Экуменизм — суть подмена еретиками Божественной любви бесовским горделивым суррогатом. Преподобный Иустин Попович

Экуменизм — это общее название всех видов псевдохристианства и всех псевдоцерквей Западной Европы. В нем сущность всех родов гуманизма с папизмом во главе. А все этому есть общее евангельское название: ересь, ибо в течение всей истории разные ереси не считали важными или искажали отдельные особенности Христа, а эти новые европейские ереси отвергают, оттесняют, отстраняют Богочеловека и на Его место ставят человека, и здесь нет существенного различия между папизмом, протестантизмом и другими сектами, имя которым легион.

Православный догмат о Церкви отвергнут и заменен латинским еретическим догматом о первенстве и непогрешимости папы, а из этой ереси непрестанно вытекают и другие: отказ от «эпиклезы», введение тварной благодати, чистилище, касса излишков добрых дел, механизированное учение о спасении, и отсюда — механизированное учение о жизни, папоцезаризм. инквизиция, индульгенции, убийство грешника за грех, иезуитство, схоластика, казуистика, социальный гуманизм. Протестантизм есть законнорожденное и верное чадо папизма, своей рационалистической схоластикой веками впадающее в ереси и постоянно задыхающееся под действием различных ядов своих еретических заблуждений. При этом папистское гордоумие и «непогрешимое» безумие абсолютно опустошают души верующих. В принципе, всякий протестант — это тот же независимый папа, непогрешимый папа во всех вопросах веры, а это всегда ведет из одной духовной смерти в другую, и так без конца, ибо нет конца духовным смертям человека. Папистско-протестантский экуменизм не имеет выхода из своих мук и смертей без чистосердечного покаяния перед Богочеловеком Господом нашим Иисусом Христом и Его Православной Церковью. Без покаяния и вступления в Истинную Церковь Христову неестественно и бессмысленно говорить о некоем объединении «церквей», о диалоге любви, об intercommunio. Самое главное — это стать членом Богочеловечеcкого Тела Церкви Христовой и частью души Церкви — Духа Святого и наследником всех бессмертных Богочеловеческих благ.

1. Современный «диалог любви», ведущийся в форме голого сентиментализма, в действительности, есть маловерный отказ от спасительного «освящения Духа и веру истине» (2 Соя, 2, 13). Сущность любви есть Истина, и любовь живет, пребывая в Истине, являющейся сердцем всякой добродетели. А воплощение и олицетворение Божественной истины есть Богочеловек Господь Иисус Христос, и если бы истина заключалась в чем-либо ином, то она была бы относительной, преходящей, смертной, будь она понятием, идеей, теорией, схемой, разумом, наукой, философией, культурой, человеком, человечеством, всем миром, небом и землей, или всем этим вместе. Но Истина — это Личность Богочеловека Господа Иисуса Христа, Второго Лица Пресвятой Троицы, и потому она совершенна и вечна, ибо в Господе Иисусе Христе и истина, и жизнь обладают одним качеством; вечностью (ср. Ин. 14, 6; 1, 4, 17). Кто верует во Христа, тот постоянно Его истиной возрастает в Божественные бесконечности всем существом своим: умом, сердцем и душой. Во Христе живем «истинной любовью» (Еф. 4. 15), ибо только так можем возрасти во Христа, причем это происходит всегда вместе «со всеми святыми» (Еф. 3, 1б), всегда в Церкви и Церковью, ибо эти необходимые для возрастания вo Христа силы Церковь получает непосредственно от своей Главы — Иисуса Христа, ибо только Он, Бог и Господь, имеет эти бесконечные силы и богомудро распоряжается ими.

Но существует и «диалог» лжи, когда сознательно или не сознавая того клевещут друг на друга. Такой «диалог» свойствен «отцу лжи» — диаволу (Ин. 8, 44), а также его вольным или невольным сотрудникам, желающим с помощью зла осуществить свое благо и с помощью лжи придти к своей «истине», Нет общения в любви без общения в истине, иначе такое общение неестественно и лживо, — отсюда и заповедь св. Апостола: «Любовь да будет непритворна» (Рим. 12.9).

