«Правмир», о.Георгий Митрофанов и А.Архангельский взялись дискредитировать борьбу православной общественности против фильма «Матильда»

 

Портал «Православие и мир» начал информационную кампанию, очевидно, призванную дискредитировать борьбу православной общественности против фильма «Матильда». Начав с заметки главного редактора «Правмира» Анны Даниловой «Дурацкая ситуация», портал подключил, что называется, «тяжелую артиллерию». 
 
Протоиерей Георгий Митрофанов полагает, что «в принципе, можно было бы поставить фильм на эту тему, но подавать эту тему нужно объективно, и дело здесь не в том, что Николай II – канонизированный святой. У всех святых можно найти теневые стороны. Важно другое — что и в этой истории его личность проявила себя вполне определенным образом: это человек, который не просто так на пустом месте создал свою очень хорошую семью. И это падение юношеское — свидетельство того, что личность его развивалась, в том числе в отношении семейной, личной жизни, в позитивном христианском ключе».
 
«И если мы действительно считаем, что Николай Александрович — святой, не надо бояться отражать какие-то греховные пятна в его судьбе. Они потому и даются, чтобы мы поняли, что святыми становятся обычные, простые, нормальные люди, преодолевая свои немощи. Это не терминаторы благочестия, которые рождаются сразу святыми, по средам и пятницам материнскую грудь в младенчестве не берут, и так далее. Таким был Николай Александрович», — считает священник.
 
В заключение священник делает весьма двусмысленное заявление: «Устраивать какие-то протестные акции, сжигать кинотеатры — это полный бред. Не говоря уже о том, что это безнравственно и греховно». Неясно, что он имеет в виду под «протестными акциями»? Если речь идет об экстремистских призывах одной фантомной организации, то с ним нельзя не согласиться. Однако складывается устойчивое впечатление, что имеется в виду в целом борьба православной общественности, в которой принимают участие видные ученые, известные общественные деятели, священнослужители, в том числе архиереи. 
 
Либеральный публицист Александр Архангельский высказывается более определенно: «Я исхожу из простого принципа: современное искусство и Церковь автономны. (…) Поэтому глупо требовать от светского (светского и по статусу, и по жизнеощущению) художника, чтобы он снимал житие. Он будет снимать кинороман. Кинороман предполагает совершенно другую работу с жизненным материалом, другую логику. Все! Он в своем праве, а дальше вопрос только в том, хороший это художник или плохой. Запреты, угрозы, протесты — это не просто не выход, это действие, которое будет приносить обратный результат».
 
Получается, если следовать логике господина Архангельского, православная общественность вообще не имеет никакого права протестовать против фильма «Матильда».
 
Далее он пускается в пространные поучения: мол, православные активисты, оказывается, не видят разницы между житием и художественным фильмом: «Давайте не будем путать житие, биографию и байопик (биографический фильм, фильм по мотивам биографии. – Ред.). Это три разные вещи. Святой становится святым в тот миг, когда он принимает решение, что он идет на крест. Порой он принимает такое решение — в юности, когда отвергает мирские соблазны и уходит в монастырь, выбрав путь подвижничества, а бывает, что в последнюю секунду, когда его ставят перед развилкой: ты со Христом или отрекаешься от Него?.. Если со Христом, то все остальное сгорает — в моральном, религиозном, но не в биографическом смысле. Так что, мне кажется, здесь вообще нет предмета для дискуссии. Светский кинорежиссер снимает фильм о той части жизни святого, когда о будущей святости речи и в помине не было. Иначе — что? Будем запрещать фильмы о Ходынке? О расстреле 9 января?»
 
Священнослужители, недовольные фильмом, по мнению либерала, вообще совершают грех: «Что же до тех отцов настоятелей, которые агрессивно настраивают людей против фильма, которого не видели, и таким образом играют на благоглупости своих несчастных прихожан, то мне кажется, они за это несут полную ответственность. Лелеемая, тщательно воспитываемая в себе глупость – грех». 
 
Завершается большая заметка статьей протоиерея Александра Шаргунова, ранее размещенной на «Русской народной линии». Видимо, таким образом «Правмир» пытается уйти от обвинения в предвзятости. Мол, мы даём и другую точку зрения ради объективности. Хотя подлинная душевная позиция «Правмира» по вопросу «Матильды», думается, очевидна.
 
