О СТАРОЙ, ИЛИ ЦАРСКОЙ ОРФОГРАФИИ

Изъ сочиненій архим. Константина (Зайцева) († 1975 г.) «Мы люди изъ другого міра. Этотъ міръ ушелъ, его больше нѣтъ. Окружающій насъ міръ находится въ полной увѣренности, что онъ ушелъ навсегда. Мы, однако, остаемся въ этомъ ушедшемъ мірѣ. И мы знаемъ, что если онъ, дѣйствительно, ушелъ, то міръ идетъ къ своему концу. Мы не скрываемъ того, что мы принадлежимъ къ этому ушедшему міру: мы живемъ его чувствами и мыслями. На насъ могутъ смотрѣть, какъ на чудаковъ. Но мы своего «чудачества» не скрываемъ. Мы его и не навязываемъ. Тѣ, кто съ нами общаются, одно только должны знать твердо: отъ своего «чудачества» отказаться мы не можемъ. Кто съ нами хочетъ имѣть дѣло, долженъ это признать. Въ свободномъ мірѣ дѣйствуетъ т. н. «культурная автономія», то есть право національныхъ меньшинствъ сохранять свои національныя особенности — беречь свой языкъ, имѣть для этого свою школу, имѣть свою церковь, свою печать, свои общественныя организаціи. Наша особенность въ томъ, что все это мы осуществляемъ съ оглядкой не на современную Россію, а на Россію ушедшую — съ ея языкомъ (орѳографіей), съ ея міровоззрѣніемъ, съ ея бытомъ, съ ея Церковью…»