ХОТЯ ИЗОБРАЖЕНИЙ МНОГО, НО ОДИН ХРИСТОС

8. Еретик. Почему же, говорят, не написано об иконе, как (написано) о кресте. «Слово бо крестное, – говорит, – погибающым убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть» (1Кор. 1, 18). Также: «мне… да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа» (Гал. 6, 14). И некоторое другое в Писании прославляется. Можешь ли Ты показать, чтобы подобное было кем-либо сказано относительно изображения?

Православный. Скажи, дерзновенный, чтo (апостол) прославляет и чем хвалится, – крестом или образом креста? Очевидно, первым. И, однако, слава подобия неотделима от первообраза, как от света (неотделима) тень. И все, что говорится о причине, вполне может быть сказано и о происшедшем от этой причины; но одно говорится в собственном смысле, потому что (обусловливается) природою; другое же в несобственном смысле, потому что говорится по подобию. Точно также, когда в начале была проповедь о Христе, то она сопровождалась и соответствующею речью об изображении, и мы имеем столько показаний относительно изображения Христа, сколько сказано о Самом Христе. Равным образом и относительно образа креста было представлено столько же свидетельств, сколько и о самом кресте. Нигде (не сказано) относительно образа и иконы, хотя и то и другое по значению представляют одно и то же нелогично изследовать (это), так как во всем, что мы наблюдаем, причина и происшедшее от причины по значению одинаковы. Разве не есть всякое изображение печать или отпечаток, в самом себе носящий подлинный образ того, чьим именем оно называется? Крестом мы называем и отпечаток креста, и самый крест, – и, однако – не два креста; и Христом мы называем как изображение Христа, так и Самого Христа, – и, однако не два Христа, так как одно от другого отличается не общностью имен, но природою. Почему и говорит божественный Василий, что царем называется также и изображение царя, и однако не два царя, ибо ни сила не разсекается, ни слава не разделяется; и естественно, что слава изображения переходит к первообразу, как и наоборот.

9. Еретик. В результате, как говорят, получается, что называются многие Господами и Христами, по различию изображений; а отсюда – многобожие; у нас же один Господь и Бог покланяемый.

Православный. Что это такое? Разве не Господь (Бог) Отец? Разве не Господь Бог Сын? Разве не Господь Дух Святый? Разве не Бог, Бог и Бог? Да, конечно. Но разве, поэтому, – три Бога и Господа? Это – нечестиво. Один Бог и Господь. Также, любезный, следует понимать и относительно икон: хотя изображений по числу и много, но один Христос, а не многие; также и Господь один и тот же, а не различные. Пойми же, – как там единое название Бог и Господь не препятствует природе разделяться на три лица, так и здесь призывание одного имени (возводит) многие образы к единому виду; из этого видна пустота твоего неразумного возражения.

10. Еретик. Пусть будет позволено образно представлять Христа, но – согласно с преданными от Бога священными словами: «сие творите, – сказал Он, – в Мое воспоминание» (Лук. 22, 19), так что, очевидно, не позволено изображать Его иначе, как посредством воспоминания. В нем и то, что изображается, – истинно, и то, что изображает, – священно.

Православный. Для опровержения тебя достаточно уже того, что ты оказываешься в противоречии с самим собою, соглашаясь, что Христос описуем, хотя прежде этого не допускал. Но так как ни одно твое возражение не должно быть оставлено без оценки, то перейдем по порядку к опровержению. Как ты называешь то, что со стороны иерея выражается в священных словах и гимнах? Образом или истиною? Если – образом, то это верх безсмыслицы. От богохульства ты переходишь к богохульству, подобно тому, как попавшие в какое-нибудь болото, когда переступят одною ногою, попадают в еще более топкое место. Ты даже предпочел подвергнуться осуждению в безбожии, чтобы твое возражение было пригодно. Если же ты скажешь, что в словах и гимнах представляется истина, то это – так и на самом деле. Согласно с божественным свидетельством, все исповедуют, что верующие принимают самое Тело и Кровь Христову. Как же ты пустословишь, переводя тайны истины в образы? Творите сие в Мое воспоминание, сказано, и совершенно точно: это таинство – средоточие всего домостроительства: в важнейшей своей части оно кратко обозначает все. Хотя Христос сказал: творите сие в Мое воспоминание, однако это позволено не всем, но только тем, которые имеют власть священнодействовать. Но Он не возбранил нам празднование и других таинств. Мы совершаем воспоминание Рождества Христова и Богоявления, а равно то держим ветви во образ Сидящаго на осленке, то обнимаем друг друга в знамение воскресения. Я уже не говорю о восхождении Его в храм и об искушении искусителя, в воспоминание которого мы соблюдаем сорокодневное воздержание, и о некотором другом, совершаемом по тому же побуждению. Следует признать, что Слово повелело совершать все это в Его воспоминание, чрез посредство главнейшего таинства, о некотором умолчав, как я уже сказал. Разве относительно изображения Его телесного вида на доске нельзя разуметь так же, как и относительно начертанных Богом Евангелий? Он нигде не повелел начертать даже краткое слово; однако Его образ начертан апостолами (и сохраняется) до настоящего времени; что там изображено посредством бумаги и чернил, то на иконе изображается посредством различных красок или какого-либо другого материала. Что представляет слово истории, это чрез подражание изображает молчаливая живопись, как говорит Василий Великий. Поэтому мы научены изображать не только то, что подлежит ощущению, осязанию и цвету, но и все то, что чрез созерцание разума обнимается мыслию. В виду этого от начала принято изображать не только ангелов, но и будущий суд, стояния по правую и по левую сторону, вид более мрачный и более радостный. Совершенно неописуемо одно только Божество; Оно непостижимо мыслию, и изъяснение Его природы не может быть воспринято слухом; отсюда невозможно и Его изображение и описание. А так как все остальное ограничивается, вследствие постижения разумом, то вместе с тем и описывается (изображается) или чрез восприятие слуха или зрения: в обоих случаях значение одно и то же.