СТРАННИК НА ПУТИ К НЕБУ

Обретение честных мощей свв. Гурия и Варсонофия Казанских.

Св. Гурий был архиепископом Казанским. Он происходил из боярскаго рода города Радонежа, родины св. преподобнаго Сергия, и служил у князя Пенькова. Он был очень скромен и благочестив, за что любили его князь и княгиня. Товарищи по зависти оклеветали его в одном тяжком и гнусном преступлении, касавшемся чести княгини. Князь, не разобрав дела и поверив клевете, заключил его в подземную темницу. Находясь в заключении, святой славил Бога, говоря: «без наказания душа моя могла бы остаться неисцеленною», и писал маленькия весьма полезныя книжечки для детей. Чрез два года Сам Господь освободил его, и он удалился в Волоколамский монастырь, где сделался настоятелем. Царь Иоанн Грозный уважал Гурия, и в 1555 г. назначил его в архиепископа только что завоеваннаго царства казанскаго. Здесь св. Гурий епископствовал 9 лет и обратил ко Христу множество магометан и язычников. За 2 года до смерти, по разстроенному от темничной жизни здоровью, удалился на покой и принял схиму.

 

Св. Варсонофий, в миру Иоанн, родился в Серпухове и был сын священника. Во время нашествия татар на Серпухов, 17-летним юношею взяли его в плен, где пробыл он три года. Горький свой плен Иоанн сносил с терпением и полной преданностью воле Божией, ибо он знал, что испытание посылается нам волею Отца Небеснаго для нашего же блага. В плену он изучил татарский язык. Воротившись из плена, поступил в Андроников монастырь. При отправлении св. Гурия в Казань, святой был послан туда вместе с ним, как знающий татарский язык, и много помогал ему в распространении христианства. В 1567 году св. Варсонофий был вызван Грозным на святительскую каѳедру в Тверь. Но за старостью недолго правил епархиею. Удалившись на покой и приняв схиму, он жил в Казани в основанном им Преображенском монастыре, где был погребен рядом с св. Гурием. Скончался в 1576 году. Чрез 30 лет после смерти св. Варсонофия, были открыты нетленныя мощи их обоих, источающия исцеления.

 

  1. При чтении житий святителей Гурия и Варсонофия Казанских, испытавших много скорбей в своей жизни, но не только не роптавших за это на Бога, но даже благодаривших Его за них, так как, лишившись всех обманчивых удовольствий мира сего, они тем усерднее вступили на тот путь, который приводит к истинному небесному отечеству, — при чтении житий этих угодников Божиих и многих других, удалявшихся от мира и избежавших того ложнаго и непрочнаго счастия, какое он дает, невольно приходит на мысль та истина, что настоящая земная жизнь не есть конечная цель христианина, что христианин есть только странник на пути к своему истинному отечеству — небу.

 

Действительно, мы в мире сем, как странники и пришельцы, являющиеся здесь только на время, приходящие сюда и отходящие отсюда. Истинное житие наше на небесех есть: там наше вечное отечество:, там наш Отец небесный, Который так любит нас, яко Сына Своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный; там наше полное и совершенное упокоение, наше блаженство неизменяемое и вечное. Будем же и мы, братие, жить на земле, как странники и пришельцы, взыскующие вечнаго града, емуже художник и содетель Бог!

 

а) Странник не обременяет себя излишнею ношею, не засматривается долго ни на что приятное в чужой для него стране, не останавливается ни на каком месте долее, нежели сколько нужно для отдыха. Так поступает и христианин, взыскующий Небеснаго отечества: он не привыкает слишком к своему временному жилищу — земле, не пристращается сердцем к чему бы то ни было земному и временному.

 

б) Странник не смущается тем, что на дороге застигают его бури и ненастье, попадаются крутизны и горы, встречаются препятствия и опасности; все переносит он, все преодолевает в надежде упокоения в своем отечестве и в дому своем. Так и христианин все случающееся с ним в жизни – и радостное и скорбное, и приятное и тягостное — встречает и переносит с благодушием и терпением, с благодарением Богу, с покорностию и преданностию воле Божией.

