ЧЕМУ НАС УЧИТ СЛАВНАЯ СМЕРТЬ БЛАГОВЕРНЫХ КНЯЗЕЙ БОРИСА И ГЛЕБА?

Чему нас учит славная смерть благоверных князей Бориса и Глеба?

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. С праздником, дорогие братия и сестры!
Сегодня вся Русская Православная Церковь празднует память святых страстотерпцев благоверных князей Бориса и Глеба, положивших живот свой не на поле брани, не на игрищах, которые порой устраивали князья, не на пиру и не на чужбине, а у себя на Родине и от руки родного брата. И, несмотря на это они приняли смерть не позорно, не унизительно, хотя некоторым так и кажется, что это безвольная смерть. Они приняли эту смерть самым славным образом, которую может только принять человек. Почему? Потому что нет большей сея награды, как если кто положит душу свою за други своя (Ср. Ин. 15, 13). А здесь князья не только положили душу за брата своего, но и ещё уступили эту жизнь своему брату, выполнив заповедь божественную, которая изложена у апостола Павла, писавшего о Христе, что он смирился даже до смерти (Флп. 2, 8). Это самое абсолютное, самая крайняя степень смирения, то есть настолько смирился, что смиренно принял смерть, как агнец, которого приносят в жертву.
И вот святые князья Борис и Глеб совершили именно этот подвиг. У них, с христианской точки зрения, не было выбора: если бы они воевали с братом, они бы совершили грех братоубийства, даже несмотря на то, что он интриговал против них, он был глубоко неправеден.
А с другой стороны, они приобрели то, чего не может приобрести даже обычный подвижник, а именно, пролить кровь за Христа, хотя, казалось бы, гонений нет. Почему? Мы часто не задумываемся над тем, что есть белое мученичество и есть кровавое. Кровавое мученичество заключается в том, что человека пытают и мучают за то, что он исповедует Христа как своего Бога. А белое мученичество — когда человек каждый день старается исполнять заповеди Божии, и за это исполнение заповедей его каждый день подвергают насмешкам, унижают, интригуют против него, оскорбляют; его не убивают, но это ежедневное мученичество некоторыми святыми отцами вменяется человеку в большее, чем кровавое.
А вот братья-страстотерпцы претерпели одновременно и то, и другое. Пребывая в гонениях от брата своего, Святополка окаянного, они претерпели невзгоды и в конце концов приняли смерть от рук убийц, тем самым выполнили всё то, что Господь повелел, потому что по сути все заповеди укладываются в двуединый призыв: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим… и ближнего твоего, как самого себя» (по Мф. 22, 37–40).
Князья Борис и Глеб как раз исполнили и ту, и другую заповедь максимально.  Они продолжили своего рода эту русскую традицию, которая зародилась ещё перед Крещением Руси — принятие смерти от ближних своих за Христа.
Вспомните, с чего начиналась Крещение, с посольства бояр заграницу в поисках государственной религии? с какого-то похода? — Ничего подобного. Если мы вчитаемся в житие князя Владимира, то мы увидим, что его оттолкнула от язычества смерть двух викингов — Феодора и сына его Иоанна, которые были уже православными христианами, приняли, предположительно, Крещение ещё в Константинополе, когда были ещё наемниками у Византийского императора, а потом служили в дружине князя Владимира. И вот выпал на них языческий жребий, согласно которому надо было принести перед походом в жертву какого-то из людей. И жребий пал на них, а они были самыми искусными войнами.
И вот тогда князь Владимир задумался: ради чего — ради этих деревянных истуканов надо было убить лучших воинов, которые были преданы ему. И он понял, что в язычестве нет ничего хорошего —  это льстивый обман, причем, обман человеконенавистнический, демонический.
С этого момента он понял, в чём преимущество христианства, в том, что христианство возводит ценность человеческой не просто жизни как таковой, потому что жизнь ценится и у животных, только в определенной степени, а именно человеческой личности как образа Божия…
Именно христианство возвело ценность человеческой жизни и личности на самый высокий уровень, и именно христианство дало нам, русским людям, звание цивилизованной европейской страны. До этого у нас был в религии — шаманизм, а в обычной жизни — невежество. Когда пришло Православие, в обычной светской жизни появилась грамотность, наука, письменность, литература, причём самого высокого уровня, а в духовной жизни появилась самая истинная религия — Православие.
Православие является той религией, которую дал Господь для спасения и вечной жизни вместе с Ним, в единстве с Ним и в Его благодати.
И Борис и Глеб это прочувствовали всем своим естеством, и всё их влекло ко Христу и намечавшаяся битва с братом, когда идут дружины друг на друга, и ведь не защищают государства, а русский убивает русского ради того, чтобы выяснить, кому из братьев сесть на престол, не являлась для них решением конфликта. И чтобы этого кровопролития не было, они пошли на смерть, потому что они благодаря святым книгам помнили, о чем писал апостол Павел: «Для меня жизнь — Христос и смерть — приобретение» (Флп. 1, 21).
Братья и сестры, памятуя о том, как братья предали свои жизни, памятуя, как они всей душой стремились ко Христу, давайте рассудительно и смиренномудро терпеть случающиеся невзгоды, памятуя, что наша «жизнь — Христос и смерть — приобретение» (Флп. 1, 21). Аминь.