дѣвственной одежды Ея. Захарія радуется, удостоившись принять Богоматерь; веселится Іоакимъ, совершеніемъ приношенія свидѣтельствуя объ исполненіи пророчествъ; торжествуетъ Анна при освященіи своей Дочери; ликуютъ прародители, избѣгая осужденія; утѣшаются /с. 76/ Пророки, и съ ними радостно движется всякій возрастъ, украшенный благодатію.

Такимъ образомъ Богоотроковица вводится и становится у роговъ (жертвенника), между родителями молящимися и священникомъ, имѣющимъ благословить (Ее). Опять родители взываютъ къ священнику: пріими имѣющую принять невещественный и необъятный огонь; пріими будущее вмѣстилище Сына и Слова Отца и единаго Бога; пріими отъявшую отъ насъ поношеніе безчадія и неплодство; приведи къ жертвеннику Ту, Которая вселяетъ насъ въ прежнюю область рая; держи Ту, Которая Своимъ рожденіемъ (т. е. Христомъ) укротитъ страшную для насъ силу смерти и господство ада: обними Ту, Которая прикроетъ нашу природу, обнаженную въ Едемѣ; возьми рукою Ту, Которая повіетъ пеленами удерживающаго нашу неудержимо, бурно и гордо простертую руку; принеси Богу принесшую насъ, въ Которой сокрыто исполненіе надеждъ нашихъ.

Воззри, Господи, воззри; возьми Ту, Которую далъ; пріими Ту, Которую даровалъ; пріими данную намъ для разрѣшенія неплодства; чрезъ Нее Ты отъялъ безчадіе закона и искупилъ насъ отъ продолжительнаго и тягчайшаго бѣдствія. Пріими Ту, Которая прекрасно управляетъ нами, Которую предъизбралъ, предопредѣлилъ и освятилъ; привлеки преданную Тебѣ и прельщенную благоуханіемъ Твоимъ, Ту, Которую Ты избралъ между нами недостойными, какъ кринъ (лилію) среди тернія; обними Ее, приносимую Тебѣ съ радостнымъ духомъ. Вотъ мы Тебѣ вручаемъ Ее и предаемъ себя.

Такова согласная рѣчь праведныхъ; таково единодушіе Боголюбезнаго супружества; таково единство дѣйствія Богоотцевъ, Поэтому Захарія, принявъ Отроковицу, какъ и слѣдовало, прежде /с. 77/ всего говоритъ родителямъ: виновники нашего спасенія, что вамъ сказать? какъ васъ назвать? Ужасаюсь, видя, какой вы приносите плодъ; онъ чистотою своею привлекаетъ Бога къ обитанію въ себѣ. Никогда не было и не будетъ другой, сіяющей такою красотою. Вы явились двумя раздѣляющимися рѣками, исходящими изъ рая, принося лампаду, дражайшую золота и цѣнныхъ камней, просвѣщающую всю землю красотою непорочнаго дѣвства Ея и усладительнымъ блистаніемъ. Вы какъ-бы свѣтлѣйшія звѣзды, утвержденныя на тверди: вы оба ясно освѣщаете мрачную тьму темной буквы и закона, даннаго среди бури; мудро и непреткновенно путеводите вѣрующихъ во Христа къ новой благодати новаго свѣта. Вы — свѣтлѣйшіе роги умнаго храма Новаго Завѣта, въ нѣдрахъ своихъ имѣющіе разумнѣйшій, освященный и Божественный жертвенникъ священной жертвы. Еще болѣе: вы, въ воспитаніи (Отроковицы), уподобились Херувимамъ, таинственно осѣняющимъ очистилище Вождя міра и Первосвященника. Вы — выше золота, устроеннаго въ древнее время для покрытія ковчега; потому что укрывали разумный и Божественный кивотъ Новаго Завѣта, (содержавшій) подписавшаго намъ на крестѣ оставленіе. Ваша радость — всемірная радость; ваша слава — общее веселіе. Блаженны вы, родители такой Отроковицы! Благословенны вы, принесшіе Господу такой благословенный даръ! Блаженны сосцы, которыми Она воспитана, и чрево, въ которомъ была носима!

Пріиди и Ты, дитя, высшее неба. Пріиди, по виду младенецъ, но на самомъ дѣлѣ — Божіе орудіе. Пріиди и лучше Сама освяти преддверіе святилища; сказать коротко: не Ты очистись и освятись въ немъ, но обильно Сама освяти его. Приникни въ сокровенный и страшный чертогъ Ты, неприступное и неиз/с. 78/слѣдимое сокровище. Войди въ преддверіе алтаря, сокрушающая врата смерти. Воззри на завѣсу, сіяніемъ Своимъ просвѣщающая ослѣпленныхъ помрачающимъ вкушеніемъ. Дай руки мнѣ, ведущему Тебя, какъ младенца; но возьми и мою руку, старца утомленнаго, и, по склонности къ земному, спѣшнаго въ преступленіи заповѣди, и приведи меня къ жизни. Вотъ я Тебя беру, какъ старческій жезлъ и опору природы, ослабленной паденіемъ; смотрю на Тебя, какъ на будущее укрѣпленіе ниспадшихъ до смерти. Приблизься съ благоговѣніемъ къ трапезѣ, — Ты, о Которой въ весьма многихъ образахъ говорится, что будешь разумнѣйшею и чистою трапезою. Пройди по окружности всего жертвенника, Ты, издающая какъ-бы благоуханіе ѳиміама, для обоняющихъ выше мѵра, и прекрасно названная Богодвижнымъ и Духоноснымъ языкомъ Пророка, — кадиломъ. Взойди, взойди на ступени священнаго зданія, Ты, Которой дщери Іерусалима, услаждаясь превосходствомъ красоты, соплетаютъ похвалы, и Которую ублажаютъ земные цари; Божественная ступень и лѣствица, утвержденная Богомъ, показанная весьма утѣшительно великому патріарху Іакову. Возсяди, Владычица; потому что пристойно Тебѣ, Царицѣ и прославленной выше всѣхъ царствъ міра, возсѣдать на такой высотѣ. Тебѣ — престолу, высшему Херувимовъ, подобаетъ въ жилище освященное мѣсто. Вотъ предлагаю Тебѣ, какъ Царицѣ всѣхъ, по достоинству, первое сѣдалище; возстави и Ты низверженныхъ. Почему теперь взываю къ Тебѣ съ Давидомъ: слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя и домъ отца Твоего, и возжелаетъ Царь доброты Твоея (Псал. 44, 11. 12).

Такъ говорилъ старецъ, хотя въ мысли представлялъ еще /с. 79/ бóльшія похвалы. Между тѣмъ родители удалились, а Отроковица, посвященная Богу, осталась. Относительно пропитанія, Ангелы служили Ей со страхомъ, и Дѣва получала отъ невещественныхъ вещественную или невещественную пищу. Такъ совершилось, при содѣйствіи Божіемъ, Божественное посвященіе. Младенецъ возрасталъ и укрѣплялся, а противная сила клятвы, наложенной на насъ въ Едемѣ, ослаблялась.

Послѣ этого, Боголюбезное собраніе, единогласно и сколько есть силы въ нашемъ младенчествующемъ умѣ, воззовемъ Дѣвѣ: радуйся! не съ тѣмъ, чтобы прославить и безъ того совершенный праздникъ Ея, но чтобы, по возможности, утѣшить нашу слабость: потому что Богу пріятно то, что совершается посильно. Но единая Дѣва и вмѣстѣ Матерь превосходитъ всякую мысль, и понятно — почему? Какая еще дѣва родила, или родивъ, сохранила неповрежденнымъ дѣвство, кромѣ Тебя единой, неизмѣнно для насъ понесшей плотію Бога, всеблаженная Дѣва!