Еретическое гуманистическое разделение Любви и Истины — это только знак недостатка Богочеловеческой веры и потерянного духовного равновесия. Этот путь никогда не был путем св. отцов. Православные, только соединенные «со всеми святыми» в Истине и Любви, имеют и являют от апостольских времен до днесь Богочеловеческую спасительную любовь ко всему Божественному творению. Голый моральный минимализм и гуманистический пацифизм современного экуменизма обнаруживают болезненность и беспомощность своей философии и этики «по человеку» (ср. Кол. 2, 8), обнаруживают кризис своей гуманистической веры в Истину и забвение истории Церкви, се непрерывной соборной и апостольской жизни в Истине и Благодати. Св. Максим Исповедник так говорит об истине Богочеловеческой веры: «Вера есть основание надежны и любви. Ибо она есть верный хранитель и самой истины»

Несомненно, святоотеческий и апостольский принцип любви к людям и отношения к еретикам есть принцип Богочеловеческий. Это боговдохновенно выражено в следующих словах св. Максима Исповедника: «Я не желаю, чтобы еретики мучались и не радуюсь их злу, — Боже, сохрани! но сугубо радуюсь их обращению. Ибо что верным может быть милей, нежели видеть рассеянных чад Божиих, собранных воедино. Я не потерял рассудок, чтобы советовать ценить немилосердие выше человеколюбия. Напротив, я советую со вниманием и усердием творить добро всем людям и всем верным быть всем для нуждающихся. Но при этом я говорю: нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на неминуемую погибель этих людей».

2. Вот учение Православной Церкви о еретиках; ереси — не Церковь и не могут быть ею. Потому у них (еретиков) не может быть ев. Таинств, во всяком случае, св. Евхаристии — Таинства над Таинствами, ибо св. Евхаристия есть все и вся в Церкви: и Сам Богочеловек Иисус Христос, и сама Церковь как Его Тело, и вообще все Богочеловеческое.

Intercommunio — общение с еретиками в св. Таинствах, особенно в св. Евхаристии — это самое бессовестное предательство Господа Иисуса Христа, иудино предательство, а также предательство всецелой Богочеловеческой, Апостольской, святоотеческой, Единой Церкви Христовой.

Прежде всего нужно спросить: на какой экклезиологии основано так называемое «intercommunio»? Все Православное учение Церкви основано не на intercommunio, но на Богочеловеческой действительности communio, на Богочеловеческом общении (ср. 1 Кор. 1, 9 ; 10, 16-17; 2 Кор. 13, 13; Евр. 2, 14; 3, 14; 1 Ин, 1, 3), в то время как термин «межобщение» сам по себе противоречив и полностью бессмыслен для православной экклезиологии. Затем; в Православном учении о Церкви и св. Таинствах единственным Таинством является сама Церковь — Тело Христово; она есть единственный источник и содержание св. Божественных Таинств. Вне Церкви не может быть ни Таинств, ни тем более «межобщения» в Таинствах. Лишь Церковь есть источник св. Таинств, и никак не наоборот: не могут Таинства стоять над Церковью и рассматриваться вне ее. По православному учению о св. Таинствах, Церковь не признает вне себя никаких других «таинств» и не считает их таковыми для определенного лица, пока оно не перейдет из псевдоцеркви через покаяние в Православную Церковь. Остающийся вне Церкви и не соединяющийся с нею через покаяние есть еретик и неминуемо находится вне церковного спасительного общения, «ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6,14).

Первоверховный Апостол властью Богочеловека повелевает: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3,10). А кто еретика не только не отвращается, но и самого Господа Иисуса Христа преподает ему во св. Евхаристии, — тот разве находится в св. апостольской Богочеловеческой вере? Более того, любимый ученик Христов, Апостол любви, повелевает: человека, не верующего в воплощение Христа и не признающего евангельское учение о Нем как о Богочеловеке — «не принимайте в дом» (2 Ин. 1,10).

Правило 45-е св. Апостолов громогласно заповедует «Епископ, или пресвитер, или диакон, который лишь помолится с еретиками, да будет отлучен; если же разрешит им действовать как служителям Церкви, да будет низвержен» (ср. Правило 33 Лаодикского Собора). — Эта заповедь ясна и для комариной совести.

Правило 64-е св. Апостолов повелевает: «Клирик или мирянин, который пойдет в синагогу иудеев или еретиков на молитву, да будет извержен и отлучен». — И это удивительно ясно и просто.

Правило 4б-е св. Апостолов: «Заповедуем, да извергнется епископ или пресвитер, который признает крещение или жертву еретика. Ибо: какое согласие между Христом и велиаром? Или какая честь верного с неверным?» (2 Кор. 6, 14) — Видно и для слепых эта заповедь строго повелевает не признавать у еретиков никаких св. Таинств, считать их недействительными и безблагодатными.

