О ХРИСТИАНСКОМ ЕДИНЕНИИ

О христианском единении

Беседа священномученика Онуфрия (Гагалюка), архиепископа Курского (+1938г.) в день памяти Трех святителей

И будет одно стадо и один Пастырь. (Ин. 10, 16)

В праздник трех святителей Христовых: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста — мысль наша направляется к христианскому единению. Три святителя, различные по своему характеру, — едины, разногласия между ними нет. И они зовут нас, верующих, и всех людей — к единству. Но у нас есть еще более высокий, самый высокий идеал единения — Пресвятая и Живоначальная Троица: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой.
Где же происходит наше объединение? В Святой Христовой Вселенской Православной Церкви. Нас, чад Церкви Божией, объединяет одна вера в Троицу единосущную и нераздельную, одни Таинства, одна иерархия. Кроме единения верующих в Церкви Христовой Православной, есть на земле и другие объединения людей — религиозные и нерелигиозные. Из религиозных объединений, стоящих вне Православной Церкви, наиболее сильное — католическая латинская церковь. Какая разница между ними? В нашем православном объединении началом является Христос Богочеловек, Глава нашей Вселенской Церкви. Идеалом жизни православных является жизнь по заветам Христа Спасителя: все внимание и энергия направлены на то, чтобы постичь дух Христов и следовать ему при помощи Его благодати. В католической церкви объединяющим началом является Римский папа, и вся задача доброго католика состоит в том, чтобы выполнить волю папы — для него непогрешимого авторитета. Поэтому и дух католический не столько Христов, сколько мирской. Вот как об этом говорит известный епископ Феофан Затворник: «Дух католичества земной. Церковь у них есть политическая корпорация, поддерживаемая человеческими силами и средствами, каковыми являются: инквизиция, индульгенция, с видимым главою. Православная Церковь есть духовный союз всех во Иисусе Христе и чрез Него взаимно меж собою. Церковь невидимо правится Господом и направляется к своему концу. У них ведет ее папа, и куда?» («Письма о христианской жизни»).

На земле мы видим также огромные объединения людей безрелигиозных, с религией ничего не имеющих и прямо ей враждебных. В них есть и строгая дисциплина. Какая разница между этими человеческими объединениями и Христовой Церковью? В Христовой Церкви единение свободное, основанное на добровольном преклонении пред Истиной и Святостью — Христом Богочеловеком. Человеческое единение безрелигиозное есть подчинение силе одного человека. А всякий человек, даже самый гениальный, есть человек, то есть существо ограниченное, несовершенное. Служить идеалом для людей человек не может, потому что у него имеется масса противоречий. Удовлетворить потребности наших порывов никакой человек не может, поскольку он такой же грешник, как и мы, со своими слабостями. И единственно, чем держится человеческое объединение (если оно держится), есть страх, насилие. Бога — Существа абсолютного — никто не может заменить: ни Римский папа, ни человеческий гений. Господь наш Иисус Христос, Богочеловек — вот идеал людей, всечеловеческий, всемирный, вечный. Христос Спаситель уже создал объединение людей с Собою (на земле). Это — Его Церковь. И Он зовет всех людей в Церковь Свою, к единению с Собою, ибо Он — Глава этой Церкви. И напрасны все усилия людей подменить это объединение в Церкви во Христе другими объединениями.

Люди, искренне ищущие истины, добра и красоты, найдут все это в Церкви Православной. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст были в той же Церкви Христовой, что и мы, православные христиане, исповедали и служили Тому же Христу Богу, что и Апостолы и мы, грешные. И после нас чада Церкви Православной будут так же единомысленны с нами, потому что всех нас объединяет не человек, а Бог, Христос Спаситель, Который вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13, 8).