Тайна схождения Благодатного Огня

СХОЖДЕНИЕ БЛАГОДАТНОГО ОГНЯ остаётся необъяснимой тайной, христиане верят в его чудесное, божественное происхождение. Причём, согласно историческим свидетельствам, Огонь появляется в Кувуклии — внутренней часовне иерусалимского Храма Гроба Господня — только по молитве православного Патриарха. Каждый раз все, кто находится внутри и собирается вокруг Храма на Пасху, становятся свидетелями схождения Благодатного Огня.

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ сошёл. Ликованию людей нет предела
БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ сошёл. Ликованию людей нет предела

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ является в Храме уже не первое тысячелетие. Самые ранние упоминания о схождении Благодатного Огня в канун Воскресения Христова встречаются у Григория Нисского, Евсевия и Сильвии Аквитанской и датируются IV веком. В них есть описание и более ранних схождений.

По свидетельству Апостолов и святых отцов, нетварный Свет осветил Гроб Господень вскоре после Воскресения Христа, что увидел один из Апостолов.

Среди ранних упоминаний — свидетельства мусульман, католиков. Латинский монах Бернард (865 г.) пишет в своём итинерарии: «В Святую Субботу, которая есть канун Пасхи, служба начинается рано, и по совершении службы поётся “Господи, помилуй” до тех пор, пока, с пришествием Ангела, возжигается свет в лампадах, висящих над Гробом».

Но самый знаменательный случай произошёл в 1579 г. Владельцами Храма Гроба Господня являются одновременно представители нескольких христианских Церквей. Священникам Армянской Церкви, вопреки традиции, удалось подкупить султана Мурата Правдивого и местное градоначальство, чтобы те позволили им единолично праздновать Пасху и принимать Благодатный Огонь. По призыву армянского духовенства со всего Ближнего Востока в Иерусалим приехало множество их единоверцев, дабы одним отметить Пасху. Православные вместе с Патриархом Софронием IV были удалены не только от Кувуклии, но и вообще из Храма. Там, у входа в святыню, они и остались молиться о схождении Огня, скорбя об отлучении от Благодати. Армянский Патриарх молился около суток, однако, несмотря на его молитвенные усилия, никакого чуда не последовало. В один момент с неба ударил луч, как это обычно бывает при снисшествии Огня, и попал точно в колонну у входа, рядом с которой находился православный Патриарх. Из неё во все стороны брызнули огненные всплески, и зажглась свеча у православного Патриарха, который передал единоверцам Благодатный Огонь.

Это был единственный случай в истории, когда схождение произошло за пределами Храма, фактически по молитвам православного, а не армянского первосвященника. «Все обрадовались, а православные арабы от радости стали прыгать и кричать: “Ты еси един Бог наш, Иисус Христос, едина наша истинная вера — вера православных христиан”», — пишет инок Парфений. В это же время на анфиладах построек, прилегающих к храмовой площади, находились турецкие солдаты. Один из них, по имени Омир (Анвар), увидев происходящее, воскликнул: «Единая вера православная, я — христианин!» и спрыгнул вниз на каменные плиты с высоты около 10 метров. Однако юноша не разбился — плиты под его ногами растопились как восковые, запечатлев его следы.

За принятие христианства мусульмане казнили храброго Анвара и пытались соскоблить следы, столь явно свидетельствующие о торжестве Православия, однако им это не удалось, и приходящие в Храм до сих пор могут видеть их, как и рассечённую колонну у дверей Храма. Тело мученика было сожжено, однако греки собрали останки, которые до конца XIX века находились в женском монастыре Великой Панагии, источая благоухание.

Свидетельства чудесного появления Огня

ОБОЖЖЁННАЯ небесным Огнём колонна — свидетель божественного чуда
ОБОЖЖЁННАЯ небесным Огнём колонна —
свидетель божественного чуда

ИНОК ПАРФЕНИЙ записал рассказы беседовавших с митрополитом Заиорданским (1841-1846 либо 1870-1871гг.), который рассказывает о самовозгорании лампады: «Иногда я взойду, а она уже и горит; тогда и я скоро вынесу; а иногда взойду, а лампада ещё не горит; тогда я паду на землю от страха и со слезами начинаю просить милости от Бога. Когда встану, лампада уже горит, и я зажигаю два пука свечей, выношу и подаю».

НАМЕСТНИК ПЁТР МЕЛЕТИЙ, чьи слова нам передаёт паломница Варвара Брюн де-Сент Ипполит, путешествовавшая около 1859 года, рассказал об этом так: «Ныне благодать уже сошла на Гроб Спасителя, когда я взошёл в Кувуклию: видно, вы все усердно молились, и Бог услышал ваши молитвы. Бывало, долго молюсь со слезами, и Огонь Божий не сходит с небес до двух часов, а на этот раз я уже увидел его, лишь только заперли за мною дверь».

ПАТРИАРХ ДИОДОР в 1998 г. говорил: «Я пробираюсь сквозь темноту во внутреннее помещение и падаю там на колени. Здесь я возношу особые молитвы, что дошли до нас через столетия, и, прочитав их, жду. Иногда я жду несколько минут, но обычно чудо происходит сразу же, как только я прочитаю молитвы. Из среды самого камня, на котором Иисус лежал, изливается неописуемый свет. Он обычно голубого оттенка, но цвет может изменяться и приобретать много разных оттенков. Его невозможно описать человеческими словами. Свет поднимается из камня, подобно тому, как туман поднимается из озера, — выглядит почти так, как будто камень покрыт влажным облаком, но это свет. Этот свет каждый год ведёт себя по-разному. Иногда он покрывает только камень, а иногда заполняет всю Кувуклию, так что если бы люди, стоящие снаружи, заглянули внутрь, то увидели бы её наполненной светом. Свет не обжигает — я ни разу не обжёг бороду за все шестнадцать лет, что я был Патриархом Иерусалимским и принимал Благодатный Огонь. Свет другой консистенции, чем обычный огонь, горящий в масляной лампе. В определённый момент свет поднимается и приобретает форму колонны, в которой Огонь уже другой природы, так что я уже могу зажечь от него свечи. Когда таким образом я зажигаю Огнём свечи, я выхожу и передаю Огонь вначале Армянскому Патриарху, а потом Коптскому. Затем я передаю Огонь всем людям, присутствующим в храме.

ЕПИСКОП ГАВРИИЛ: «И когда в Великую Субботу Патриарх вышел с Благодатным Огнём, мы не стали от него зажигать, а быстро, вместе с владыкой Антонием, нырнули в Кувуклию Гроба Господня. Один грек забежал, владыка и я, и мы увидели в Гробе Господнем синего, небесного цвета Огонь, мы брали его руками и умывались им. Какие-то доли секунды он не жёг, но потом уже приобретал силу, и мы зажигали свечи».