РОЖДЕНИЕ В ИСТИННОЙ ВЕРЕ

Рождение в истинной вере

Проповедь убиенного иеромонаха Василия (Рослякова)
12 апреля 1987 г.
«Утро. Мать нашла мой крещальный крестик.
Мне 27 лет. Я надел тот крестик впервые после крещения, 
бывшего 27 лет назад. Явный знак Божий. 
Во-первых: указующий, может быть приблизительно, день моего крещения,
(мать не помнит) – это радостно.<…>»
Из дневника убиенного на Пасху иеромонаха Василия (Рослякова)
Крещение есть таинство, в котором верующий, при троекратном погружении тела в воду, с призванием Бога Отца, и Сына, и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной, и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную,
святую. Так как крещение есть духовное рождение, и родится человек однажды, то это таинство не повторяется.
Крещению всегда должно предшествовать озна- комление с верой. Христианин, по вере прини- мающий крещение, должен осознавать не только умом, но и всем своим существом, что в этом таинстве он обретает новое, доселе ему неведомое понимание жизни, вступает в абсолютно новые отношения с миром. Это новое зиждется на камне веры, веры в вечную жизнь, дарованную нам воскресшим из мертвых Господом нашим Иисусом Христом.
Крещение совершается в подобие смерти и воскресения Христа. Это подобие, прежде чем исполниться в обряде, должно исполниться в душе человека, в его вере, в его любви. Веровать во Христа – означает не только признавать Его Богом, не только получать от Него, но, прежде всего, отдать, вручить себя Христу, возлюбить Его. У любящих друг друга одна воля, одни желания, одни мысли. Они едины в словах и делах и поэтому вместе идут на смерть, но вместе и воскресают для вечной жизни.
Соединяясь верою во Христа, мы принимаем всем своим существом и делаем своим желанием желание Христа уничтожить корень зла – грех и бороться с ним даже до смерти. Поэтому только наша вера являет нам, что крещение – это истинная сметь и истинное воскресение со Христом Иисусом.
Как же явно и реально открывается нашей душе в Таинстве Крещения то, что мы умираем со Христом?
В христианском понимании смерть – это прежде всего духовное явление. Можно быть мертвым, еще живя на земле, и быть непричастным смерти, лежа в могиле. Смерть – это отделенность человека от жизни, то есть от Бога. Поэтому в крещении мы умираем духом для духа злобы – и как человек, сходящий в могилу, перестает быть участником в делах земных, так мы, умираем духом.
Как однажды нам должно родиться плотию от материнской утробы, чтобы войти в мир и жизнь земную, так однажды нам должно родиться свыше от воды и Духа для того, чтобы войти в жизнь вечную.
Рождение есть начало жизни. Без него нет и самой жизни, вот почему необходимо обозначить день своего рождения для жизни вечной Таинством Крещения.
Человек сотворен Богом из плоти и духа, и каждое из этих естеств должно получить достойное бытие.
Плотию мы приходим в мир безсознательно: нас никто не спрашивает, хотим ли мы родиться для жизни и смерти (в этом рождении мы несвободны), духом же мы рождаемся свободно. Мы своею волею говорим: «Я хочу родиться в жизнь вечную и осознанно прихожу к Таинству Крещения, как к моему рождению во Христе, в истине вере».
Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин. 3, 6). Почему же только крестившееся во Христа могут быть причастниками блаженста вечной жизни? Почему Иисус Христос, казалось бы, так жестоко сказал: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Небесное»?
Если бы не было дня и часа нашего рождения, то не было бы и самого нашего существования на земле. Если бы не было этого краткого мгновения рождения, то не было и всей долголетней нашей жизни. Дух же наш живет теми же законами. Если не совершится Таинство Крещения, если не будет этого мгновения рождения духа, то не может быть для нас и вечной духовной жизни.