Самая угодная Богу жизнь: День памяти преп. Антония Печерского, начальника Русских монахов

2018-07-23.jpg
По случаю памяти преподобного Антония Киево-Печерского, родоначальника монашества на Русской земле, предлагаем к прочтению несколько фрагментов из наставлений при постригах святителя Серафима (Соболева).
ИЗ СЛОВА ПРИ ПОСТРИЖЕНИИ ОКОНЧИВШЕГО БОГОСЛОВСКИЙ 
ФАКУЛЬТЕТ СЕРГЕЯ КОНЮСА, 1929 ГОД
Приветствую тебя, мой возлюбленный о Христе сын отец Алексий, с принятием иноческого звания. Оно так высоко в очах Божиих, что Святая Церковь называет его чином ангельским. Святой Иоанн Златоуст в своей «Книге о девстве» свидетельствует, что так возвышается сие священное звание в силу стремления иноков своим девственным подвигом уподобиться безплотным. А святой Иоанн Кассиан, желая показать нам всю высоту девственной жизни, на основании свидетельства Премудрости Соломоновой и жизни апостола Павла, говорит, что дар божественного ведения небесных тайн и откровений дается в особенности за целомудрие (см.: Иоанн Кассиан, преп. Творения. М., 1896. С. 82, 437). К инокам по преимуществу относятся слова нашего Спасителя: Вы есте свет мира (Мф. 5, 14). Вот почему святой Феодор Студит говорит: «Как ангелы являются светом для иноков, так иноки являются светом для мирян».
Эта благодатная святоотеческая истина особенно яркое выражение нашла для себя в жизни нашей Святой Руси. От края и до края она была усеяна иноческими обителями, куда миллионами устремлялся наш православный Русский народ. Его манил сюда благодатный свет праведных иноков. Этим светом Русские люди согревались от мирской злобы и неправды. В небесных лучах его они ясно видели все свои заблуждения, уносили его в сердцах своих в мир и здесь, под его воздействием, строили свою жизнь личную, общественную и государственную.
Потому наша Родина и называлась Святою Русью, что в основе ее жизни была Православная вера, что в ней было безчисленное множество церквей и монастырей и она жила под руководством святых иноков.
Да, сейчас монастырей в России нет (произнесено в 1929 г. – примеч. ред.). Но это не значит, что иноков не стало на Русской земле. Они продолжают жить среди мирян, подвизаясь за Христа, за Церковь, за свою Родину и еще более чем когда-либо озаряя своим благодатным светом всю нашу великомученическую Россию.
Поэтому теперь как никогда приблизилось время для исполнения пророчества Достоевского о наших иноках, которое вылилось из его вдохновенного сердца в таких словах старца Зосимы: «И сколь подивились бы, если скажу, что от сих кротких и жаждущих уединенной молитвы (иноков) выйдет, может быть, еще раз спасение земли Русской. От нас, иноков, издревле деятели народные выходили, отчего же их не может быть и теперь? Те же смиренные и кроткие постники и молчальники восстанут и войдут на великое дело. От народа спасение Руси. Русские же монастыри искони были с народом… Народ верит по-нашему, а неверующий деятель у нас в России ничего не сделает, даже будь он искренен сердцем и умом гениален… Народ встретит атеиста и поборет его, и станет единая Православная Русь» («Братья Карамазовы»).
Вот как высоко иноческое звание. Быть иноком – это значит возродить себя к благодатной жизни настолько, чтобы сравниться с Ангелами. А быть Русским иноком сейчас – это значит стать еще и на путь самый верный и действительный для возрождения нашего народа. <…>
ИЗ СЛОВА ПРИ ПОСТРИЖЕНИИ ПОСЛУШНИКА РУССКОГО СПАСОВА
МОНАСТЫРЯ В БОЛГАРИИ БРАТА АЛЕКСАНДРА (ПОПОВА), 1925 ГОД
Приветствую тебя, возлюбленный во Христе сын мой отец Кирилл, с принятием монашества, которое ублажается нашею Православною Церковию как ангельский чин. <…>
Высокой ангельской чести сподобляются иноки при пострижении. Но еще большая честь их ожидает на Небесах, где они сподобляются особенной божественной славы. Что это так, об этом свидетельствует Святая Церковь в жизнеописании преподобного Даниила Столпника. Он долго умолял свою мать принять иноческий постриг, но она не соглашалась, говоря, что можно угодить Богу и в мирском звании. Тогда, по молитве ее великого сына, Господь показал ей в видении неизреченные, превосходящие по славе и красоте все другие небесные обители, приготовленные только для принявших иночество. После этого она исполнила волю своего сына и постриглась.
Но указывая на великую ангельскую честь монашеского звания, Святая Церковь не скрывает от нас всей тяжести его подвига. И ты слышал сейчас, мой возлюбленный о Христе сын отец Кирилл, какие великие обеты поста, целомудрия, послушания и терпения всякой скорби до смерти приняла от тебя Церковь при твоем пострижении, в невидимом присутствии Самого Бога, Его Пречистой Матери и святых Ангелов. Не скрыла от тебя Церковь, по какому отселе тяжкому и скорбному пути ты должен идти в своей иноческой девственной жизни.
Вот почему Сама Пречистая Божия Матерь, явившаяся в день праздника Благовещения преподобному Серафиму в сопровождении апостолов Петра и Иоанна и двенадцати дев, преподобных и мучениц, сказала благочестивой инокине Дивеевской обители, свидетельнице этого дивного видения: «Ныне великий подвиг сих мучениц несут инокини, только не открыто, а тайно, через умерщвление своих страстей».
