ПОКАЯЛСЯ, А ОБЛЕГЧЕНИЯ НЕТ…

Выписка из статьи, напечатанной в журнале «Пастырский собеседник» за 1891 г. №№ 17–18: «Из дневника сельского священника (А.К-ий), который в 1866 г. на другой год по окончании курса семинарии посетил Святогорск Харьковской губ., и где ему пришлось беседовать со странником (А-я) в простом одеянии, с котомкой за плечами; этот странник родом из Тамбовской губ., духовного происхождения священнический сан, окончил полный курс Духовной семинарии».
«… Я стал выходить из часовни, как смотрю – идет навстречу мне старец, в власянице, подпоясанный кожаным поясом, в послушнической шапочке (это святогорский затворник, он жив еще доселе и посещает, когда не бывает народа, часовню на мелевой скале). Подойдя ко мне, он спросил у меня: кто я таков и зачем пришел сюда. Я ответил: молиться Богу пришел, но молитва моя безуспешная. Молюсь, молюсь, а желаемого не получаю. «А ты чего желаешь?» – спрашивает меня. «Одного желал бы я – спокойствия своей душе. Я, – говорю, – в молодости грешил, а теперь скорблю и мучаюсь мыслию, что я великий грешник, каких нет на свете». – «Да ты каялся в своих грехах перед духовником?» – «Каялся, но я покаяние не облегчило моей души». – «А веришь ты в милосердие Божие?» – «Верю». – «А в своем спасении не отчаиваешься?» – «Нет, я надеюсь,что Господь простит меня, грешника, изгладит мои грехи, если я заглажу их доброю жизнью». – «Ну, значит, покой твоей души нарушает иная скорбь, не та, что спасение соделовает (2 Кор. 7, 10). Ты скорбишь не о том, что своими грехами оскорбил Бога, осквернил свою душу и тело и потерял вечное блаженство, а скорбишь о том только, что ты грешнее всех на свете. Но думал ли ты, от чего происходит твоя скорбь? Прости меня, если я открою причину, источник твоей скорби; не укоры совести тебя сокрушили и не дают тебе покоя, – хотя и началось с них, – а гордость твоя сокрушила тебя. Ты – грешник. Ты сам сознаешь это и мучаешься, – почему? Потому, что твое самолюбие оскорблено, что ты так низко пал; тебе хотелось бы быть лучше других; ты радовался бы, если бы другие были хуже, грешнее тебя. «Слава Богу, – сказал бы ты, – что я не таков, как прочие люди – прелюбодеи». У нас так и бывает: согрешил человек и не кается пред Богом, а утешает себя: «Не я первый, есть еще хуже меня», – и покоен себе. А вот ты сколько натворил мерзостей, что не можешь сказать себе…»…».