И такъ, радуйся, нынѣ вшествіемъ Твоимъ во Святая святыхъ въ славной и нерукотворенной одеждѣ, облекшая насъ, обнаженныхъ смертоноснымъ и душевреднымъ вкушеніемъ въ Едемѣ, багряновидною одеждою, то есть, отъ Бога посланною одеждою отпущенія грѣховъ, даннаго Богомъ намъ погрязшимъ, Богоневѣста! Радуйся, нынѣ свѣтлѣйшимъ и честнѣйшимъ вхожденіемъ собирающая весь пророческій сонмъ, воспѣвающій Богогласный гимнъ, какъ-бы на доброгласнѣйшихъ музыкальныхъ органахъ и кимвалахъ, и духовно ликующій въ веселіи. Радуйся, стопами Своими поправшая лукаваго и ненавистнаго змія діавола, бывшаго для меня страшнымъ вождемъ къ паденію; поврежденное же естество, клонившееся, казалось, къ паденію, съ Собою возведшая опять въ невещественную, свя/с. 80/тую и нетлѣнную храмину. Радуйся, блистаніемъ входа Твоего свѣтло возсіявшая день радости и веселія содержимымъ въ сѣни смертной и безднѣ слабости, и свидѣтельствующая совершеніе разрѣшенія мрака Богомъ, имѣющимъ родиться отъ Тебя, всечудная Марія! Радуйся, свѣтлое облако, источающее намъ умную Божественную росу, — нынѣ вхожденіемъ во Святая святыхъ возсіявшая всеозаряющее солнце для содержимыхъ въ сѣни смертной; Боготочный источникъ, изъ котораго рѣки Богопознанія, источая ясную и свѣтлую воду православія, разгоняютъ множество ересей. Радуйся, пріятнѣйшій и разумный рай Божій, нынѣ насаждаемый, по Его изволенію, вседержительною десницею на востокѣ, и произращающій для Него благоцвѣтный кринъ (лилію) и неувядаемую розу (во врачевство) испивающимъ на западѣ вредную, душепагубную горечь смерти; (рай), въ которомъ цвѣтетъ дерево жизни въ познаніе истины, и вкушающіе отъ него получаютъ безсмертіе! Радуйся, священный, непорочный и чистѣйшій чертогъ Всецаря Бога, облеченный величіемъ Его, пріемлющій и таинственно успокоивающій всѣхъ странныхъ; Ты, утверждающаяся нынѣ въ дому Господнемъ, то есть, святомъ храмѣ Его, въ Которой нерукотворенный и украшенный чертогъ духовнаго жениха, — въ Которой Слово обручило (Себѣ) плоть, восхотѣвъ обратить заблудшее и примирить (съ Отцомъ) удалившихся по своему хотѣнію! Радуйся, новый Сіонъ, Божественный Іерусалимъ, святый градъ великаго Царя, Богъ: въ тяжестехъ его знаемъ есть (Псал. 47, 3. 4), заставляя царей преклоняться предъ славою Твоею и побуждая весь міръ въ веселіи проводить праздникъ входа Твоего; по истинѣ златовидный и свѣтлый, седмисвѣщный свѣтильникъ, возжигаемый неприступнымъ свѣтомъ и увлажаемый елеемъ чистоты, возвѣща/с. 81/ющій восходъ свѣта, во мракѣ прегрѣшеній ослѣпленнымъ тьмою. Радуйся, Божія гора тучная (Псал. 67, 16) и пріосѣненная, въ которой разумный Агнецъ воспитавшись понесъ наши грѣхи и болѣзни; изъ которой отдѣлившись нерукосѣчный камень (Дан. 2, 34) сокрушилъ идольскіе жертвенники, и бысть во главу угла и есть дивенъ во очесѣхъ нашихъ (Псал. 117, 22. 23). Радуйся, святый Божій престолъ, Божественное возношеніе, домъ славы, велелѣпное украшеніе, избранное сокровище, всемірное очистилище, и небо, повѣдающее Божію славу (Псал. 18, 2); востокъ, возсіявающій свѣтъ незаходимый, отъ края небесе исходъ его и нѣсть, иже укрыется теплоты его (Псал. 18, 7), то есть управительнаго промышленія. Радуйся, рожденіемъ Своимъ разрѣшившая узы неплодства и удалившая поношеніе безчадія, устранившая законную клятву и произрастившая благословеніе благодати; Твоимъ вхожденіемъ во Святая святыхъ исполнившая молитву родителей, положившая основаніе отпущенія нашего и верхъ радости, приводя начало благодати. Радуйся, Благодатная Марія, Святѣйшая святыхъ, высшая неба, славнѣйшая Херувимовъ, честнѣйшая Серафимовъ и досточтимѣйшая всей твари; — голубица, славнымъ и свѣтлымъ входомъ Твоимъ приносящая намъ елей — Избавителя отъ духовнаго потопа и возвѣщающая намъ спасительную пристань; крилѣ ея посребренѣ и междорамія ея въ блещаніи злата (Псал. 67, 14), сіяя свѣтомъ всесвятаго и просвѣтительнаго Духа, — стамна всезлатая, носящая манну — сладчайшее утѣшеніе душъ нашихъ, то есть Христа.

Но, пречистая, всепѣтая, всечестная жертва Божія, превосходнѣйшая всѣхъ твореній, земля невоздѣланная, нива неоранная, цвѣтущій гроздъ, чаша увеселяющая, источникъ те/с. 82/кущій, Дѣва родившая и Матерь неискусомужная, сокровище чистоты и украшеніе святыни! Благопріятными и матерними молитвами къ Твоему Сыну, рожденному Тобою безъ Отца, и Богу, всѣхъ Творцу, управь кормила церковнаго благочинія и приведи въ тихую пристань, свободную отъ волнъ ересей и соблазновъ; свѣтло облеки священниковъ въ правду и веселіе истинной, непорочной и искренней вѣры; укрѣпи въ мирѣ и благосостояніи скиптры православныхъ правителей, стяжавшихъ въ Тебѣ вѣнецъ, покровъ и безопасное украшеніе своего царства, выше всякаго блеска багряницы и золота, жемчуга или драгоцѣнныхъ камней. Повергая къ ногамъ ихъ, покори злые варварскіе народы, изрекающіе хулу на Тебя и Бога (рожденнаго) Тобою. Во время войны споборствуй воинству, всегда опирающемуся на Твою помощь. Послушный народъ утверди въ кроткомъ, благочинномъ повиновеніи, согласно заповѣди Божіей. Твой городъ, имѣющій Тебя, какъ столпъ и утвержденіе, вѣнчай побѣдною добычею и, окруживъ силою, храни. Жилище Божіе и благолѣпіе храма навсегда соблюди. Пѣвцовъ Твоихъ избави отъ всякаго обстоянія и душевныхъ скорбей. Плѣннымъ подай избавленіе. Страннымъ, лишеннымъ крова и помощи, покажи утѣшеніе. Всему міру простри на помощь Твою руку, чтобы мы въ радости и веселіи свѣтло совершали Твои праздники, вмѣстѣ съ нынѣшнимъ, во Христѣ Іисусѣ Царѣ всѣхъ и истинномъ Богѣ нашемъ, Которому слава и держава, вмѣстѣ со святымъ и живоначальнымъ Отцомъ и со вѣчнымъ, единосущнымъ и сопрестольнымъ Духомъ, нынѣ, и всегда, и во вѣки вѣковъ. Аминь. 

Источникъ: Избранныя слова Святыхъ Отцевъ въ честь и славу Пресвятой Богородицы. Съ приложеніемъ подобія иконы Божіей Матери Одигитріи, написанной Св. Евангелистомъ Лукою. — Изданіе Русскаго на Аѳонѣ Пантелеимонова Монастыря. — СПб.: Въ Типографіи А. Траншеля, 1868. — С. 70-82. 