Св. Иоанн Дамаскин благовествует от сердца всех св. отцов, св. Апостолов и св. Церковных Соборов: «Хлеб Евхаристии не есть простой хлеб, но соединенный с Божеством… Очищаясь им, мы соединяемся с Телом Господа и Духом Его и становимся телом Христовым… Таинство Евхаристии называется Причастием, ибо им причащаемся Божества Иисуса. Называется оно и соединением, и оно истинно то, ибо через него мы вступаем в сообщество со Христом и получаем часть и в Его Теле, и в Его Божестве; с другой стороны, через него (через это Таинство) мы вступаем в сообщество друг с другом и соединяемся. И поскольку все причащаемся от одного хлеба, то становимся одним Телом Христовым и одной кровью, и членом один другому, ибо все мы сопричастники Христовы. Поэтому мы всей силой своей уклоняемся принимать причастие от еретика или преподавать причастие ему. Ибо Господь говорит: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями» (Мф. 7, 6), чтобы не стать нам участниками их зловерия и осуждения. Ибо если действительно совершается соединение со Христом и друг с другом, то мы добровольно соединяемся и со всеми нами, которые вместе с нами причащаются. И это соединение совершается добровольно, не без нашего согласия, ибо все мы одно тело, поскольку от одного Тела причащаемся, как говорит Апостол» (l Kop.l0.17)38

Преп. Федор Студит, бесстрашный исповедник Богочеловеческих истин, говорит: «Причастие от еретика отвращает от Бога и предает диавола» (Творения преподобного Феодора Студита. том 2, с, 332. СПб., 1908). В Евхаристии от еретика «хлеб еретический не есть Тело Христово» (там же, с. 596). «Какая разница между светом и тьмою, такая же и между Православным и еретическим причастием. Православное просвещает, еретическое помрачает; одно соединяет со Христом, другое — с диаволом; одно оживляет душу, а другое убивает» (там же, с. 742), «Причастие из еретических рук есть яд, а не обыкновенный хлеб» (там же, с. 780).

Это наше хождение по раю и аду закончим Богочеловеческими благовествованиями современного православного владыки, воистину Златоуста Сербской Православной Церкви Николая Жичского (+ l956). Он благовествует: «Славный пророк Исаия прорек следующее: «Когда восстанет Господь потребить землю, в тот день поникнут гордые взгляды человека, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок» (Ис. 2,11).

И в древние времена много раз восставал Господь потребить землю из-за обожествления людей вместо поклонения Ему, Единому Богу, из-за высокомерных человекобогов. Восстал Он и в наше время и воистину поразил землю в праведном гневе Своем, чтобы сломить человеческую гордыню и высокомерное самовозвышение человека.

Такое восстание Бога против людей неизбежно следовало за восстанием людей против Бога. Еретические народы нашего времени отвели Христу Господу последнее место на трапезе этого мира, как последнему нищему, тогда как на первые места посадили своих великих политиков, писателей, философов, легендарных героев, ученых, финансистов и даже туристов и спортсменов. Глаза этих народов были устремлены на этих современных богов, а на Христа-Победителя смерти мало кто обращал внимания, Такому мерзкому восстанию крещеных, но еретических народов против Всевышнего Бога должно было последовать и восстание Бога против беззаконных людей, и Он воистину восстал потребить землю. И мы сами пережили небывалое страдание народов. Случилось то, что прорек Исаия: «И войдут люди в расселины скал и в пропасти земли от страха Господа и славы величия Его, когда Он восстанет сокрушит» землю» (Ис. 2,19). — Разве это не исполнилось до буквы в минувшей войне? Разве люди на нескольких континентах, как и в нашей стране, не прятались в расселины и в пропасти земные, чтобы укрыться от европейских сеятелей смерти? А эти сеятели смерти и есть те великаны и человеческие идолы, которые за трапезой этого мира сидели на почетном месте и смеялись в лицо Христу, как последнему нищему.

Далее пророчествует Исаия, что люди из страха перед славой и величием Единого Бога разобьют всех своих идолов, выбросят всех своих ложных богов. И заканчивает он свое страшное свидетельство таким предупреждением; «Перестаньте вы надеяться на человека, которого дыхание в ноздрях его, ибо что он значит?» (Ис. 2, 22). Исаия желал сказать всем, могущим слушать и разуметь: перестаньте надеяться на немощных и смертных людей, возвратитесь к Богу Живому, в Котором спасение. Кто обольстил вас отвергнуть Христа Спасителя и на первое место посадить своих гордецов, пустозвонов и сеятелей смерти? Или вы хотите, чтобы вас опять обманули? Выбирайте между жизнью и смертью и знайте, что, если вы восстанете против Бога своими богами «культуры», то и Он восстанет против вас, и дети ваши тогда будут изнемогать от страха в пещерах и ущельях земли и познают силу и величие Господа Бога, Творца и Вседержителя, но познают дорогой ценой, много дороже, нежели познали бы вы.

