Серебренников и вокруг


Эта история показала, что в час «икс» наша либеральная пресса с оппозиционными представителями культуры, политики и финансовой сферы взорвут национальную безопасность России …

Освещение нашей  «независимой» прессой, включая федеральные телеканалы, истории с арестом Кирилла Серебренникова, подозреваемого в мошенничестве в особо крупном размере, и помещением его под домашний арест, высветила, на мой взгляд, весьма тревожную тенденцию. Бросившиеся вслед за деятелями культуры на защиту режиссёра, априори названного невиновным, «порядочным и добросовестным», а заодно и «великим», журналисты и их хозяева традиционно продемонстрировали не только отсутствие независимости и нарушение элементарных информационных правил и демократических норм, не посчитав нужным предоставить равные возможности для оппонентов режиссёра и его поручителей. Они в очередной раз продемонстрировали клановую готовность быть в оппозиции к власти по любому поводу, потому что в каждом новостном слове сквозила неприкрытая неприязнь и ирония по отношению к следствию, суду и той здоровой части общества, которая на дух не переносит ущербно-циничное и разрушительное искусство Серебренникова.

Вот почему, посмотрев на этот крикливо-безапелляционный балаган, с большой долей уверенности можно сделать тревожный и неутешительный вывод. Он состоит в том, что очень уж велика вероятность того, что в назначенный час «икс» наша либеральная пресса, имеющая огромный перевес на общем информационном поле страны, с такой же истовой однобокостью, в слаженном хоре с оппозиционными представителями культуры, политики и финансово-экономической сферы, кинется навязывать массам давно подготовленную программу действий, взрывающую национальную безопасность России. И вполне может статься, что никакие огромные проценты доверия населения президенту не помогут ему выстоять в этой неравной информационной борьбе.

Но вернёмся к защитникам арестованного режиссёра, пришедшим, как по команде, с раннего утра к Басманному суду. Мне кажется, что с каждым новым обращением и коллективными поручительствами, с каждым новым гневным интервью и пафосными выкриками «Позор» в отношении всей правоохранительной и судебной системы государства эти деятели культуры и представители общественности, вроде главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, председателя комиссии по гражданским правам Совета по правам человека при президенте России Николая Сванидзе или ожидаемо отметившейся Натальи Солженицыной, отталкивают от себя всё большее число трезво мыслящих, патриотично настроенных людей.

Стыд и сожаление вызывает то, что многие по-настоящему хорошие актёры и режиссёры приняли правила этой игры в государственную «отрицаловку». Печально, что в эту крикливую компанию на старости лет влезают бывшие наши кумиры — например, Сергей Юрский, который на голубом глазу заявляет тележурналистке, что Серебренников определяет лицо нашего сегодняшнего российского театра! Ему ли, работавшему в прославленном БДТ и в других замечательных коллективах в звёздные времена русского репертуарного реалистического театра, не знать, что на самом деле определяет лицо национального театра, что является выдающимся искусством сцены?!

Ну а если отбросить все эмоции и задать один единственный вопрос: в защиту чего все они выступили  столь слаженным корпоративным кагалом? В защиту человека, на которого не смеют заводить дело только потому, что он в определённых, «своих» (но отнюдь не общероссийских!),  кругах признан известным и талантливым? И потому все, посмевшие его в чём-то заподозрить, — безусловные злодеи и лжецы?! Но готовы ли они публично заявить поклонникам  своего творчества, что на таких «избранных», «неприкасаемых» закон не распространяется, а распространяется на остальную серую толпу? Не побоятся ли тем самым значительно уменьшить ряды тех, кто им до сих пор аплодировал и считал примером благородства и справедливости?