ПРОПОВЕДНИК БЛАГОДАТИ

Святитель Григорий Палама — один из наиболее значительных вселенских апологетов Православия и учителей исихазма. Был родом из Константинополя, воспитан в царских чертогах, но еще в юности избрал монашеский путь и ушел на Афон. Там он проводил строгую подвижническую жизнь, под руководством опытных старцев обучался науке из наук — умному деланию, требующему уединения и безмолвия, которое получило название исихазм. Он также является автором множества богословских трудов.  В 14 в., в эпоху «паламитских споров» и «паламитских соборов», рассматривался вопрос о природе Фаворского света, или о природе Божественной благодати – ее тварности или нетварности. Выразителем голоса Церкви на этих соборах был свт. Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский. Прославлен как подвижник, богослов, иерарх и  чудотворец.

+++

Обожение есть преображение души под воздействием Божественной силы; это есть фактическое приобщение Божеству … Прп. Макарий Великий

Самая суть христианства выражается известной святоотеческой формулой: «Бог воплотился, чтобы человек обожился. Бог стал человеком, чтобы человек стал богом по благодати».
Для того чтобы каждый произволяющий человек мог реализовать эту возможность, Господь Иисус Христос создал Церковь. Прп. Иустин Попович пишет: «Церковь – Богочеловеческая мастерская, в которой люди с помощью святых Таинств и святых добродетелей обогочеловечиваются … обоживаются, преображаются в боголюдей по благодати, в богов по благодати». Святые – реальное свидетельство того, что Церковь выполняет возложенную на нее миссию. Вся история Христианской Церкви есть, прежде всего, история святости.
Лики святости многообразны. Общим для всех подвижников является то, что на них исполняется евангельская истина: правда в этом мире ступает ногами страданий. Святые не сожалеют о собственных страданиях, но живо ощущают необходимость защищать свой православный путь. Прп. Иустин Попович в связи с этим пишет: «Я должен защищать путь, по которому иду, не потому что это мой путь, а потому, что это путь Христов… Этот путь сохраняется в Православной Церкви Духом Святым через св. отцов…»
В 14 в. охранителем этого Богочеловеческого пути был великий архиепископ Фессалоникийский свт. Григорий Палама – аскет-созерцатель, богослов, церковный писатель, непримиримый обличитель ересей и неутомимый защитник и проповедник Христовой истины, с именем которого неразрывно связан один из периодов Церковной истории.
Из жизнеописания свт. Григория Паламы (1296 – 1359 ). Будущий святитель родился в конце 13 в. в Константинополе или Малой Азии, беженцами из которой были его родители. Отец его был сенатором и приближенным императора Андроника II. По сохранившимся сведениям, он упражнялся в Иисусовой молитве и иногда так углублялся в нее, что не реагировал на окружающее. Император в этих случаях говорил: «Не беспокойте его, пусть молится». Григорий был старшим из пяти детей. Семья была благочестивой. Все ее члены впоследствии окончили жизнь в иночестве.