Свт. Германъ, патр. Константинопольскій († 740 г.) 
Слово на Введеніе во храмъ Пресвятой Богородицы
 [1].

Вотъ опять другое торжество и рядостный праздникъ Матери Господа; вотъ выходъ непорочной Невѣсты; вотъ первое торжественное шествіе Царицы; вотъ вѣрный знакъ имѣющей окружать Ее славы; вотъ начатки имѣющей осѣнить Ее божественной благодати; вотъ яснѣйшій признакъ преимущественной чистоты Ея. Ибо куда не часто, но однажды въ каждый годъ входилъ священникъ для совершенія таинственнаго служенія, туда она приводится родителями своими для непрестаннаго пребыванія въ неприступномъ святилищѣ благодати. Кто знаетъ, что бы когда-нибудь было что-либо такое? Кто изъ современниковъ или изъ предковъ видѣлъ или слышалъ, чтобы лице женскаго пола введено было внутрь святаго святыхъ и жило и воспитывалось тамъ, когда доступъ туда едва позволенъ былъ даже мужескому полу? Не очевидное ли это доказательство, не явный ли признакъ, не поразительное ли указаніе на высокія и новыя дѣла, имѣвшія совершиться надъ Нею?

Дерзающіе говорить противъ Нея и видящіе какъ не видящіе пусть покажутъ намъ, гдѣ они видѣли когда-либо что-нибудь такое? Гдѣ они видѣли, чтобы дѣвица обѣтованная и притомъ трехлѣтняя принесена была за третью завѣсу храма, какъ непорочный даръ, для непрестаннаго обитанія тамъ, чтобы ее умоляли богатые изъ народа (Псал. 44, 13), торжественно сопровождали дѣвы, вели въ храмъ съ свѣтильниками, принимали согбенными руками священники и пророки? Какъ же это не захотѣли они уразумѣть сего? Какъ, видя первое, не повѣрили послѣднему? Какъ, видѣвъ прежде на Ней новое и необычайное, стали отвергать совершившееся впослѣдствіи?

Но предоставимъ мудрствующимъ иначе идти путемъ погибели и впадать въ яму, которую сами вырыли себѣ. Мы же, особенный народъ Божій, священники и начальники, міряне и иноки, рабы и свободные, ремесленники и земледѣльцы, садовники и рыбари, молодые и старые, мужи и жены, придемъ, поспѣшно приступимъ къ Богородицѣ и посмотримъ на божественныя тайны, предначатыя на Ней промысломъ Божіимъ: какъ Всесвятая приводится нынѣ родителями въ храмъ Бога чрезъ Его священниковъ; какъ Одушевленный Храмъ Господень помѣщается въ храмѣ неодушевленномъ; какъ пророкъ принимаетъ Ее на руки свои и вноситъ въ недоступное святилище, безъ всякаго негодованія, и не говоря родителямъ Ея: «не сдѣлаю этого, совершенно новаго, дѣла, и не введу Отроковицу въ святое святыхъ, чтобы она осталась и постоянно обитала тамъ, куда мнѣ самому узаконено входить только однажды въ годъ». Пророкъ ничего не сказалъ такого; но, какъ предвидящій будущее, — ибо онъ былъ пророкъ, — безъ сомнѣнія ожидалъ Ее, и, дождавшись, поспѣшно принимаетъ Ее, какъ послѣ него Симеонъ принялъ Ея Сына.

Потомъ, обнявъ отроковицу и держа ее въ рукахъ, онъ обратился къ матери Ея какъ-бы съ такими словами: «откуда ты, жена, родомъ? Какой ведешь ты образъ жизни и съ какою цѣлію поступаешь ты такъ? Какъ ты, не имѣя примѣра, первая рѣшилась на это новое и неслыханное дѣло — ввести Отроковицу въ недоступное святилище, чтобы она и оставалась тамъ? Скажи, какое у тебя намѣреніе, и какое твое имя?»

Анна, имѣющая имя отъ благодати [2], отвѣчала пророку: «я произошла отъ рода священническаго, отъ колѣна Ааронова, отъ племени пророческаго и царскаго; ибо я — отрасль Давида и Соломона и послѣдующихъ царей; но я же и родственница жены твоей Елисаветы. Потомъ, по закону Владыки, я сочеталась бракомъ, но оказалась безплодною и долго была бездѣтною. Не находя никакого средства для устраненія своего несчастія, я прибѣгла къ единому всемогущему и подателю всего Богу, и, отверзши предъ Нимъ съ усердіемъ уста свои, съ сокрушеніемъ сердца и со слезами возопила, говоря такъ: «о Господи, Господи, скоро внимающій душамъ, удручаемымъ скорбями! Зачѣмъ Ты измѣнилъ во мнѣ естество моихъ предковъ? Зачѣмъ Ты сдѣлалъ меня притчею въ родѣ моемъ и предметомъ для киванія головою въ племени моемъ? Зачѣмъ Ты подвелъ меня подъ проклятія пророковъ твоихъ, давъ мнѣ чрево неплодное и сосцы сухіе? Зачѣмъ Ты сдѣлалъ, что не принимаютъ даровъ моихъ, какъ бездѣтной? Зачѣмъ Ты предоставилъ меня знакомымъ на поруганіе, подчиненнымъ на посрамленіе, и сосѣдямъ на посмѣяніе? Призри, Господи; услышь, Владыко; умилосердись, Святый! Уподобь меня птицамъ небеснымъ, звѣрямъ земнымъ, рыбамъ морскимъ; ибо и они плодородны у Тебя, Господи! Да не явится, Всевышній, худшею безсловесныхъ та, которую создалъ Ты по образу и подобію Своему». Сказавъ это и подобное этому, я присовокупила: «Тебѣ, Владыко, я, вмѣсто благодарственнаго дара, всецѣло посвящу дитя, которое Ты дашь мнѣ, чтобы оно оставалось и пребывало въ святилищѣ твоемъ, какъ священное приношеніе и всечтимый даръ, дарованный мнѣ Тобою, всещедрымъ подателемъ совершенныхъ даровъ». Такъ взывала я къ сущему на небесахъ Богу, находясь въ своемъ саду, подъ открытымъ небомъ, устремивъ очи на небеса и бія себя руками въ перси. О томъ же умолялъ Бога и мужъ мой, находясь на горѣ совершенно одинъ и постясь сорокъ дней. Наконецъ, скорый на милость и животолюбивый Господь, внявъ молитвамъ обоихъ насъ, послалъ ангела своего, возвѣстить намъ зачатіе моей отроковицы. Тогда естество мое, по повелѣнію Божію, тотчасъ понесло плодъ; ибо до божественной благодати оно не дерзало раждать, а какъ только она снизошла на меня, заключенное дотолѣ чрево отверзло врата свои и удержало въ себѣ полученный отъ Бога залогъ, пока зачавшееся въ немъ, по благоволенію же Божію, произошло на свѣтъ. Итакъ, поелику дитя уже отнято отъ сосцевъ, я совершаю Богу обѣты свои, которые произнесли уста мои и изрекъ языкъ мой въ тѣснотѣ моей (Псал. 65, 13-14). Для этого я собрала сонмъ дѣвъ съ свѣтильниками, созвала священниковъ, пригласила родственниковъ, говоря всѣмъ: «радуйтесь со мною всѣ, потому что я теперь и мать и жертвоприносительница, не къ земному царю приводящая дитя свое, ибо это непристойно, но посвящающая его Царю небесному, Его даръ». Прими же, пророкъ, Богомъ дарованную дочь мою; прими, и, приведши ее въ святую гору, помѣсти ее тамъ (Псал. 77, 54), въ готовомъ жилищѣ Божіемъ (Псал. 32, 14), ни о чемъ не изслѣдуя, доколѣ призвавшій ее сюда Богъ благоволитъ привести къ концу касающееся ея».

