ИЗЛОЖЕНИЕ МОЛИТВЫ СВЯТОГО ЕФРЕМА СИРИНА

Изложение молитвы святого Ефрема Сирина«Господи и Владыко живота моего!
Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми:
дух же целомудрия смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
Ей, Господи Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения, и не осуждати брата моего:
яко благословен еси во веки веков. Аминь!»

Молитва эта излилась из облагодатствованного сердца одного из великих подвижников Божиих, которого вся жизнь была непрестанным сокрушением о своих грехах и всегдашним размышлением о любви и милосердии Божием к нам, недостойным. По Уставу Святой Церкви и мы молимся словами этой молитвы в дни Великого поста как во время, нарочито избранное для общего покаяния нашего и очищения совести каждого из нас перед лицом Всеведующего, Всеправедного и Всеблагого Бога. И кто из нас, внимая этим словам из уст пастыря Церкви и повергаясь за ним перед Господом, не ощущает в себе хотя некоторого сокрушения духа и умиления сердца? И святая Церковь отличила эту молитву особенным чиноположением.
1). Она читается ежедневно в собственные дни поста (то есть кроме субботы и воскресенья) и, притом, на каждом богослужении, следовательно, девятикратно в день, по числу девяти Богослужений Церковных.
2). Она читается не простым чтецом, но самим священником.
3). С ней соединены великие поклоны, совершаемые также по особенному чину, который в церковном уставе излагается так: «Когда настанет время быть великим поклонам, тогда каждый с воздеянием рук возводит свои душевные и телесные очи к Богу. Потом произносит молитву с умилением, страхом Божиим, а если обладает дарованием слез — то и со слезами, и молится молитвою святого Ефрема. «Господи и Владыко живота моего…» — стоя прямо, и неуклонно взирая к Богу душой и телом, и, оканчивая молитву, делает земной поклон. Затем, восстав от земли, принимает прежнее положение тела и молится, произнося вторую часть молитвы святого Ефрема: «Дух же целомудрия…» — и, окончив, опять делает поклон до земли. Потом снова восстает и произносит третью часть молитвы: «Ей, Господи Царю!..» — и по окончании ее делает еще земной поклон».

Проникнем же благоговейным вниманием в глубокий смысл этой умилительной молитвы и потщимся воспринять сердцем ее благодатное слово, излившееся от сердца святого подвижника, которого не напрасно Церковь именует проповедником покаяния.

«Господи и Владыко живота моего», о Нем же живем и движемся, и есмы! «Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми!» Не дай мне, Господи, «духа праздности» в делах звания моего, — в краткие дни жизни моей, не попусти овладеть мною «духу усыпления» и лености, духу нерадения в великом деле спасения моего, и окаменению сердца, особенно в это святое время поста и покаяния; да не пройдут эти святые дни и ныне без всякой пользы для души моей, как уже столько раз проходили прежде! Не дай мне, отжени от меня дух уныния, когда я увижу нужду в обращении на путь жизни и стану чувствовать, как он тесен и прискорбен для тела и для духа моего, когда стану усматривать, сколь я удалился от пути спасительных заповедей Твоих; не дай, не попусти, чтобы разные помыслы овладели мною, подкрепи тогда надеждой на Твою помощь, дабы, побеждаемый отчаянием, я не уклонился с пути жизни на распутия смерти. Когда же при помощи Твоей я преодолею дух праздности и уныния и пойду по тесному и скорбному пути покаяния, — о! не дай мне тогда, удали от меня «духа любоначалия», да не паду от высокоумия и гордости, которая низвергла с неба одного из ангелов, и да не погублю плодов покаяния моего; прогони духа празднословия, да не согрешу языком моим, когда должен буду возвещать братии моей святое слово Твое или в часы молитвы возносить к Тебе глас благодарения и исповедания моего!

«Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему». Даруй мне, рабу Твоему, «дух целомудрия», дабы я мог побеждать им бесстыдный дух празднословия и осуждения брата моего и блюсти чистоту души и тела моего. Даруй мне, рабу Твоему, «дух смиренномудрия», дабы небесной силой его мог я низложить в себе дух гордости и любоначалия. Даруй ми, рабу Твоему, «дух терпения», дух кротости и мужества, дабы мне отражать им столь частые нападения расслабляющего духа уныния и лености. Когда станут против меня нужды и печали житейские, когда встречу сильные оскорбления от неправды или зависти человеческой, когда понесу потери, самые ощутительные для сердца, тогда, Господи, подкрепи меня, немощного, подай мне дух терпения и предохрани от ропота на людей и на Тебя, Всеблагого и Премудрого Попечителя и Промыслителя нашего. Когда болезни изнурят тело мое или внутренние смущения будут угнетать дух мой, когда немощи мои будут приводить меня к унынию и отчаянию, когда в служении Тебе ослабеет дух мой, и враг ополчится против раба Твоего, и закроет от меня свет жизни Твоей, и мрак обнимет существо мое, тогда, паче всего тогда, пошли силу Твою изнемогающему, даруй терпение с упованием и сохрани от отчаяния. Ты вся веси, Ты веси меру сил наших и не попускаешь искуситься нам паче, еже понести можем; но мы малодушествуем от слабости веры и надежды на Тебя, посему и молим Твою благость, — пощади маловерных и укрепи веру их, призри на колеблющихся духом и установи сердца в уповании на Твою неизмеримую любовь и неизреченную благопопечительность о нас, грешных. Наипаче же не лиши меня, раба Твоего, духа Божественной «любви» Твоей: Ты сам вечная любовь, и кто хочет пребывать в Тебе, тот в любви да пребывает. Посему-то нет добродетелей выше любви, по учению святого Апостола: она — не частная добродетель, а союз, верх совершенства. Господи, когда нет во мне чистой любви к Тебе и ближним моим, тогда я не сын Твой и не брат людям Твоим. Вем истину эту и ищу святой любви Твоей, научи меня прощать обиды, молиться за врагов моих, благотворить обидящим меня, благословлять клянущих меня и не воздавать никому злом за зло! Но Владыко живота моего! я не могу прейти от смерти к жизни, если Ты не даруешь мне и сей благодати Твоей, чтобы мог я зреть лишь «мои прегрешения», исповедать их со всей искренностью перед духовным отцом моим, который есть врач греховных язв моих, дабы мне получить через него духовное врачевство. Но и после этого я не могу «прийти от смерти в живот» (1 Ин. 3; 14), если Ты не даруешь мне благодати Твоей, чтобы «не осуждать мне братий моих», но прощать им от всего сердца согрешения их предо мною и не осуждать их за прегрешения их перед Тобою. Да и кто я, судяй ближнему моему? Если б мои мысли, мои чувства, мои побуждения, мои дела вдруг обличились передо мною, то прильнул бы язык мой к гортани моей, онемели бы уста мои и не скор бы я был не только на осуждение, но и на всякий суд о моем ближнем. «Ей, Господи Царю», не пощади самолюбия раба Твоего, а пощади душу его: «даруй мне зрети моя прегрешения», мою нечистоту и скверну, пробуди совесть мою во мне прикосновением благодати Твоей, и отжени от меня лукавый дух осуждения братии моей. О! Будь, Владыко живота моего, не только Владыкой, но и жизнью жизни моей, душой души моей и дыханием духа моего! Не для этого ли Ты и призвал меня к жизни, не для того ли ввел в эти святые дни поста, покаяния, исповеди и причащения, чтобы мне войти в жизнь Твою и жить уже для Тебя? Ей, Господи Царю, конечно, для этого!

Благословен убо Ты, Господи и Владыко живота моего, сотворивший меня и даровавший мне жизнь! Благословен Ты, Господи и Владыко живота моего, восстановивший меня по падении моем и обновивший жизнь мою водами пакибытия, баней Крещения! Благословен Ты, Господи и Владыко живота моего, не оставивший меня и ныне после толикократного падения, но врачующий мои язвы и обновляющий жизнь мою баней покаяния. Благословен Ты, любящий благословляющих, а не осуждающих. Благословен Ты ныне — в эти святые дни спасения и обновления моего, благословен Ты и во веки веков. Аминь!