Наши крещеные братья, которые соблазнились католической и лютеранской ересью, своей мудростью не познали и потеряли Христа и презрели православных христиан как немудрых и некультурных. Но именно на них сбылись слова АП. Павла: «Называя себя мудрыми, 0безумели» (Рим. 1, 22), ибо отвергли духовную мудрость по Христу, которая сокрыта в кротости и любви, а облеклись в плотскую и мира сего мудрость вслед за языческими философами, — в ту мудрость, которая вся в гордыни и злобе. «И славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку… и поклонялись, и служили твари вместо Творца» (Рим. 1, 23, 25), то есть похитили всю славу у Христа и одели ею смертных людей, возвышающихся до новых мессий. Так они, наученные языческими и безбожными философиями, уразумели славу. А понятие культуры означает собой у них почитание твари, т.е. видимой природы, и служение ей более, нежели ее Творцу. Смертные боги и обожествленная природа — это сейчас пока последняя глубина западного человечества в его неудержимом и вековом падении с высот Христовых в тартар сатанинский. Это вершина отождествления людей на западе с древним язычеством римским и современным азиатским. Тысячи книг ежегодно выпускают они в свет во славу великих людей и в похвалу своей культуры, и тысячи газет ежедневно находятся на службе ложной славы и похвалы человеческих дел под напыщенным названием «культура». Потому предал их Бог срамным сластям (ср. Рим. 1, 26, 28) и они удовлетворяются не небесным, а земным, и только тем, что вызывает смех диавола и плач Ангелов Христовых. Сласти их в заботе о плоти, в грабеже чужого, в похищении у малых и слабых, в умножении земных благ и расширении своего господства и власти, в вероломном завоевании чужого отечества, в веселии и танцах, в отвержении всякой веры как суеверия, в отрицании Бога, в полностью биологической (скотоподобной) жизни, в назывании обезьяны своим предком, в растворении антропологии в зоологии.

Вы спросите, может ли это самое заблудшее в истории поколение когда-либо повернуть к истине? Может. И пусть бы отверженный им Христос скорее это сотворил. Когда это будет?

Тогда, когда наши западные братья будут писать тысячи книг ежегодно во славу Христа Бога нашего, тысячи их газет ежедневно будут писать о христианских добродетелях вместо того, чтобы писать о хуле и святотатстве, о торговле и о плотских инстинктах. Когда произойдет это преображение, тогда западное еретическое человечество явится пред видимыми небесами омытым, очищенным и источающим благоухание покаяния.

Тогда и мы, православные, возрадуемся, ибо вновь приобретем братьев своих. Тогда языческие народы исполнятся любовью ко Христу и будут стремиться стать Его чадами, ибо христиане больше не будут мешать им быть Христовыми. Тогда не будет злобы между людьми и войн между народами, но будет превосходящий разум мир Христов и слава Христова, которой нет подобия ни во времени, ни в вечности.

Великое счастье для людей — явление Бога во плоти, великое несчастье — отпадение от этого Бога и возвращение в рабство сатане. Это несчастье произошло на Западе по двум причинам. Это, во-первых, ненависть к еретическому священству; и, во-вторых, ненависть к евреям; и обе они возросли в сердце западного человечества из одного семени. Семя это — попытка как христианского клира, так и евреев установить свое полное господство над жизнью народов и государств во всех областях. Ненависть к такому клиру переросла в ненависть к Церкви, а ненависть к евреям включила в себя и ненависть ко Христу как к еврею по плоти. Христос был евреем по матери и по народу, в котором впервые явился, но именно этот народ Его не принял и убил страшной смертью. Что отсюда следует? Если кто-то против евреев, то как он может быть и против Христа, против Которого евреи борются 2000 лет? Но где впиваются сатанинские когти, там лучше не спрашивать о логике.

Ведомые ненавистью против клира и евреев, западные народы постепенно вытесняли Христа из своей жизни, пока в последнее время не вытеснили Его из всех областей народных и учреждений и не ограничили Его присутствия (в мире) исключительно храмом, — присутствие в мире Того, Кто после славного Воскресения сказал: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28, 18); — у Него ослепленные люди похитили всякую власть, и не только власть, но и все на этой земле в школе, в обществе, в государстве, в политике, в искусстве, в международных и межчеловеческих отношениях, в науке, в литературе и во всем остальном.

Но «Бог поругаем не бывает» (Рим. 12, 19). Когда люди, будучи гостями за Божией трапезой, совсем теряют стыд, приходит наказание как предупреждение от Владыки, Две мировых войны за 20 лет — это два страшных Божиих предупреждения современному поколению. Пусть христианские народы преклоняют свои непокорные выи и олени пред отверженным ими Христом и воздадут Ему ту власть, честь, славу и поклонение, которая только Ему и подобает. Так поступайте и вы, православные братья, если хотите оградить себя от 3-й мировой войны, которая будет намного страшнее, чем две предыдущие.