Образование Григорий получил в Константинополе. Отличаясь природным умом и прилежанием, он преуспевал в изучении наук. Примечательно, что он положил себе за правило перед уроками совершать по три земных поклона перед иконой Госпожи Богородицы, прося Ее помощи в учении.
После смерти отца император покровительствовал рано осиротевшему мальчику, который успехами в учебе подавал большие надежды. Однако ни земная слава, ни блага мира не влекли юношу. Он встречался со святогорцами и стремился к иночеству. В возрасте около 20 лет с намерением осуществить свое желание он отправился на Афон. Одновременно с ним ушли в монастыри мать и все остальные члены семьи.
На Афоне Григорий предался руководству опытных старцев, от одного из которых принял монашеский постриг. Пользуясь их советами и наставлениями, он углублял свой опыт непрестанной молитвы, начатки которой получил, вероятно, еще в детские годы в семье. Подвизался в монастырях Ватопед, Эсфигмен, Великой Лавре св. Афанасия, а также в скитах, в которые его влекло стремление к уединенной жизни.
В возрасте около 30 лет св. Григорий уехал на время в Фессалоники, где совершал проповедь аскетизма в миру и принял священный сан.
По возвращении на Афон св. Григорий поселился в скиту св. Саввы. Образ его жизни был таков: пять дней в неделю он никуда не выходил и ни с кем не виделся, проводя все дни и ночи в молитве и божественном созерцании. Только в субботу и воскресение после совершения священнодействия и принятия Божественных Таин он беседовал с братией. К этому времени св. Григорий был образцом иноческого совершенства. Во время молитвы слезы текли из глаз его. На лице играл Божественный свет. Неоднократно сподоблялся он Божественных посещений: Пресвятой Богородицы, св. Иоанна Богослова и др. святых. Был удостоен от Бога дара чудотворений и пророчества. Многие св. мужи дивились его добродетелям и называли богоносцем.
Дальнейший период жизни св. Григория ознаменован борьбой с ересями, которые в то время начали волновать Церковь. Для искоренения их в течение 20 лет – с 1340 по 1360 гг. – созывались Соборы, которые по значению для всей Православной Церкви не уступают Вселенским. Выразителем голоса этих Соборов стал св. Григорий Палама, вследствие чего они остались в истории Церкви под названием «паламитских». Необходимость участия в догматической борьбе вынудила его оставить созерцательную жизнь. В 1347 г. св. Григорий был избран архиеп. Фессалоникийским. Последние годы жизни святителя протекли между Константинополем, где собирались Соборы, Фессалоникийской кафедрой и Афонской Горой, куда он, будучи расположен к созерцательной жизни, постоянно возвращался.
Много скорбей он претерпел в это время: клевету, гонения, неправедный суд, четырехлетнее заточение в темнице, агарянский плен. Отличаясь кротостью и незлобием, он был тверд и непреклонен в вопросах веры.
Скончался свт. Григорий на своей кафедре в 1359 г. По кончине лицо его просветлело и помещение, где он почил, озарилось светом, чему свидетелем был весь город, стекшийся к святым мощам для прощания.
Последними словами святителя были: «В горняя, в горняя …к Свету!»

