«ПОСТЯЩЕСЯ ТЕЛЕСНЕ, ПОСТИМСЯ И ДУХОВНЕ»

«Постящеся телеснее, постимся и духовне»Есть пост телесный, как видим; есть пост и душевный. Телесный пост есть, когда чрево постится от пищи и пития, душевный пост есть, когда душа воздерживается от злых помыслов, дел и слов. Изрядный постник есть кто удерживает себя от блуда, прелюбодеяния и всякой нечистоты. Изрядный постник есть, кто воздерживает себя от гнева, ярости, злобы и мщения. Изрядный постник есть, кто положил языку своему воздержание, и удерживает его от празднословия, сквернословия, буесловия, клеветы, осуждения, лести, лжи и всякого злоречия. Изрядный постник есть, кто руки свои удерживает от воровства, хищения, грабления, и сердце свое — от желания чужих вещей. Словом, добрый постник есть, кто от всякого удаляется зла. Видишь, христианине, пост душевный. Полезен нам пост телесный, так как служит нам ко умерщвлению страстей, но пост душевный неотменно нужен так, что и телесный пост без него ничтожен есть. Многие постятся телом, но не постятся душой, многие постятся от пищи и пития, но не постятся от злых помыслов, дел и слов, и какая им от того польза? Многие постятся через день и два, и более, но от гнева, злопомнения и мщения поститься не хотят; многие воздерживаются от вина, мяса, рыбы, но языком своим людей, подобных себе, кусают, и какая им от того польза? Суть такие, которые часто не касаются руками снедей, но простирают их на мздоимство, хищение и грабление чуждого добра, и какая им от того польза? Истинный бо и пряный пост есть воздержание от всякого зла. Аще убо хощеши, христианине, чтобы тебе пост полезен был, то, постясь телесно, постись и душевно, — и тогда постимся всегда. Якоже убо полагаешь пост чреву твоему, наложи его злым мыслям и прихотям твоим. Да постится ум твой от суетных помышлений, да постится память от злопомнения; да постится воля твоя от злого хотения, да постятся очи твои от худого видения: отврати очи твои, еже не видети суеты, да постятся уши твои от скверных песней и шептаний клеветнических, да постится язык твой от клеветы, осуждения, кощунства, лжи, лести, сквернословия, и всякого праздного и гнилого слова, да постятся руки твои от биения и хищения чуждого добра, да постятся ноги твои от хождения на злое дело. «Уклонися от зла и сотвори благо» (Пс. 33; 15).Се есть христианский пост, какового Бог наш от нас требует. Покайся убо, и, воздерживая себя от всякого злого слова, дела и помышления, учись всякой добродетели, и будешь всегда перед Богом поститься. «Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли тот пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: `вот Я!’ Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой [будет] как полдень», и проч. (Ис. 58; 4-10).

   (Из сочинений святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского чудотворца)

        Колокольный звон в Великий Пост
   Отчего в Великий Пост благовестить заповедано не так, как в прочие дни? Зачем этот печальный, медленный, заунывный звон, будто где-нибудь случилось несчастье какое, например, пожар всеистребляющий, или человек умер? Отчего, на что, для чего это? Уж и в самом деле, нет ли несчастья какого? Ох, есть, да и какое еще! Великое, шире пламени, за один раз истребляющего палаты и хижины, леса и поля, — неогляднее разлива водного, потопляющего все живущее на земле. Погибают души человеческие, души христианские, охватил их со всех сторон пламень греха и нечестия, пламень похоти мирской, и гибнут, гибнут они, бедненькие, ниспадая во дно адово… Видит это Церковь Христова с высоты своей и речет гласом колокола к душам, объятым пламенем, чтоб они спешили, пока еще есть в них дыхание, к живоносному источнику покаяния, чтоб они погружались в водах его, текущих в живот вечный, чтобы спасались от конечного погубления. Видит Церковь Господня и умерших уже духовно, и, болезнуя о них, возвещает о таком своем несчастии миру Божиему: «Слыши, небо, внуши, земле: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася мене. Рахиль плачущися чад своих, и не хотяше утешитися, яко не суть». Вот в чем горе ее тяжкое и скорбь неутешная! Дети, духовно порожденные ею, воспитанные и взлелеянные не суть, — умерли, и велит она, Мать сиротеющая, колоколам своим говорить небу и земле о такой великой своей потере: «сыны родих и возвысих, тии же отвергошася мене» Знает она и о праведном прещении Божием еще на живых, но грешных и все-таки дорогих ей детей, видит вдали и тучу гнева Господня, грядущую на нераскаянных, и томным, заунывным звоном колокола возвещает чадам своим находящую беду. «Ко мне дети мои, ко мне, дорогие, мои! — говорит она, широко распростирая крылья свои, словно кокош, собирающий птенчиков своих. — Я вас спрячу, я вас укрою от тучи-грозы. Сильней меня в мире нет! Слышите ли, дети мои, что Господь говорит: «Се гряду скоро и мзда Моя со Мною воздати коемуждо по делом его…»». Истинно так! Если когда, то вот именно в эти великие дни святой Четыредесятницы звон колокола означает «будущий Суд и трубу ангельскую, из гробов созывать к общему суду имеющую»… Ох, Господи, Господи! «Аще беззакония назриши, кто постоит?» Помилуй же нас «по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззакония» наша. «Не уничижи, Господи, сердца сокрушенна и смиренна!»
   (Из «Домашней беседы «, 1861)
        Действие поста на змей
   Один естествоиспытатель пишет, что змеи от поста теряют свою ядовитость. Немалое одобрение посту. Но мы не можем не заметить при этом случае новой черты сходства между змеем чувственным и змеем духовным. И последний от поста теряет свою ядовитость. «Сей род, — говорит Спаситель о змеях духовных, — ни чим оке исходит, точию молитвою и постом» (Мф. 17; 21). Так сильно действует пост на древнего змея, даже не его собственный пост, а человека, который вооружается постом! Мы все ужалены адским змеем, во всех нас действует яд его. Не видна ли из этого необходимость для всех врачевства, предлагаемого нам в посте?
(Из «Воскресного чтения «, 1838)