Что такое Европа? Это похоть и разум — человеческая похоть и человеческий разум, и вместе они воплощены в папе и в Лютере. Что есть, следовательно, Европа? — Папа и Лютер, измельчавшие или измельченные человеческие желания и разум, растворенный в суете до предела. Европейский папа есть человеческое желание власти. Европейский Лютер есть человеческое стремление и решимость объяснить все своим разумом. Папа как властитель мира — вот Европа в своем существе. Одно означает ввержение человечества в огонь, другое — в воду, но и то, и другое отрывают человека от Бога. Одно означает отрицание веры, другое — отрицание Церкви Христовой. Вот так действует злой дух в теле Европы уже несколько веков. И кто его может изгнать? — никто, кроме Того, Кто единственный имеет власть изгонять демонов из людей -Господь Иисус Христос, Мессия и Спаситель, от Девы рожденный, от евреев убиенный, Богом Отцом воскрешенный, веками подтвержденный, от небес оправданный, от Ангелов прославленный, святыми проповеданный и предками нашими принятый.

Пока Европа держалась Христа как Солнца правды и Его Апостолов, мучеников, святителей и бесчисленных угодников и праведников, она была подобна площади, освещенной тысячами больших и малых светильников. Но когда человеческая похоть и разум восстали против Христа, как от страшных ветров погасли от них светильники пред очами людей, и мрак, подобный мраку в норах кротов, покрыл эту площадь.

По человеческой похоти каждый народ и каждый человек ищет власти, сласти и славы, подражая папе римскому. По человеческому разуму каждый народ и каждый человек считает себя самым умным и заслуживающим всех земных почестей. Как не быть войнам между народами? Как не быть сумасшествию и бешенству среди людей? Как не быть болезням, засухам, наводнениям, туберкулезу, язвам, революциям и войнам? Всему этому должно быть, как должен исходить гной из гноящейся раны и смрад от наваленных нечистот.

Папизм использует политику и только так приходит к власти. Лютеранство использует философию и науку и так мыслит придти к разуму. Так похоть развязала войну против разума, а разум — против похоти. Это новая вавилонская башня. Это Европа. В наше время выросло новое европейское поколение, обвенчавшее похоть и разум в атеизме и отбросившее папу и Лютера. Сейчас никто не скрывает похоть и не хвалит разум, Человеческая похоть и человеческий разум заключили в наши дни брак — и не католический, и не протестантский, а ясно сатанинский. Современная Европа уже вне папизма и лютеранства, она конкретно прикована к земле без всякого желания подняться в небо ни «благословением» «непогрешимого» папы, ни по лестнице протестантского разума. Она вообще не хочет покидать этот мир, она желает, чтобы ее гроб был там же, где и ее колыбель. Она не знает другого мира, не чувствует небесного благоухания, не видит во сне ангелов и святых; о Пресвятой Богородице не желает и слышать, ибо разврат утверждает ее в ненависти против девства. Вся площадь во мраке. Все светильники потухли. О, какой ужасный мрак! Брат брату вонзает меч в грудь, считая его врагом. Отказывается отец от сына и сын от отца. Волк волку более верный товарищ, нежели человек человеку.

Ах, братья мои, неужели вы всего этого не видите? Неужели вы еще не почувствовали мрака и злобы антихристианской Европы на самих себе? За кем вы желаете идти? За Европой или за Христом? За смертью или за жизнью? Об этих путях (в жизнь или в смерть) говорил когда-то и Моисей своему народу, а мы говорим о них вам. Знайте, что Европа — это смерть, а Христос — это жизнь. Изберите жизнь, да живы будете вовек Братья мои, XVIII век — это отец XIX века, а XIX век — отец XX века. Отец погряз в больших долгах, сын не заплатил долга своего отца и еще больше задолжал, и долг пал на внука. Отец был заражен тяжелой болезнью, сын не исцелился от коварной болезни отца своего в себе, но еще больше заболел, и болезнь с трехкратной силой ударила по внуку Внук — это XX век, в котором мы живем.

XVIII век означал бунт против церкви и священства римского понтифекса. XIX век означал бунт против Бога. XX век означает союз с диаволом. Долга возросли, и болезнь еще более усилилась, а Господь сказал, что посещает грехи отцов даже до 3-го и 4-го колена. Не видите ли, как Господь наказал внуков за грехи их европейских отцов? Не видите ли розги на внуках за неоплаченные грехи дедов?

Царь-антихрист знаменует начало XIX века, папа-антихрист — середину XIX века; европейская философия-антихрист (из сумасшедшего дома) — конец XIX века; Бонапарт, Пий, Ницше — три роковых имени трех самых тяжелых больных, больных врожденной болезнью.