Выслушавъ эти слова, Захарія тотчасъ сказалъ Аннѣ: «благословенъ плодъ твой, всечтимая! славно чрево твое, любящая мужа! преславно приношеніе твое, боголюбезная!» Потомъ, взявъ Отроковицу съ великою радостію, поспѣшно вноситъ ее въ святое святыхъ, говоря ей, можетъ быть, такъ: «приди, исполненіе моего пророчества; приди, совершеніе опредѣленій Господнихъ; приди, печать завѣта Господня; приди, цѣль обѣтованій Господнихъ; приди, изъясненіе таинъ Господникъ; приди, зерцало всѣхъ пророковъ; приди, соглашеніе несогласныхъ; приди, совокупленіе древле раздѣленныхъ; приди, подпора клонящихся долу; приди обновленіе обветшавшихъ; приди, свѣтъ во тмѣ лежащихъ; приди, новѣйшее и божественное дарованіе; приди, Владычица всѣхъ земнородныхъ; войди въ славу Господа своего, теперь пока еще земную и преходящую, но немного спустя — въ небесную и для людей недоступную».

Сказавъ такимъ образомъ Отроковицѣ столь достойныя Ея слова, священникъ помѣстилъ Ее внутри храма, въ приличномъ и напередъ назначенномъ мѣстѣ. Отроковица же ходила въ храмѣ Божіемъ какъ въ чертогѣ, прыгая и радуясь; ибо хотя возрастомъ была только трехъ лѣтъ, но благодатію Божіею, какъ предувидѣнная, предопредѣленная и избранная Богу и Правителю всего, была совершенна не по лѣтамъ. 

Примѣчанія: 
[1] Изъ похвальнаго слова Святой Богородицѣ, когда родители Ея принесли Ее, трехлѣтнюю, въ храмъ (Patrolog. curs. compl. t. XCVIII. p. 309-315. Paris. 1860). 
[2] Анна, еврейское слово, значитъ: «благодать». 

Источникъ: Сказанія о святыхъ христіанскихъ, чтимыхъ Православною Каѳолическою Церковію. (Въ русскомъ переводѣ.) Томъ первый. — Казань: Въ Университетской типографіи, 1866. — С. 65-70. 

Свт. Тарасій, патр. Константинопольскій († 806 г.) 
Слово на Введеніе Пресвятыя Богородицы во храмъ
 [1].

Нынѣ свѣтлое и преславное торжество. Нынѣ предуготовляется жилище прежде всѣхъ вѣковъ предопредѣленнаго и въ послѣднія времена имѣющаго открыться таинства. Нынѣ по обѣтованію рожденная отъ Іоакима и Анны приносится ими въ честный даръ Тому, Кто потомъ благоволилъ родиться отъ Нея. Нынѣ, какъ начало радости, вводится во храмъ трилѣтствующая, и дѣвы предшествуютъ Ей со свѣтильниками. Нынѣ, какъ даръ, вносится во святое святыхъ Та, Которая отъяла древнюю клятву. Нынѣ предвозвѣщенная пророками, въ сопровожденіи первосвященника и пророка Захаріи, восходитъ во святое святыхъ: куда онъ единожды въ годъ входилъ съ боязнію, тамъ Она деннонощно пребывала безбоязненно. Кто не подивится этому преславному чуду?.. Это — предъизображеніе Божія благоволенія, это — запечатлѣніе нашего обновленія. Это — измѣненіе терноносной жизни нашей и древняго изреченія: проклята земля въ дѣлѣхъ твоихъ; умножу печали твоя и воздыханія твоя (Быт. 3, 16-17). Итакъ, мы, вѣрные, празднуемъ всечестный праздникъ — свѣтлое торжество, озарившее міръ таинственнымъ Богопознаніемъ, уяснившее въ трехъ Лицахъ едино Божество, всемогущество Отца и Сына и Духа Святаго… Положивъ начало слову, касающемуся введенія во храмъ Дѣвы, мы, елико возможно, опишемъ въ подробностяхъ это событіе и раскроемъ исполненіе закона.

Іоакимъ, богатый и праведный среди двѣнадцати колѣнъ Израилевыхъ, принесъ дары свои Богу; но такъ какъ онъ былъ бездѣтенъ, то священники удалили его изъ храма, говоря: «не слѣдуетъ тебѣ принести ихъ Богу, поелику ты не имѣешь потомства во Израилѣ». Смущенный и одержимый скорбію Іоакимъ вышелъ изъ храма и на горѣ, въ уединеніи, молясь Богу, съ сокрушеннымъ сердцемъ взывалъ, говоря: «Ты, Господи Сердцевѣдче, Творче видимаго и невидимаго, простершій небо яко кожу (Псал. 103, 2), повелѣвшій облакамъ производить дождь и собравшій дуновенія вѣтровъ, наполнившій море родами рыбъ и сушу безсловесными, производящій травы по лицу земли и украшающій деревья соотвѣтственною красотою! Услышь меня, Благоутробный, умилосердись и дай мнѣ дитя, даруй мнѣ залогъ чадородія, да будутъ нѣми устны льстивыя, глаголющія на праведнаго беззаконіе, гордынею и уничиженіемъ (Псал. 30, 18-19)». Таковы были воззванія и стенанія скорбной души Іоакима… Что же Анна? Усмотрѣвъ уединенное мѣсто въ саду своемъ, она, какъ горлица пустынная, взывала къ Творцу и Создателю: «Господь Саваоѳъ, сѣдящій на херувимѣхъ (Дан. 3, 55) и славословимый отъ серафимовъ, — сотворившій рукою Твоею Адама и изъ ребра его создавшій жену, и сочетавшій двухъ во-едино (Быт. 3, 24), — Аврааму рабу твоему давшій сына Исаака, въ старости и безплодіи Сарры, и содѣлавшій его отцемъ множества народовъ, — одноименной и одноплеменной мнѣ Аннѣ даровавшій, по молитвѣ сына, прекраснѣйшаго отрока Самуила! Призри изъ дому святаго Твоего (Вар. 2, 16), Всевышній, и отыми отъ меня печаль безплодія, дабы рожденный отъ рабы Твоей отпрыскъ, мужескій-ли то, или женскій, я принесла Тебѣ въ даръ, какъ благовонную жертву, какъ чистое приношеніе, какъ перворожденное агня, какъ новаго Исаака». Когда Іоакимъ и Анна оба такъ взывали, явился имъ ангелъ Господень съ благовѣстіемъ о зачатіи Всесвятой и сказалъ: «Всевышній услышалъ вашу молитву и въ скоромъ времени вы родите Дщерь, блаженную изъ всѣхъ родовъ, избранную въ жилище Бога». Послѣ сего благовѣстія Іоакимъ сошелъ съ горы въ радости и веселіи сердца, и заматорѣвшая Анна, по прошествіи девяти мѣсяцевъ (какъ того требуетъ природа человѣческая), родила Пречистую Дѣву и Богоотроковицу Марію, Заступницу спасенія міра.