В особенности тяжесть твоего подвига, сын мой отец Кирилл, будет усугубляться оттого, что мы переживаем сейчас страшное, близкое к пришествию антихриста время, когда все святое уничтожается людьми, возлюбившими мир, о котором еще святой Иоанн Богослов сказал: Все, еже в мире, похоть плотская и похоть очима и гордость житейская (1 Ин. 2, 16). Слова апостола Павла: Вси же хотящии благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут (2 Тим. 3, 12) осуществляются как никогда теперь в жизни нашей, и мы видим, как мало друзей у монашества и как много у него врагов – потому что люди, в силу своего плотского, безблагодатного и противохристианского настроения, не только не понимают монашества, но и ненавидят этот великий подвиг, эту самую угодную Богу жизнь.
Но как бы тебе ни было трудно под тяжестью сего подвига, помни одно, что ты при своем пострижении сейчас получил от Бога особую великую благодать Святаго Духа – как божественную силу для доблестного несения воспринятого тобою монашества. <…> Она будет охранять тебя от всех козней диавола, от всех его нападений. Она будет наполнять твою душу и день и ночь радостию. Она будет везде и всегда с тобою. Только не угашай в себе решимости всегда со страхом и радостию служить Христу, всегда быть с Ним и никогда не изменять Ему ни делом, ни словом, ни мыслию своею.
ИЗ СЛОВА НА ПОСТРИЖЕНИЕ ГЕОРГИЯ ШЕЛЕХОВА, 1933 ГОД
Приветствую тебя, мой возлюбленный о Христе сын отец Николай, с принятием ангельского образа.
Много назидательных словес ты слышал сейчас при совершении над тобою церковного чина пострижения. Но мне хотелось бы, чтобы в душу твою особенно запали и навсегда сохранились в ней следующие слова: «Добрая бо дела трудом стяжаваются и болезнию исправляются». Так говорит Святая Церковь, имея в виду иночество, которое есть не только доброе дело, но и самое высшее из всех христианских дел и подвигов, ибо оно есть отречение от всех сокровищ мира для нашего всецелого единения со Христом. «Монашество, – говорит епископ Феофан Затворник, – есть, с отрешением от всего, непрестанное умом и сердцем пребывание в Боге».
Таким образом, иночество есть не что иное, как средство к стяжанию нами совершенной любви к Богу. Из любви к Богу оно рождается и в своих подвигах есть эта любовь, которая, по словам Христа, является самою первою божественною заповедью. Вот почему преподобный Исидор Пелусиот, сей великий и просвещенный инок, имея в виду слова Христовы: Сии суть, иже на земли добрей сеяннии, иже слышат слово и приемлют, и плодствуют на тридесять, и на шестьдесят, и на сто (Мк. 4, 20), говорит: «Под приносящими плоды в тридцать крат разуметь должно живущих чисто в браке, в шестьдесят крат – должно разуметь живущих в мучительном воздержании от брака, а в сто крат – провождающих жизнь в чистом и блаженном девстве». <…>
Но насколько монашество есть самое великое и угодное Богу дело, настолько оно является и трудным. Святой Феодор Студит называет монашество мученичеством, т. к. здесь совершается мучительное умерщвление своей воли и всех ее плотских хотений. Здесь не только нужно бороться со своим человеческим естеством, но и со злыми духами, почему апостол Павел сказал: Несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12).
Но этим еще не исчерпывается вся тяжесть иноческой внутренней брани. Ты должен быть всегда готовым встретиться на своем иноческом пути и с таким явлением: чем добросовестнее будешь ты бороться со страстями и чем более ты будешь побеждать молитвой и постом диавола, тем сильнее он будет нападать на тебя. <…> Если же диавол во внутренней твоей брани с ним будет посрамлен тобою, то он и после этого не оставит тебя в покое и будет внешне нападать на тебя посредством всевозможных людских злословий и клевет. Поистине, тернист путь иноческий и слова Христа: Узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его (Мф. 7, 14) по преимуществу относятся к инокам.
Все это я говорю тебе, возлюбленный о Христе сын мой, вовсе не для того, чтобы устрашить тебя тяжестью предстоящего тебе монашеского подвига, а для того, чтобы сказать: чем труднее будет твое воинствование за чистоту, за Христа и Его вечное Царство, тем более тебе будет помощи от Бога. <…>
Будь только смиренным. «Кто не имеет смирения, – говорит святой Феодор Студит, – тот не может быть монахом». На мой вопрос, заданный некогда праведной и мудрой старице Варсонофии, игумении Космо-Дамианского женского монастыря в Крыму, сколько в ее монастыре монахинь, она ответила: «Пять». «Почему же пять, – спросил я, – когда в вашей обители множество сестер?» «Потому, – сказала она, – что из этого множества только пять истинных смиренных монахинь». Без смирения, при всех, даже великих подвигах поста и молитвы, мы делаемся фарисеями, без всякой любви к ближним, с способностью только их осуждать, клеветать на них и тем самым нравственно их убивать. А при смирении мы будем неуязвимы для бесов, низлагающих нас за гордость и тщеславие, ибо, по словам преподобного Иоанна Лествичника, «смиренному некуда падать: он всегда лежит на земле». <…>
Помни всегда пророчество древних Святых Отцов Церкви об иноках последнего времени. Святые Отцы предсказывали современное падение нравов, а вместе с тем и падение иночества. Но в то же время они пророчествовали, что в последнее время будут и такие иноки, которые окажутся выше великих подвижников древности, хотя они будут жить не в пустыни, а в миру, среди разврата и всяких соблазнов, – ибо будут спасаться сердечными скорбями и смирением, коим благополучно укроют себя от мира и от всего мирского.
Да поможет тебе Господь, сын мой, приобрести это смирение. <…>