Победители ли они XIX века? — Нет, они самые опасные носители болезни, унаследованной от XVIII века. Цезарь, понтифекс и философ… и не в языческом древнем Риме, а посреди крещеной Европы! Они не победители, а самые что ни на есть побежденные. Когда Бонапарт насмеялся над святынями в Кремле, когда Пий провозгласил себя непогрешимым, когда Ницше объявил о своем служении антихристу, тогда солнце померкло на небе, и будто не одно, а тысяча солнц, то и тогда бы померкли они от печали и страха, ибо такого дива еще мир не видал: атеист-царь, атеист-понтифекс и атеист-философ. Во времена Нерона хотя бы один из трех не был атеистом — философ XVIII века — век Пилата, ибо осудил Христа на смерть; XIX в. — век Каиафы, ибо вновь распял Христа; XX век — век синедриона, составленного из крещеных и некрещеных иуд, который провозгласил, что Христос навеки умер и не воскресал. Почему вы, братья, тогда удивляетесь, что наступили небывалые бедствия для Европы — вплоть до мятежей, войн и революций?

Кто тогда победитель, если не цезарь, не понтифекс и не философ, отвернувшейся от Христа Европы? — Победитель — это русский мужик и сербский крестьянин, по слову Христову: «Кто из вас меньше всех, тот будет велик» (Лк. 9, 48), Кто был самым незнатным и меньшим в XIX веке — в веке великого Бонапарта, «непогрешимого» Пия и неприступного Ницше, — если не русский мужик-паломник по святым местам и сербский крестьянин — борец против полумесяца и освободитель Балкан? Диавольское поле битвы, диавольское священство, диавольская мудрость — вот поприще для императора, папы и философа XIX века. Сербский крестьянин был полной противоположностью всему этому: первое — его князья мужественно боролись за свободу родины и чистоту Православия; второе — его священство претерпело мучения за Христа, и третье — его философией была рыбарская апостольская мудрость. И к нему относятся молитвенные слова Господа и Спаса нашего Иисуса Христа: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф. 11, 25). Что открыл Бог младенцам? — Мужескую храбрость, небесную святость и Божественную мудрость, — открыл им все то, что противоположно западному цезарю, папе и философу, как противоположны день и ночь. Если бы Европа осталась христианской, то хвалилась бы Христом, а не культурой. И великие народы Азии и Африки, хотя и некрещеные, но духовно настроенные, это понимали и ценили, ибо каждый из этих народов хвалится своей верой, своими божествами, своими религиозными книгами — Кораном, Ведами и др. Не хвалятся они лишь делами рук своих, своей культурой, но тем хвалятся, что считают высшим себя, действительно наивысшим в мире. Только европейские народы не хвалятся ни Христом, ни Его Евангелием, но своими смертоносными машинами и дешевыми фабриками, и последствия такого самохвальства таковы, что все нехристианские народы возненавидели Христа и христианство. Возненавидев малое, они возненавидели и самое большое: возненавидев плоды Европы, возненавидели и европейского Бога. Но Европу и это не волнует, ибо она прежде всех возненавидела и отвергла своего Бога. К такому незавидному положению привело европейское человечество его ошибочное развитие под влиянием лжецеркви за последние 900 лет, и повинны в этом не европейские народы, а их духовные пастыри.

Было бы счастьем, если бы Европа хвалилась христианством как самым драгоценным наследием и достоянием. Этому следовало быть, и так было в первые века после пришествия Христа, когда Европа была тезоименита христианству и была с ним одним существом. Прославление Христа и Его проповедание всем народам было Богом определенной миссией европейского континента. Вне христианства Европе нечем похвалиться, ибо без Христа они нищий иждивенец и самый бессовестный грабитель этого мира.

Европейская школа отделена от Церкви, отвергла веру в Бога и превратилась в отравительницу, несущую смерть европейскому человечеству. Никогда в языческих культурах наука не отделялась от веры, даже если и вера была ошибочна и глупа. Это случилось только в Европе, хотя она имела и самую совершенную веру. Но из-за столкновения с церковными старейшинами Европа раздраженно отвергла самую совершенную веру, а самую несовершенную науку удержала, отвергла Божие знание, а ухватилась за человеческое незнание, являя этим свое помрачение и безумие.