Когда непорочная Богоотроковица была рождена праведнымй Іоакимомъ и Анною, и обѣты ихъ имѣли исполниться, то можно было узрѣть богоразумную Анну веселящеюся и въ веселіи говорящею къ Дѣвѣ: «Кто сказалъ, что отъ меня произойдешь Ты, Дщерь, нареченная въ роды родовъ? Кто, на моей груди видя Тебя, млекомъ питаемую, не прославитъ Даровавшаго Тебя мнѣ — старой и бездѣтной? Кто, видя сосцы, не источавшіе млека, источающими, не возвеличитъ Источившаго воду жаждущему народу изъ краесѣкомой скалы? Но гряди, Дщерь, къ Тому, Кто даровалъ мнѣ Тебя; гряди, палата слова, ко храму Господа. Радость и веселіе міра, вниди въ радость Господа; насладись красотою Того, Кого въ скоромъ времени ты родишь, какъ человѣка. Блаженна я, что называюсь матерью такой Дочери. Сорадуйтесь мнѣ, колѣна Израилевы, въ томъ, что въ старости я стала матерью Той, Которая будетъ матерью Всевышняго. Дѣвы-свѣщеносицы! Изыдите предъ непорочною Дѣвою и Богоотроковицею. Воспойте Ей въ хвалѣ, бряцайте Ей на киѳарѣ, возвеличьте Ее на псалтири десятострунной. Давидъ Богоотецъ! восхвали происшедшую изъ твоего колѣна Дѣву, велегласно говоря: слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и домъ отца твоего; и возжелаетъ царь доброты твоея (Псал. 44, 11-12)».

Сказавши это и подобное сему, Анна радостно послала впередъ трилѣтствующую Дѣву и Богородицу во храмъ Господень и, возсылая съ Іоакимомъ благодарственныя пѣсни и созывая лики дѣвъ свѣщеносицъ, приблизилась ко входу во святое святыхъ. Здѣсь честная двоица родителей радостно взывала къ Захаріи, какъ пророку и совершителю законнаго служенія: пріими, іерей, честную, непорочную. Пріими, пророкъ, кадильницу невещественнаго свѣта. Пріими, праведный, огнеобразную колесницу Всевышняго. Пріими зрѣлый виноградъ, который произраститъ вѣчно живущій гроздъ. Введи во внутреннѣйшее храма Господня и принеси вмѣсто святыни Ту, Которую Всевышній создалъ для Своего обитанія. Введи во святое святыхъ Ту, Которая скоро будетъ носить во чревѣ Невидимаго. Ублажи Ту, Которая содѣлаетъ всѣхъ смертныхъ блаженными. Возвеличь Ту, Которая явится богописанною книгою великихъ дѣлъ Божіихъ. Подыми Ту, Которая свободитъ насъ отъ клятвы праматери Евы. Встрѣть Ту, Которая своимъ рожденіемъ человѣколюбно соединила насъ съ Богомъ. Обыми Ту, Которая исторгнетъ насъ изъ объятій змія. Прореки о Той, Которая явилась исполненіемъ пророковъ и возглавіемъ благовѣстія Божія къ людямъ. Она — пища неиждиваемая, вино веселія, голубица чистая, небо одушевленное, свѣтильникъ многосвѣтлый, невѣста многовоспѣваемая, мать многохвальная, святая скинія, словесная агница, сокровище всеславное, гора усыренная, Божественное руно, градъ всечестный, мысленная завѣса, лѣствица къ небеси, святая палата, пиръ благости, бездна чудесъ, источникъ благъ, богатое святилище, многоименная и приснодѣвственная Богородица. Введи Ее во святое святыхъ, приведи Ее къ Царю, какъ многочестный даръ, восхвали Ее, какъ Царицу твари, устрой Ее, какъ палату Всецаря, воспрославь Ее, какъ надежнаго хранителя дѣвъ. Водвори въ рукотворенный храмъ Ту, Которая содѣлается одушевленнымъ храмомъ Слова, создавшаго вся»… Таковы были радостныя славословія Іоакима и Анны; таковы были восторженныя воззванія ихъ къ пророку Захаріи.

Послѣ сего Захарія, какъ пророкъ Божій, объятый Духомъ Святымъ, воскликнулъ: «о, непорочная Дѣво! о, святая Матерь! о, благословенная въ женахъ! Ты — свобожденіе Адамовой клятвы, Ты — исполненіе Евина долга. Ты — чистѣйшее приношеніе Авеля. Ты — непостыдная надежда Еноха. Ты — радованіе Еноха и преставленіе къ будущему животу. Ты — всесвѣтлое украшеніе царства и священства Мелхиседекова. Ты — покорное повиновеніе Авраама обѣтованію о дѣторожденіи. Ты — новая жертва и мысленное всесожженіе Исаака. Ты — начало восхожденія Іакова на лѣствицу. Ты — цѣломудріе Іосифа и низверженіе древней египтяныни, т. е. синагоги іудейской. Ты — терпѣливое возглавіе Іова въ напастяхъ и двойное воздаяніе ему имущества. Ты — богописанная книга Моѵсея законодателя. Ты — жезлъ Аарона прозябшій. Ты — дщерь Давида, рясны златыми одѣянная и преиспещренная (Псал. 44, 14). Ты — одръ Соломоновъ златотканный, окрестъ его же шестьдесятъ сильныхъ отъ сильныхъ израилевыхъ (Пѣсн. 3, 7). Ты — начало вознесенія Иліи на небо и уничтоженіе мысленной Іезавели. Ты — сугубое благословеніе милоти Елисея, коей онъ разсѣкъ потоки Іордановы и воду соленую содѣлалъ годною къ употребленію. Ты — спасеніе Іоны въ китѣ и покаяніе ниневитянъ и прощеніе независтное. Ты — зерцало пророковъ и исполненіе реченій ихъ. Тебя Іезекіиль преднарекъ вратами заключенными, чрезъ которыя никто изъ земнородныхъ никогда не проходилъ, кромѣ единаго Господа, Который и сохранитъ врата затворенными (Іез. 44, 1-3). Тебя Исаія громогласнѣйшій преднаписалъ жезломъ Іессея, изъ котораго произойдетъ цвѣтъ Христосъ и насадитъ поле Богопознанія, уничтоживъ совершенно насажденія порока (Ис. 11, 1). Тебя предвозвѣстилъ Іеремія, говоря: се дніе грядутъ, глаголетъ Господь, и завѣщаю дому Израилеву, и дому Іудину завѣтъ новъ, его же завещахъ отцамъ ихъ (Іер. 31. 31-32), — обозначая такъ явленіе Сына Твоего и призывая вѣрующихъ изъ язычниковъ къ славословію Бога до конецъ земли. Тебя и мужъ желаній Даніилъ (Дан. 10, 11) назвалъ горою великою (Дан. 11, 34-35), отъ которой отсѣчется краеугольный камень и разобьетъ изображеніе многовиднаго змія и развѣетъ. Тебя изобразили три отрока въ Вавилонѣ и, провидя духомъ страсть Сына Твоего, пребывали невредимо въ пещи, разженной седмерицею, и ликовали посреди огня, какъ въ чертогѣ. Тебя Аввакумъ именуетъ горою отъ Ѳемана, изъ которой взошли могущественные скиптры царскіе, въ которой сотрясутся селенія Еѳіопскія и кровы земли Мадіамской (Авв. 3, 3. 7). Прославляю Тебя — непорочную агницу. Славословлю Тебя облагодатствованную. Славлю Тебя явившуюся изъ всѣхъ родовъ невѣстою Бога. Воспѣваю Тебя, Которая скоро имѣешь явиться новымъ небомъ. Привожу Тебя, какъ сокровище чистое, въ храмъ Господень. Величаю Тебя новымъ завѣтомъ, въ коемъ написанный Мессія Христосъ уничтожитъ букву закона, положитъ начало благодати чрезъ крещеніе, ниспошлетъ сущимъ на землѣ Духа Святаго».