Выступления протоиерея Георгия Митрофанова и А.Архангельского комментирует в интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии диакон Владимир Василик
Скандал с фильмом «Матильда» выглядит глупо и провокационно, и, я бы сказал, достаточно подло. Потому что если бы творцы этого фильма были действительно свободны от желания показывать постельные сцены и дискредитировать последнего Царя, то в их власти было бы выставить сценарий фильма на всеобщее обозрение и обсуждение, учитывая, что это касается не только их, но затронуты интересы и значительной части общества.
Откуда эта конспирология? Откуда эти дразнения? Маленький трейлер, и все. И, так сказать, безудержный монополизм и безграничная свобода творчества. Они могли сразу снять все вопросы, если они столь невинны и чисты, как они себя являют. Если они этого не делают, значит, в этом фильме есть что скрывать. А именно, порнуху и чернуху.
То, что бюджет этого фильма весьма велик, показывают семь тысяч костюмов, сшитых по моде 19 — начала 20 века, массовые сцены, в том числе на Ходынском поле, и многое чего другое. То, что в разработке сценария этого фильма серьезные российские историки участия не принимали, это, по-видимому, также о многом говорит. Значит, за большие государственные деньги нам покажут очередную липу, очередную фантазию на историческую тему, очередную туфту. Потому что до сих пор не представляется доказанным факт падения Государя, факт его плотских отношений с Кшесинской. По большому счету такие вещи доказываются юридически. Коль скоро юридических доказательств нет, то остается сплетня, остается материал для желтой прессы, соответственно, для желтеньких фильмиков.
То, что появление этих фильмов представители нашей либеральной православной общественности и даже священнослужители приветствуют, или, по крайней мере, защищают право на существование таких фильмов, это печально. Протоиерей Георгий Митрофанов утверждает, что святость как раз и состоит в прогрессе, состоит в известном фундаменте, но, извините, в чем фундамент любовных похождений с актрисой? Это, извините, не фундамент, а вонючая яма, наполненная водой или чем-то погрязнее. А фундамент — это совершенно иные вещи, например построение семьи.
К тому же главным героем этого фильма, судя по заглавию, является вовсе не сам Государь, а Матильда. И, соответственно, перед автором этого фильма и задача не ставилась показать нравственное восхождение Императора от глубин падения к высотам чистоты и святости. Учитель, по-видимому, над этим вообще не задумывался. Поэтому не стоит приписывать свои мысли и чувства, настоенные на православной традиции, человеку, этой традиции чуждому. Не надо говорить о том, чего нет.
Александр Архангельский говорит о том, что жизни святых бывали разные. Бывали падения, с которых они восходили. Святость не означает безгрешность. Каждый момент жизни совершенно разнообразен, но, опять таки, подчеркиваем, задача фильма вовсе не состоит в показе святости или даже положительного образа Государя Императора Николая II. Судя по названию фильма, судя по фрагменту Ходынки и всему прочему в трейлере, речь идет о вбросе негатива в массовое сознание. Вот если бы Учитель параллельно создал фильм о Царской семье, тут еще о чем-то можно было бы говорить, а так, извините. И этот негатив еще вбрасывается в достаточно тяжелый, напряженный 17-й год и направлен на нагнетание протестных настроений, на расшатывание общественного согласия и устоев государства Российского, коль скоро святой страстотерпец Император Николай II стал одним из символов современной России, судя по патетикам, воздвигаемым в его честь, и судя по оценке его деятельности первыми лицами государства, выдающимися историками.
Это покушение на национальный символ, к тому же на святого Русской Православной Церкви. На Ближнем Востоке нельзя показывать лицо пророка Мухаммеда, нельзя публиковать никаких оскорбительных слов в его адрес. Более того, нельзя даже показывать сцены распития вина, а тем более постельные сцены. Они это всегда блюдут. В этом они достойны всякой похвалы, потому что они дорожат своей моралью, своим общественным согласием.

Если Алексей Учитель является гражданином, то он должен отказаться от своего фильма, либо переформатировать его в совершенно другом стиле и ключе. Если же он таковым не является, является всего лишь пиратом, всего лишь джентльменом удачи, для которого важно сорвать деньги и успех любым путем, то Бог ему судья. Но таких флибустьеров, я считаю, нужно останавливать, в том числе, дружным общественным действием и строгим государственным приказом. Потому что настоящего искусства здесь особенно не видно, судя по трейлерам, и при всем богатстве костюмов и всего прочего это достаточно средней руки кино. Мировое искусство от этого не проиграет, а общественное согласие и покой российских граждан только выиграют.