Запад стал младенцем, в этом и мерзость его, и его сумасшествие. В свою христианскую эпоху Запад был православным и видел духом и умом, но чем дальше удалялся от христианской истины и Христовых добродетелей, тем больше ухудшалось его духовное зрение, пока в XX веке совсем не было потеряно. Сейчас у Запада остались лишь плотские очи для чувственного зрения, и он их вооружил многими приспособлениями, чтобы лучше, детальнее видеть вещественный, телесный мир, его облик, цвет, число, меру. Он смотрит в микроскоп и видит мельчайших червей и микробов;

он смотрит в телескоп и видит звезды так близко, как их никто никогда из людей не видел. И это все. Что же касается умного видения сокровенного существа вещей и духовного прозрения в смысл и значение всего сотворенного во Вселенной, в этом западное человечество сейчас более слепо, чем мусульманская Аравия и брахманская Индия, чем буддийский Тибет и спиритический Китай. И в самом деле, большего чем этот позор христианство не переживало за минувшие 2000 лет, ибо крещеные люди стали более слепы, чем некрещены. В том, в чем Ал. Павел обличал крещеных галатов, в том он обличил бы сейчас впавший в детство Запад. Так писал он галатам; «О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?,, Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью?» (Тал. 3, 1…3). И Европа когда-то начинала духом, а сейчас оканчивает плотью, т.е.плотским зрением, суждением, пожеланиями и завоеваниями. Словно заколдованная! Вся ее жизнь протекает по двум путям: в длину и в ширину, т.е. по плоскости. Не знает она ни глубины, ни высоты, потому-то и борется за землю, за пространство, за расширение плоскости и только за это!

Отсюда война за войной, ужас за ужасом. Ибо Бог сотворил человека не только для того, чтобы он был просто живым существом, животным, но и для того, чтобы он умом проник в глубину тайн, а сердцем вознесся на высоты Божий. Война за землю есть война против истины, против Божьего и человеческого естества. И сколько люди страдают, бедствуют и теряют во время преходящей и обманчивой земной жизни! Если хотя бы сотую часть этих мук и потерь они захотели понести ради Царства Небесного, то война на земле стала бы им до слез смешна и не нужна. Но они Христу, скрепя сердце, дают две лепты, а в церкви Марса-диавола оставляют все свое имущество и детей!

Пусть Европа примет истинное крещение и обратится ко Христу. Пусть вспомнит Пресвятую Богородицу и 12 великих Апостолов, и чешуя отпадет от ее глаз, и будет она так же прекрасна, как 1000 лет назад была прекрасна Православная Европа. И будет она счастлива, и мы с нею. И возрадуются европейские народы, и со слезами на глазах вместе с нами запоют вечное славословие Богу: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея. Аминь.

Но властолюбивые и высокомерные европейские народы до сего дня не признают своей вины. Не имеют они понятия ни о грех, ни о покаянии, и во всяком зле в мире они обвиняют всех, кроме себя. Да разве есть грех для них, когда они сели на престол Божий и себя провозгласили непогрешимыми богами! Первым это сделал папа, затем это сделали западные князья и короли, а потом и все остальные: и носящие крест, и носящие меч.

Если бы историю XVIII-XX веков можно было назвать одним-двумя словами, то, вероятно, самым подходящим было бы такое название: Протокол суда между Европой и Христом, ибо за последние 300 лет в Европе не происходило чего-нибудь, не имеющего связи со Христом.

На этом суде Христос говорит Европе, что она крещена в Его имя и потому должна остаться верной Ему и Его Евангелию, На это обвиняемая отвечает.

— Все веры одинаковы. Это нам сказали французские энциклопедисты, И никто не может принудить веровать в то или в это. Европа терпит все веры и все народные суеверия из-за своих империалистических интересов, но сама не придерживается ни одной из них Когда мы достигнем своих политических целей, тогда мы быстро разделаемся с этими суевериями.

Христос:

— Как можете вы, люди, жить только материальными интересами — только плотской похотью? Я пришел сделать вас богами и сынами Божиими, а вы предаетесь суете и погибаете в борьбе сами с собой, уподобляясь бессловесным скотам.

Европа:

— Ты устарел, и вместо Твоего Евангелия мы нашли биологию. И сейчас мы знаем, что мы потомки не Твои и не Отца Твоего Небесного, а орангутангов и горилл, И сейчас мы заняты самосовершенствованием, чтобы стать богами, ибо мы не признаем других богов, кроме нас самих.

Христос:

— Вы упрямее древних иудеев; Я вас воздвиг из варварского мрака в свет небесный, а вы вновь возвращаетесь во тьму, — как свиньи в грязь. Я отдал за вас Кровь. Я явил вам Свою любовь, когда от вас отвернулись все Ангелы, не в силах стерпеть исходящего от вас адского смрада. И когда вы были окутаны и исполнены мраком и смрадом, Я пришел в мир, чтобы очистить и освятить вас. Так не делайтесь вы опять такими неверными, иначе опять возвратитесь в этот невыносимый мрак и смрад.