Украсивъ такими священными словами Дѣву Марію, пророкъ Божій возвелъ Ее во святилище и представилъ Богу. Родители Іоакимъ и Анна въ радости сердца пошли изъ храма. Марія же, прошедши годы дѣтства, въ одиночествѣ служила Создателю и, во храмѣ пребывая ежедневно, поведеніе мірское почитала какъ бы плетеніемъ паутиннымъ, — и достигая блаженства небеснаго, отрекалась богатства земнаго, — и каждодневно созерцая радость ангеловъ, стояла выше попеченій житейскихъ, — и видя непрестанно Духа Святаго, невидимо избѣгала множества худыхъ дѣлъ. Дѣва принимала пищу ангельскую чрезъ ангела и, служа Творцу храма, неба и земли, со благодареніемъ въ свободѣ духа говорила: «воспою Тебѣ, Всевышній, Создатель, за то, что Ты отъялъ поношеніе праматери Моей Евы и по неизреченному Твоему милосердію имѣешь ниспослать Единороднаго Твоего Сына на землю, дабы Онъ пожилъ съ человѣками! Чрезъ вмѣстилище Его я содѣлаюсь чистою и непорочною».

Идѣже умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20). Чрезъ жену мы пріяли смерть: чрезъ Жену намъ снова возвратится все. Чрезъ змія мы пріяли вкушеніе горькой снѣди: чрезъ нея же мы снова насытимся пищи безсмертія. Праматерь Ева родила Каина — началовождя зависти и порока: Единородный Сынъ Божій содѣлался перворожденнымъ жизни и воскресенія. О, дивное чудо! О, несказанная премудрость!.. Какъ же мы назовемъ Марію Дѣву? Небомъ: ибо Она вмѣстила въ Себѣ Творца неба и земли. Солнцемъ: ибо Она, свѣтлѣйшая солнца, родила Солнце правды. Луною: ибо Она, несравненная красота, родила плодъ красоты — Христа. Облакомъ: ибо Она носила на рукахъ Владычествующаго облаками. Свѣтильникомъ: ибо Она возжгла свѣтъ во тьмѣ и сѣни сѣдящимъ. Трономъ: ибо Она отъ Духа Святаго зачала Царствующаго невидимо на тронѣ Отеческомъ. Жемчугомъ: ибо Она смертнымъ уготовала многоцѣнный жемчугъ. Раемъ: ибо Она отверзла Едемъ осужденнымъ и вводитъ ихъ въ царствіе вѣчное. Горою: ибо Она безъ стоновъ вмѣстила Того, Кто повелѣваетъ горамъ дымиться (Псал. 103, 32). Землею: ибо Она безболѣзненно носила Того, Кто повелѣваетъ землѣ трястись. Трапезою: ибо Она матерински питала млекомъ Того, Кто ниспосылаетъ пищу намъ. Моремъ: ибо Она Своими устами цѣловала Того, Кто сочеталъ воды во едино… Преславная Дѣва Марія преестественно родила Бога и человѣка (вмѣстѣ); и мы цѣлуемъ честнóе изображеніе Ея, какъ Матери Того, Кто имѣлъ съ нами плоти Своей общеніе и изъ мертвыхъ воскресъ. Мы по достоинству покланяемся образу Родившей-Всесвятой: ибо Она, воистину, Свята, какъ неизреченно родившая Единаго Святаго (если Богъ повелѣлъ Аврааму принести трехлѣтнюю телицу ко очищенію душъ, то ужели предъизбранная отъ сложенія міра и принесенная во храмъ Творцу Дѣва, — ужели не была чистымъ приношеніемъ человѣческой природы)? Почто же вы, іудеи, не признали Богородицей Дѣвы, происшедшей изъ вашего колѣна, и не приняли превѣчнаго Сына, плотски рожденнаго отъ Дѣвы, и, такимъ образомъ, не воздали должной славы не только Ей, но и Рожденному отъ Нея?… Вы всему міру явили доказательства злобы вашей, согласно изреченному о васъ слову Спасителя: аминь, аминь глаголю вамъ: аще чада Авраамля бысте были, дѣла Авраамля бысте творили… Аще бо бысте вѣровали Моѵсеови, вѣровали бысте убо и Мнѣ: о Мнѣ бо той писа(Іоан. 8, 34. 39; 5, 46).

Мы же, народъ Божій, люди избранны (Тит. 2, 14), сонмъ православныхъ, чада благодати, празднуя введеніе Дѣвы во храмъ, душами чистыми и нескверными устами почтимъ сіе свѣтлое торжество, радостное для ангеловъ и достохвальное для человѣковъ, и «радуйся» — Гавріила со трепетомъ и радостію возопіимъ Всесвятой. Радуйся, благоволеніе Отчее, чрезъ которое въ концы земли явилось Богопознаніе! Радуйся, честное селеніе Сына! Радуйся, несказанное жилище Духа Святаго! Радуйся, святѣйшая херувимъ и славнѣйшая серафимъ! Радуйся, пророковъ преславная проповѣдь! Радуйся, апостоловъ всемірное оглашеніе! Радуйся, мучениковъ преславное исповѣданіе! Радуйся, патріарховъ многохвальное славословіе! Радуйся, святыхъ высшее украшеніе! Радуйся, святителей величайшее служеніе! Радуйся, грѣшниковъ нерушимое пристанище! Радуйся, плавающихъ преславный кормчій! Радуйся, болящихъ врачъ безмездный! Радуйся, умирающихъ воскресеніе надежное! Радуйся, матерей радость непорочная! Радуйся, старцевъ крѣпкій посохъ! Радуйся, юношей Божественная водительнице! Радуйся, младенцевъ свѣтлое охраненіе! Радуйся, всѣхъ подъ небомъ ходатаице! Радуйся, неба и земли всеславное торжество! Радуйся, обрадованная! Господь съ Тобою, сый прежде Тебя, изъ Тебя, и съ нами! Ему слава со Отцемъ и всесвятымъ и благимъ и животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь. 

Примѣчаніе: 
[1] Въ сокращеніи и переложеніи на русскій языкъ. См. Curs. Compl. Patrologiae, edit. Migne, tom. XCVIII, col. 1481-1500. 

Источникъ: Слово на Введеніе Пресвятыя Богородицы во храмъиже во святыхъ отца нашего Тарасія, Архіепископа Константинопольскаго. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 46. — 15 ноября 1897 года. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1897. — С. 1671-1676. 

Свт. Григорій Палама († ок. 1360 г.) 
Бесѣда на праздникъ Введенія Пренепорочной Владычицы нашей Богородицы во святое святыхъ
 [1].

Если древо отъ плода своего познается, и древо доброе плоды добры творитъ (Матѳ. 7, 17; Лук. 6, 44), то Матери Самой благости и Родительницѣ вѣчной красоты какъ не быть несравненно превосходнѣе, чѣмъ всякое благо, находящееся въ мірѣ естественномъ и сверхъ-естественномъ? Ибо совѣчный и неизмѣнный Образъ благости Превышняго Отца, предвѣчное, пресущее и преблагое Слово, по неизреченному человѣколюбію и состраданію къ намъ, возжелавши принять на Себя образъ нашъ, дабы изъ ада преисподнѣйшаго отозвать наше естество къ Себѣ, дабы обновить это обветшавшее естество и возвести его на высоту пренебесную, — для всего этого находитъ самую добрую Служительницу, сію Приснодѣву, которую мы прославляемъ и чудесное введеніе Которой во храмъ — во святое святыхъ нынѣ празднуемъ. Ее прежде вѣковъ Богъ предназначаетъ ко спасенію и воззванію рода нашего: Она избирается изъ числа избранныхъ отъ вѣка и славныхъ какъ по своему благочестію и благоразумію, такъ и по богоугоднымъ словамъ и дѣламъ.

