ТАЙНА ДОЛГОЛЕТНЕЙ ЖИЗНИ

  Было время, когда люди жили по несколько сот лет, а теперь «дние лет наших много-много семьдесят лет, аще же в силах осмьдесят лет, и множае их — уже труд и болезнь» (Пс. 89; 10). Но и до такой старости едва ли доживает один из десяти, остальные девять умирают — кто еще в детстве, кто в юности, а кто в мужеском возрасте. Времен давно минувших, конечно, уж не вернешь назад, но все же кому из нас, земнородных, не хотелось бы пожить подольше? И кто мог бы нам сказать — в чем заключается тайна долговечной жизни? Всего лучше, конечно, спросить об этом у того, кто сам достиг глубокой старости и, стало быть, опытом жизни постиг эту желанную тайну. Но где же эти старцы — избранники Божии, к которым и смерть-то боится подойти со своей острой косой прежде, чем седина украсит их головы? Эти старцы — святые подвижники, их жилища — тесные келлии, дикие пустыни, темные пещеры да дебри непроходимые! Трудно бы поверить этому, если бы не было так много неложных очевидцев-свидетелей. Раскройте жития святых Отцов, подвизавшихся в общежитии, и читайте: большая часть дня и ночи у них проходила в церковном Богослужении, затем — коленопреклонения и молитвенные стояния по целым часам у себя в келлии; потом — рукоделье, тяжелые труды монастырских послушаний — и час, полтора в сутки для отдыха; при всем этом пища — самая скудная, часто один хлеб да вода, а то и просто одно какое-нибудь зелье… Надолго ли, кажется, достанет сил телесных при таких трудах? А вот у этих старцев доставало их на восемьдесят, девяносто, и даже на сто лет! Пахомий Великий жил до 85 лет; Евфимий Великий — 97 лет; Феодосии, общих житий начальник — 105 лет; Макарий Александрийский — 90 лет; Паисий Великий — 95 лет; Савва Освященный и Иоанникий Великий по 94 года; и наши русские подвижники: преподобный Никон Печерский — 90 лет; Сергий Радонежский — 72 года; Кирилл Белозерский — 90 лет; Александр Свирский — 85 лет, Евфимий Суздальский — 88 лет; Макарий Желтоводский — 95 лет, Савва Крыпецкий около 100 лет; Корнилий Комельский — 80 лет.

Еще труднее жизнь одинокого пустынника. Живет он под открытым небом или в какой-нибудь пещере, в древесном дупле. Одежда у него — одна и та же во всякое время года, одно рубище на целые десятки лет, без головного покрова, без обуви, иногда — совсем обнаженный; он переносит безропотно и палящий зной солнечный, и лютые морозы, и бури, и ненастья. Сухая корка полу-гнилого хлеба или же только дикие плоды, корни, листья, несколько капель воды, — вот вся его пища, но и в этой пище он часто отказывает себе по несколько дней, по целой неделе. Такой образ жизни изменял самый внешний вид пустынников: они иногда обрастали длинными волосами, тело их принимало темный цвет, с людьми они не встречались иногда по несколько десятков лет и, встречаясь, спрашивали, стоит ли еще мир, давно ими покинутый? Кажется, и месяца не прожить бы нам в такой обстановке, а они всю жизнь свою так проводили, да притом еще жили вот по скольку: святой Павел Фивейский жил всего 113 лет, из коих в пустыне. 90 лет; Марк Фракийский более ПО лет, — в пустыне 90; Антоний Великий всех 105, — в пустыне 70; Макарий Египетский — 97; Онуфрий Великий только в пустыне 60 лет; Иларион Великий — 80 лет; Илия Египетский в пустыне — 70 лет; Кириак — 107 лет, Анин — 109 лет, Иоанн Молчальник — 104 года, Павел Комельский всего 112, из коих в пустыне 50 лет, да в монастыре 40 лет и др. Были святые затворники, можно сказать — заживо погребенные в темных пещерах и келлиях: эти затворы не имели ни входа, ни выхода и были так тесны, узки, низки, что святые затворники находились постоянно в согбенном, почти неподвижном положении. Кусок хлеба, глоток воды, и то не каждый день — вот все, чем они питались. С людьми — почти никакого общения, кроме слова назидания или благословения. Долго ли, кажется, можно прожить в таких гробах? А вот они по скольку жили, притом только в затворе: преподобный Авраамий 47 лет, Петр Афонский 52 года; Антоний Печерский 56 лет (всего 90); Иоанн Многострадальный — 30 лет; преподобный Иринарх — 38 лет (а всего 69 лет) и др.