Европа с усмешкой:

— Уходи от нас. Мы не знаем Тебя. Мы признаем лишь эллинскую философию и римскую культуру. Мы хотим свободы. У нас есть университеты; наука — это наша путеводная звезда, Наш лозунг: свобода, равенство, братство. Наш разум есть бог богов. Ты Азиат, мы Тебя отрицаем; Ты лишь древняя легенда наших неученых предков.

Христос:

— Я сейчас уйду, и вы это увидите. Вы оставили путь Божий и пошли путем сатанинским. Благословение и счастье взято от вас. В Моей руке ваша жизнь и ваша смерть, ибо Я добровольно распялся за вас. Не Я буду судить вас, но грехи ваши и ваше отпадение от Меня, вашего Спасителя. Я явил вам любовь Отца Моего ко всем людям и хотел ею всех вас спасти.

Европа:

— Какая любовь? Здоровая мужская ненависть ко всем несогласным с нами — вот наша программа. Твоя любовь есть лишь басня, и на ее место мы поставим: национализм, интернационализм, этатизм, прогресс, эволюцию, культуру — вот в чем наше спасение, а Ты уходи от нас.

Братья мои, судебное разбирательство закончено: Христос оставил Европу, как оставил когда-то страну Гадаринскую. Но как только Он удалился, начались войны, злоба, ужасы, разрушения, уничтожение. В Европу вернулось дохристианское варварство — аварское, гуннское, лангобардское, африканское — только варварство во стократ более ужасное. Христос удалился, взяв Свой крест и благословение. Остался мрак и смрад, и вы решайте, за кем идти: за мрачной и смрадной Европой или за Христом,

Жители Африки и Азии называют европейцев белыми демонами. Соответственно Европу можно было бы назвать Белой демонией — «белой» за цвет кожи, а «демонией» — за мрак души, — ибо Европа отреклась от Единого Бога, подобно римским кесарям, ибо и те перед концам Римского господства объявили всем народам, что каждый может поклоняться своим богам, как знает и умеет. И Европа тоже будет проявлять подобную терпимость, но все должны поклоняться ей как верховному божеству или под именем Европы, или под именем культуры.

Так и в наши дни стал вампиром сатанинский Рим, таким стал, каким был Рим до царя Константина, — Римом, огнем и мечом гнавшим христиан и мешавшим Христу придти в Европу. Только Белая демония впала в еще более тяжелую болезнь, нежели сатанинский языческий Рим, ибо если языческий Рим был мучим одним бесом, то Белая демония мучима еще семью бесами, злейшими римского. Будьте готовы от Белой демонии принять мучения за Христа.

Новая языческая Европа не поклоняется никому из богов и не признает богов над собой, и гордится только собой, своим умом, богатством, силой. Современная антихристианская Европа — это раздувшийся пузырь, который чуть было не лопнул на смех Азии и Африке и не наполнил Вселенную своим смрадом. Европа живет в зачарованном кругу различных открытий; кто бы ни объявил о каком-либо новом открытии — его провозглашают гением; кто описывает чужие открытия, того провозглашают гением. Открытий много, но ни одно из них не делает человека лучше, порядочнее или просвещеннее. За последние 1000 лет Европа не сделала ни одного открытия в области моральной или духовной, а только в материальной, причем эти открытия уже подвели человечество к самой грани пропасти, завели в духовный мрак, какого еще не было в истории христианства, своим ли умом или по наговору евреев.

Когда был создан телескоп, европейские ученые объявили это во вред Евангелию Христову. Создан микроскоп — опять хуление Христа. Когда была создана железная дорога, паровой двигатель, созданы телефон и телеграф, то весь воздух сотрясался от европейского самохвальства. Когда люди создали подводные лодки, самолеты, телефоны для больших расстояний, тогда Христос показался им ненужным и несовременным, как египетские мумии. Однако все свои открытия в течение последних 200 лет Европа использовала для своего самоубийства в мировых войнах, для преступлений, разжигания ненависти, разрушений, обманов, насилий, осквернении народных святынь и святых обычаев, для лжи и непорядочности, для разврата и безбожия во всем мире, На самом деле, Европа обманула только саму себя, ибо нехристианские народы, увидев, что собой представляет и чего хочет Европа, назвали ее Белой демонией.

Царь Давид говорит: «Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся» (Пс. 19, 8). — Хвастуны уснули, упиваясь своей ложной славой, а мы восстанем в бодрости. Апостол Павел еще настоятельнее напоминает: «Человек! Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?» (1 Кор. 4, 7). Знай, что и все открытия сделаны в Божием владении и перед Ею очами, и научись смирению.