Нѣкогда виновникъ зла — змій превознесся надъ нами и увлекъ насъ въ свою пропасть. Много причинъ побуждало его возстать противъ насъ и порабощать наше естество: зависть, соперничество, ненависть, несправедливость, коварство, хитрость и, въ добавленіе ко всему этому и подобному, смертоносная сила въ немъ, которую онъ самъ породилъ для себя, какъ первый отступникъ отъ истинной жизни. Виновникъ зла позавидовалъ Адаму, увидѣвъ его стремящимся отъ земли къ небу, откуда по справедливости онъ самъ былъ низверженъ, и, позавидовавши, съ страшною яростію напалъ на Адама, даже восхотѣлъ облечь его смертію. Вѣдь зависть — родительница не только ненависти, а и убійства, которое совершилъ надъ нами сей, воистину, человѣконенавистникъ, лукаво приставъ къ намъ, поелику онъ крайне несправедливо пожелалъ быть властелиномъ надъ земнороднымъ для погибели созданія, сотвореннаго по образу и подобію Божію. И такъ какъ онъ не имѣлъ достаточно смѣлости, чтобы напасть самому лично, то онъ прибѣгнулъ къ хитрости и лукавству и, принявъ видъ чувственнаго змія, обратившись къ земнородному, какъ другъ и полезный совѣтникъ, этотъ, поистинѣ, страшный врагъ и злоумышленникъ, незамѣтно переходитъ къ дѣйствію и своимъ богопротивнымъ совѣтомъ свою собственную смертоносную силу, какъ ядъ, вливаетъ въ человѣка. Еслибы Адамъ возможно крѣпко держался Божественной заповѣди, то онъ оказался бы побѣдителемъ своего врага и сталъ бы выше смертоноснаго оскверненія; но такъ какъ, съ одной стороны, добровольно поддавшись грѣху, онъ потерпѣлъ пораженіе и сдѣлался грѣшникомъ, а, съ другой стороны, будучи корнемъ нашего рода, рождалъ насъ уже смертоносными отпрысками: то, дабы намъ уничтожить въ себѣ смертоносный ядъ душевный и тѣлесный и снова пріобрѣсть себѣ жизнь вѣчную, для нашего рода совершенно необходимо было имѣть новый корень. Намъ необходимо было имѣть новаго Адама, который не только былъ бы безгрѣшенъ и совершенно оставался бы непобѣдимымъ, но могъ бы прощать грѣхи и избавлять отъ наказанія подлежащихъ оному, — и не только обладалъ бы жизнію, но и способностію оживотворять, дабы сдѣлать участниками жизни тѣхъ, которые прилѣпляются къ Нему и принадлежатъ къ Его роду, и не только представителей послѣдующаго за Нимъ поколѣнія, а и тѣхъ, которые уже умерли до Него. Поэтому святый Павелъ, эта великая труба Святаго Духа, восклицаетъ: бысть первый человѣкъ въ душу живу, а второй человѣкъ въ духъ животворящъ (1 Кор. 15, 45). Но, кромѣ Бога, никто не безгрѣшенъ, не животворитъ и не можетъ отпускать грѣхи. Посему новому Адаму надлежало быть не только человѣкомъ, а и Богомъ, дабы онъ Самъ по Себѣ былъ и жизнію, и премудростію, и правдою, и любовію, и милосердіемъ и вообще всякимъ благомъ для того, чтобы привести ветхаго Адама въ обновленіе и оживотвореніе милостію, премудростію, правдою, противоположными коимъ средствами виновникъ зла причинилъ намъ смерть. Такимъ образомъ, подобно тому, какъ сей исконный человѣкоубійца превознесся надъ нами завистью и ненавистью, и Начальникъ жизни былъ подвигнугъ ради насъ безмѣрнымъ Своимъ человѣколюбіемъ и Своею благостію. Воистину, Онъ сильно возжелалъ спасенія созданія Своего, каковое спасеніе состояло въ томъ, чтобы снова покорить его Себѣ такъ же, какъ и виновникъ зла хотѣлъ погибели созданія Божія, состоявшей въ томъ, чтобы поставить человѣка подъ свою власть, а самому съ тиранствомъ тяготѣть надъ нимъ. И какъ тотъ доставилъ себѣ побѣду и человѣку паденіе несправедливостію, коварствомъ, обманомъ, хитростію своею: такъ и Освободитель стяжалъ Себѣ пораженіе виновника зла и обновилъ Свое созданіе правдою, премудростію, истиною.

Было дѣломъ совершенной справедливости, чтобы естество наше, которое добровольно было порабощено и поражено, само же снова вступило въ борьбу за побѣду и свергло съ себя добровольное рабство. Потому-то Богу и угодно было принять на Себя отъ насъ наше естество, чудеснымъ образомъ соединившись съ нимъ ѵпостасно. Но соединеніе высочайшаго естества, чистота котораго непостижима для нашего разума, съ грѣховнымъ естествомъ было невозможно прежде, чѣмъ оно очиститъ себя. Посему для зачатія и рожденія Подателя чистоты потребна была Дѣва совершенно непорочная и пречистая. Нынѣ мы и празднуемъ память того, что нѣкогда содѣйствовало сему воплощенію. Ибо сущій отъ Бога, Богъ Слово и Сынъ собезначальный и совѣчный Всевышнему Отцу, содѣлывается сыномъ человѣческимъ, сыномъ Приснодѣвы. Іисусъ Христосъ вчера и днесь, Той же и во вѣки (Евр. 13, 8), неизнѣняеиый по Божеству и непорочный по человѣчеству, Онъ одинъ только, какъ о Немъ предрекъ пророкъ Исаія, беззаконія не сотвори, ниже обрѣтеся лесть во устѣхъ Его (Ис. 53, 9), — Онъ одинъ зачался не въ беззаконіяхъ, и рожденіе Его было не во грѣхахъ, въ противоположность тому, какъ о себѣ и о всякомъ другомъ человѣкѣ свидѣтельствуетъ пророкъ Давидъ (Псал. 50, 7). Онъ одинъ былъ совершенно чистъ и даже не нуждался въ очищеніи для Себя: ради насъ Онъ пранялъ на Себя страданіе, смерть и воскресеніе. Плотское возбужденіе къ рожденію являетъ намъ признаки первоначальнаго осужденія и во всякомъ случаѣ рождаеть для тлѣнія; и, какъ страстное возбужденіе, оно свойственно тому, кто не сохранилъ чести, данной нашей природѣ отъ Бога, а уподобился безсловеснымъ. Посему Богъ рождается отъ Непорочной и Святой Дѣвы или, лучше, отъ Всепречистой и Всесвятой: поелику сія Дѣва не только выше всякаго плотскаго оскверненія, но даже выше и всякихъ нечистыхъ помысловъ, и зачатіе Ея обусловливалось непохотѣніемъ плоти, а осѣненіемъ Пресвятаго Духа. Ибо когда Дѣва жила совершенно вдали отъ людей и пребывала въ молитвенномъ настроеніи и духовномъ веселіи, то Она изрекла ангелу благовѣстившему: се раба Господня, буди мнѣ по глаголу твоему (Лук. 1, 38), и зачавъ родила. Итакъ, для того, чтобы оказаться Дѣвой достойной для сей высшей цѣли, Богъ прежде вѣковъ предназначаетъ и изъ числа избранныхъ отъ начала вѣка избираетъ сію, нынѣ восхваленную нами, Приснодѣву. Обратите вниманіе и на то, откуда началось это избраніе. Изъ сыновъ Адамовыхъ былъ избранъ Богомъ чудный Сиѳъ, который по благоприличію нравовъ, по благолѣпію чувствованій, по высотѣ добродѣтелей явилъ себя одушевленнымъ небомъ, почему и удостоился избранія, изъ коего Дѣва — Боголѣпная колесница пренебеснаго Бога — должна была родиться и воззвать земнородныхъ къ небесному усыновленію. По причинѣ сего и весь родъ Сиѳа именовался «сынами Божіими»: ибо изъ этого поколѣнія имѣлъ родиться Сынъ Божій, такъ какъ и имя Сиѳа означаетъ возстаніе или воскресеніе (изъ мертвыхъ), которое, собственно говоря, и есть Господь обѣщающій и дарующій жизнь безсмертную вѣрующимъ во имя Его. И какая строгая точность этого прообраза: Сиѳъ рожденъ былъ для Евы, какъ она сама говорила, вмѣсто Авеля, котораго по зависти убилъ Каинъ (Быт. 4, 25); а Сынъ Дѣвы, Христосъ, родился для насъ вмѣсто Адама, котораго изъ зависти умертвилъ виновникъ и покровитель зла. Но Сиѳъ не воскресилъ Авеля: ибо онъ служилъ (лишь) прообразомъ воскресенія, а Господь нашъ Іисусъ Христосъ воскресилъ Адама, поелику Онъ для земнородныхъ есть жизнь и воскресеніе, для каковаго и потомки Сиѳа удостоились, по упованію, Божескаго усыновленія, бывъ названы чадами Божіими. А что вслѣдствіе сего упованія они были наименованы сынами Божіими, это показываетъ первый такъ названный и по преемству получившій сіе избраніе сынъ Сиѳа — Еносъ, который, по свидѣтельству Моисея, первый уповалъ на то, чтобы называться по имени Господа (Быт. 4, 26).