 

в) Странствующий на чужой стороне старается приобретать только то, что будет нужно и полезно ему дома, и все приобретенное спешит переслать в отечество. Так и христианин, живя в мире, старается обогатить себя благими делами благочестия и правды, любви и милосердия, чтобы явиться в небесное отечество свое с благою надеждою праведнаго воздаяния от Отца небеснаго, а не сострахом суда и осуждения. Самыя земныя сокровища свои он взаим дает Богу, препровождая их на небо чрез руки нищих и убогих, чтоб сотворить себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеет, приимут его в вечныя кровы.

 

г) У странника одно на уме и в мыслях — отечество, одно желание и стремление — возвратиться скорее в дом свой, одна забота — не остаться бы навсегда вне дома отеческаго. Самая мысль об отечестве служить для него утешением и отрадою на чужбине. Так и христианин всегда устремляет и ум и сердце свое к небу, где его вечное жилище, где все сокровища сердца его, где живот его сокрыт со Христом в Бозе.

 

д) Для странствующаго на чужой стороне необходим верный указатель пути, ведущий в отечество, нужен благонадежный руководитель и необходим свет, который освещал бы пред ним и самый путь и все окружнющие его предметы. Для христианина этот указатель истиннаго пути к царствию Божию есть закон Божий, который, по слову пророка, есть светильник ногам и свет стезям нашим. Этот началовождь и свет истинный, просвещающий всякаго человека, грядущаго в мир, есть Сам Господь Иисус Христос и Его Святое Евангелие. Аз свет в мир приидох, говорит Он: ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать живот вечный. Застигнутый ночною тьмою, путник не знает сам, куда и как он идет и куда, наконец, придет, сбивается с дороги, блуждает и спотыкается, заходит в дебри и пропасти. Так бывает с человеком и в его нравственной жизни и деятельности, если эта жизнь и деятельность не управляются законом Божиим, не освещаются светом евангелия Христова.

 

е) Для странника необходимы места и времена отдохновения для обновления и укрепления сил к продолжению пути. Так и для христианина, шествующаго к небесному отечеству, есть и места и времена духовнаго отдохновения. Это место духовнаго отдохновения есть храм Божий, который Сам Господь Бог именует Своим домом. В нем души верующих, как в истинном дому Отца своего, обретают благодатное успокоение от тревог и грехов при подножии креста Христова — и безсмертную пищу животворящаго тела и крови Христовой, исцеляющую все недуги душевные, укрепляющую нас в немощах наших, обновляющую духовныя наши силы, — и духовное питие слова Божия, ободряющее дух наш помощью от Господа, услаждающее сердце наше Божественными обетованиями, веселящее душу радостию о Господе.

 

ж) Странник, чем далее идет по пути своему, тем более сокращается его путь, тем ближе он к своему отечеству. Так и мы, братие мои, чем более продолжаем путь нашей жизни, тем более приближаемся к пределу ея — смерти, тем ближе подходим к вратам вечности.

 

III. Долго ли еще остается нам странствовать в этом мире, мы не знаем. Может быть, нынешний год есть последнее поприще, которое приведет нас ко гробу. Итак, готов ли дух наш разрешитися от уз плоти и со Христом быти? Готово ли сердце наше сретить Господа Иисуса Христа и соединиться с Ним навеки? Готовы ли мы явиться в небесном отечестве нашем среди ликов св. ангелов и духов праведников совершенных и приобщиться к славному торжеству избранных Божиих? На небе, в дому Отца Небеснаго, все готово, и там уже ждут нас, — будем готовы и мы: не вемы бо дне ни часа, в оньже Сын человеческий приидет! Аминь.

(Сост. Г. Д. с допол. по «Полному собр. проповед.» Димитрия, архиеп. херсонск. и одесск., т. I, изд. 1889 г.).