Наконец, были еще столпники. Трудно и представить себе этот великий подвиг. Всю жизнь, день и ночь, зиму и лето, несмотря на жару и морозы, бурю и непогоду, подвижник стоял неподвижно, точно пригвожденный к своему столпу; его ноги отекали, загнивали, покрывались ранами, тело цепенело от разных перемен воздушных, а при этом еще самый строгий пост, самая скудная пища, и то через день, через два… Вместо сна — легкая дремота, опершись на перила или перекладину столпа… Да возможно ли, кажется, вынести такой подвиг, хотя в продолжении нескольких недель? А они выносили, да еще вот по скольку лет: Симеон Древний жил всего более 100 лет, стоял на столпе около 80 лет; Даниил — всего 80 лет, на столпе — 33 года; Симеон Дивногорец всего 85, на столпе — 70 лет; Алипий всего 118, на столпе — 53 года; Феодосии на столпе — 50 лет; Лука на столе 45 лет — и др.

Вот по скольку жили святые подвижники. Скажут: «То были святые люди, их уж Сам Бог хранил Своею благодатью. Где уж нам, грешным, брать с них пример». Но, во-первых, никто и не говорит, чтобы нужно было непременно бросить мир, бежать в пустыню, заключаться в затворы и искать спасения на столпах; у нас идет речь о долголетии, и вот мы указываем примеры долголетней жизни у святых подвижников, а эти примеры ясно говорят, что строгие посты, умерщвление плоти и другие подвиги христианские вовсе не сокращают жизни человеческой, как думают мудрецы века сего, и что, стало быть, святые заповеди Божии о посте и воздержании нисколько не противоречат природе человеческой. Во-вторых, правда и то, что Бог особенно хранил и продолжал жизнь Своих угодников, дабы они своим словом и примером пользовали и других. Однако же не следует забывать, что ведь Господь за то и дарил им долгую жизнь, что они эту жизнь всецело Ему же на служение посвящали. Значит, — живи по-Божии, Бог и тебя благословит долголетием, — их хранил, и тебя сохранит, им помогал, и тебе поможет. Святое слово Его неложно говорит: «разумети закон» Божий, а, стало быть, и свято блюсти его святые предписания — дело доброе, «помысла есть благого: сим бо образом многое поживеши время, и приложатся тебе лета живота» (Притч. 9; 11). Наконец, надобно еще вот что сказать: уж слишком мы привыкли извинять себя тем, что мы не святые, что мы люди грешные. А того и не хотим понять, что ведь святые-то были такие же люди, как и мы, что ведь и они имели ту же плоть и кровь — не Ангелы ведь были, и голод, и жажду, и стужу, и зной — все также ощущали, как и мы. Стало быть, напрасно мы думаем, будто святые так уж и жили только одной благодатью. Нет, в том-то и дело, что самая простота их жизни, самая строгость их подвигов, их суровые посты, тяжелые труды — все это и было, разумеется, не без содействия благодати Божией, — причиной их долголетней жизни. Каким образом? А вот послушай. Есть у нас один враг жизни — это грех, его оброки — болезни и смерть. И с какой жадностью этот господин собирает свои оброки! Пьянице он властно говорит: тебе долго не жить — ты мой! Блуднику тот же приговор: твоя развратная жизнь скоро истощит твои духовные и телесные силы, сведет тебя в могилу — ты мой! Честолюбцу и сребролюбцу говорит: зависть, как червь, подточит и засушит ваши кости и сократит ваши дни — вы мои… Гневливый и раздражительный сам сокращает свою жизнь… Вот святые Божии всю жизнь вели борьбу со грехом, побеждали в своем сердце этого лютого врага, оттого он и не смел пресекать их жизни серпом смертным прежде, чем они, как пшеница Божия, созревали для житницы небесной. Итак, грех — вот настоящий враг нашей жизни; во всем воздержание — вот мать здравия и долгоденствия. Святитель Митрофан Воронежский такое правило давал: «Мало пий, мало яждь — здрав будешь». Вот в чем тайна долголетней жизни! А, стало быть, и те, кто говорит, будто «кому уж какой предел положен, кому сколько Бог назначил жить, столько и проживет«, — говорят неправду: Бог назначает предел жизни твоей, смотря по тому, как ты сам живешь; будешь жить хорошо — Бог и веку тебе прибавит, будешь жить худо — на долгую жизнь не рассчитывай, твои же грехи сократят ее и отнимут у тебя прежде времени. «Кто есть человек хотяй живот, любяй дни видети благи?.. Уклонися от зла, и сотвори благо» (Пс. 33; 13, 15). Это урок многоопытного царя и пророка Давида.