Такимъ образомъ, избраніе будущей Матери Божіей, начиная отъ самыхъ сыновей Адамовыхъ и проходя чрезъ всѣ поколѣнія временъ, по предвѣдѣнію Божію, доходитъ до царе-пророка Давида и преемниковъ его царства и рода. Когда же наступило время избранія, то изъ дома и отечества Давидова были избраны Богомъ Іоакимъ и Анна, которые хотя были бездѣтны, но по своей добродѣтельной жизни и добрымъ нравамъ были лучше всѣхъ, происходящихъ изъ колѣна Давидова. И когда они въ молитвѣ просили у Бога разрѣшепія безчадства и обѣщали Рожденное, съ самаго Его дѣтства, посвятить Богу, имъ возвѣщается Богоматерь и даруется отъ Бога, какъ чадо, — чтобы отъ такихъ многодобродѣтельныхъ была зачата предобродѣтельная и пречистая Дѣва, чтобы, такимъ образомъ, и цѣломудріе въ соединеніи съ молитвою оплодотворилось, и Пречистая содѣлалась Родительницею дѣвства, по плоти нетлѣнно родивши Того, Кто по Божеству прежде вѣковъ рожденъ отъ Бога Отца. И вотъ, когда они, праведные Іоакимъ и Анна, узрѣли, что они были удостоены своего желанія, и Божіе обѣтованіе имъ осуществилось на дѣлѣ, тогда они, какъ истинные боголюбцы Божіи, съ своей стороны поспѣшили исполнить свой обѣтъ, данный Богу: привели нынѣ во храмъ Божій это, воистину, святое и божественное Дитя — Богоматерь-Дѣву, лишь только Она перестала питаться млекомъ. А Она, не взирая на столь малый возрастъ, была полна Божественныхъ дарованій и болѣе другихъ понимала, что совершается надъ Ней, и всѣми Своими качествами являла, что не вводятъ Ее во храмъ, но что Она Сама по собственному побужденію приходитъ на служеніе Богу, какъ бы на самородныхъ крыльяхъ стремясь къ священной и Божественной любви, будучи убѣждена, что введеніе Ея во храмъ — во святое святыхъ и пребываніе въ немъ есть желанная для Нея вещь. Посему-то и первосвященникъ, увидѣвъ, что на Отроковицѣ паче всѣхъ пребываетъ Божественная благодать, пожелалъ вселить Ее во святое святыхъ и убѣдилъ всѣхъ охотно согласиться съ этимъ. И Богъ содѣйствовалъ Дѣвѣ и посылалъ Ей чрезъ Своего ангела таинственную пищу, благодаря которой Она укрѣплялась по природѣ и содѣлалась чище ангеловъ, имѣя при этомъ въ служеніи небесныхъ духовъ. И не только однажды Она была введена во святое святыхъ, но была принята Богомъ какъ бы для сожительства съ Нимъ въ теченіе немалыхъ лѣтъ: ибо чрезъ Нее въ свое время имѣли открыться небесныя обители и быть дарованы для вѣчнаго жительства вѣрующимъ въ чудесное Ея рожденіе. Вотъ, значитъ, почему избранная съ начала вѣка среди избранныхъ оказалась святою изъ святыхъ. Имѣвшая Свое тѣло чище самихъ очищенныхъ добродѣтелію духовъ, чтобы оно могло принять Самоо Ѵпостасное Слово Пребезпачальнаго Отца, — Приснодѣва Марія, какъ сокровище Божіе, по достоянію нынѣ помѣщена была во святое святыхъ, дабы въ надлежащее время, какъ и было, послужить къ обогащенію и къ премірному украшенію. Поэтому Христосъ Богъ и прославляетъ Свою Матерь, какъ до рожденія, такъ и по рожденіи.

Мы же, помышляя о содѣланномъ ради насъ чрезъ Пресвятую Дѣву спасеніи, воздадимъ Ей всѣми силами благодареніе и хвалу. И поистинѣ, если благодарная жена (о которой повѣствуетъ намъ Евангеліе), услышавшая немного спасительныхъ словъ Господа, воздала Его Матери благодареніе, возвысивъ изъ толпы гласъ и сказавши Христу: блаженно чрево носившее Тя, и сосца, яже еси сса (Лук. 11, 27): то тѣмъ паче мы, христіане, которые имѣемъ начертанными въ сердцахъ словеса вѣчной жизни и не только словеса, а и чудеса и страданія и чрезъ нихъ возстановленіе изъ мертвыхъ естества нашего и вознесеніе отъ земли на небо, и обѣтованную намъ безсмертную жизнь, и непреложное спасеніе: тѣмъ паче мы послѣ всего этого не можемъ не прославлять и неустанно не ублажать Матери Начальника спасенія и Подателя жизни, празднуя зачатіе и рожденіе Ея и нынѣ Введеніе Ея во храмъ — во святое святыхъ. Переселимъ себя, братіе, отъ земли горѣ, перенесемся отъ плоти къ духу, предпочтемъ желаніе постояннаго, а не временнаго. Предадимъ должному презрѣнію плотскія наслажденія, которыя служатъ приманкою противъ души и скоро преходятъ. Возжелаемъ дарованій духовныхъ, какъ нетлѣнно пребывающихъ. Отвлечемъ свой разумъ и свое вниманіе отъ земныхъ попеченій и возвысимъ его въ небесныя глубины — въ то святое святыхъ, гдѣ обитаетъ нынѣ Богородица. Ибо такимъ образомъ и наши пѣснопѣнія и молитвы съ богоугоднымъ дерзновеніемъ и пользою будутъ доходить до Нея, и мы, благодаря Ея предстательству, вмѣстѣ съ настоящими благами содѣлаемся наслѣдниками будущихъ нескончаемыхъ благъ, благодатію и человѣколюбіемъ насъ ради родившагося отъ Нея Господа нашего Іисуса Христа, Ему же подобаетъ слава, держава, честь и по клоненіе со безначальнымъ Его Отцемъ и со вѣчнымъ и Животворящимъ Его Духомъ нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь. 

Примѣчаніе: 
[1] Въ сокращеніи. См. рукоп. Московской Сѵнодальной Библіотеки (69 — LXX), л.л. 192 об.-195. 

Источникъ: Бесѣда на праздникъ Введенія Пренепорочной Владычицы нашей Богородицы во святое святыхъиже во святыхъ отца нашего Григорія Паламы, архіепископа Ѳессалоникійскаго. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 47. — 18 Ноября 1900 года. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1900. — С. 1911-1915.