Богословие Света. Свт. Григорий Палама как «проповедник благодати»

Благодать – нетварная Божественная сила, в которой Бог являет себя человеку, а человек с ее помощью преодолевает в себе грех и обоживается.
Богословское оформление православного вероучения не закончилось с эпохой Вселенских Соборов. Победой над иконоборчеством завершился вероучительный цикл, который можно назвать христологическим. Дальнейшее развитие богословской мысли было связано с созданием мистического богословия Церкви – богословия Святого Духа и благодати.
Задача была трудной – выразить в доступных понятиях опыт таинственной духовной жизни, выходящей в своих высших проявлениях за пределы исторического времени и отражающей реалии вечности.
В 14 в., в эпоху «паламитских (исихастских) споров» и «паламитских Соборов» эту задачу решал свт. Григорий. Начало полемике положила попытка рационалистически настроенного калабрийского монаха Варлаама и позже примкнувшего к нему Акиндина грубо высмеять молитвенную практику афонских монахов-исихастов, якобы стремящихся путем механических действий достичь созерцания Бога. Созерцаемый подвижниками свет Варлаам называл тварным, монахов – двубожниками, а Бога – непознаваемым.
Ядром спора стал вопрос о тварности или нетварности созерцаемого света, равно и света Преображения Господня. Этот вопрос в свою очередь включал много других: о природе благодати, о возможности мистического опыта и его реальности, о возможности Богопознания и Боговидения, о возможности обожения в реальном, а не метафорическом плане.
Рассмотрение этих вопросов в свете Свщ. Предания Церкви и составило суть учения свт. Григория Паламы. Собственно своего учения у него не было: он лишь систематизировал, обобщил, рассмотрел под определенным углом уже имеющийся опыт Церкви. Божественную благодать, вечную и нетварную, он защищал вместе со св. отцами, до него бывшими, словом – устным и письменным, всеми своими трудами и всей своей жизнью, за что Церковь справедливо воспевает его как «проповедника благодати».
Богомудрый свт. Григорий благовествует: «Человек… лично … встречается с Богом через причастие к Его нетварному дару, т.е. через обретение вечной святотроичной благодати. Эта благодать есть свет Святой Троицы, который освещает души человеческие и населяется в них … Вечная благодать Божия тождественна со славою Преображения и светом, осиявшим апостолов на горе Фавор; она есть та сила Духа Божия, которая в виде огненных языков излилась на апостолов в день Пятидесятницы».
В вопросе о Боговидении свт. Григорий объясняет кажущуюся противоречивость двух утверждений: «Бога никтоже виде нигдеже» (Ин. 1, 18) и «блаженни чистии сердцем: яко тии Бога узрят» (Мф. 5, 8). Свт. Григорий показывает, что оба утверждения истинны: одно относится к неприступной сущности Божией, а другое – к благодатной силе и энергии Божией. Неприступная сущность Божия таковой и остается. То же, что доступно творениям, – это свойство Божественной сущности – вечная энергия, которая изливается на все сущее. По сущности неприступный Бог «таинственным образом становится доступным для достойных, благодатию им даруя себя и вселяясь в них …»
Свт. Григорий пишет: «Если бы эта благодать была тварна, тогда бы и само Божество, из Которого она исходит, было бы тварным». Тогда тщетными были бы наши вера и надежда. Человек бы вечно пребывал в оковах тления и смерти.
Божественная благодать может зримым образом открываться в святых, чему много примеров в житиях древних отцов. Прп. Серафим Саровский воскрешает в довольно близкую к нам эпоху святость отцов-пустынников первых веков христианства, которая для нашей рассудочной веры кажется невероятной. Как говорит прп. Серафим, «это все произошло от того, что мало-помалу удаляясь от простоты христианского ведения, мы под предлогом просвещения зашли в такую тьму неведения, что нам то кажется неудобопонятным, о чем древние христиане … ясно разумели …» Явившись преображенным Духом Святым во время известной беседы с Н. Мотовиловым, он подтверждает благовестие о Духе Святом всех предшествующих отцов.
Свт. Григорий пишет: «Это приобщение Бога, в котором праведники воссияют как солнце, и есть блаженство будущего века…»
Святая Церковь опознала в паламическом богословии свой сокровенный опыт. Правильность учения свт. Григория Паламы была подтверждена Константинопольским Собором 1351 г. В течение 14 в. определения этого Собора были приняты всей полнотой Православной Церкви и нашли отражение в чине Торжества Православия. Варлаам и Акиндин были анафематствованы. Свт. Григорий через восемь лет по кончине был причислен к лику святых.
«Безумие» Христово в очередной раз посрамило «мудрость» мира сего.

+++

Неисчерпаемые кладези Божественной благодати, в защиту которой так много трудился и страдал свт. Григорий Палама, находятся в Православной Церкви: в ее молитвословиях, священнодействиях, обрядах и в первую очередь – в ее Таинствах. К обретению благодати и святости призваны не только избранные угодники Божии, но и все христиане.
В напоминание об этом великий святой нашего времени отец Иоанн Кронштадтский обращает к нам слова: «Неблагонадежный, неистинный тот христианин, который не хочет, не надеется и не старается быть святым, как неблагонадежен и тот воин, который не хочет, не надеется и не старается быть победителем. Мы все … можем и должны быть святыми! – не своею силою и заслугами перед Богом, – нет; а силою благодати Божией … и заслугами Христовыми … Да обновит же нас всех Дух Святый, очистив от всякого греха».