О девстве и целомудрии

В Православной Церкви, с самого начала ее установления, во все времена христианства и доныне существует прекрасный обычай девства. Девство имеет свое особенное значение для тех, которые могут сохранить его в чистоте. Девство – особенный дар Божий и потому дается немногим. Сам Господь наш Иисус Христос говорит: «Не все вмещают слово сие, но кому дано… Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19,11–12). Преимущества девственного состояния указывает святой апостол Павел в Первом своем послании к Коринфянам: «Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу. Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения… Посему выдающий замуж свою девицу поступает хорошо, а не выдающий поступает лучше» (1 Кор. 7,33,35,38). И святые Отцы Церкви высоко ценили чистоту целомудрия девства и много писали в похвалу девства. По словам Мефодия Тирского или Патарского «девство выше брака. Девство освящено жизнью Господа Иисуса, и тогда когда брак позволен апостолом как мера укротительная против плоти, девство – состояние первого человека, возвышение всего организма человеческого на степень жизни духовной, торжество над материальною жизнью и лучший дар Господу».

Святой Антоний Великий говорит: «Девство есть печать совершенства, подобие Ангелам, духовная и святая жертва; венец, сплетенный из цветов добродетели, благоухающая роза, оживляющая всех, находящихся вблизи ее, приятнейшее благоухание Господу Иисусу Христу, великий дар Божий, залог будущего наследия в Царстве Небесном».

«Девство, – говорит святой Иоанн Златоуст, – есть дело столь великое и чудное, что превосходит все человеческие добродетели. Девство украшало первых людей больше, нежели царей диадима и золотые одежды. Что честнее, сладостнее, светозарнее девства? Ибо оно издает сияние, блистательнейшее самых солнечных лучей, и, отрешив нас от всего житейского, приучает светлыми очами со вниманием созерцать солнце правды. Как драгоценное миро, хотя и в сосуде заключается, наполняя воздух благоуханием, исполняет приятности не только находящихся внутри дома, но и около него стоящих; так и благоухание девственной души, напаяя чувства, показывает сокровенную внутри добродетель».

Тайновидец святой Иоанн Богослов, видевший будущее блаженство, уготованное на небе девственникам, пишет: «И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах… ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он не пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу, в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим» (Апок. 14,1,4,5).

Хотя святые Отцы Церкви жизнь девственную и называют равноангельною, но внушают проводящим такую жизнь не возноситься и не гордиться пред теми, которые вступили в брак. Святой Кирилл Иерусалимский пишет: «И ты, сохраняющий невинность, не от брачных ли рожден? Не презирай серебра потому, что имеешь золото. Да пребудут в благой надежде и брачные, кои живут, как должно в браке, кои вступают в брак по закону, а не по любострастию».

Святые Отцы Гангрийского собора пишут: «Мы и девство, со смирением соединенное, чтим, и воздержание, с честностью и благочестием соблюдаемое, приемлем, и смиренное отшельничество от мирских дел одобряем, и брачное честное сожительство почитаем».

Святой Афанасий Великий говорит: «Два пути в жизни. Один обыкновенный и житейский, то есть брак; другой же ангельский, коего нет превосходнее, то есть девство. Если кто избрал мирской путь, то есть брак, то не подлежит порицанию, но не получит толиких даров, хотя, впрочем, получит некии, ибо и он приносит плод тридесятикратный. Аще же кто воспринял честный и премирный путь, хотя путь его скорбнее и труднее первого, но таковый приемлет более чудные дарования: ибо принес плод совершенный, сторичный».

Но если соблюдающие девство ведут жизнь непристойную, преданы мирским удовольствиям: пьянству, играм, роскоши, изнеженности, всевозможным порокам, не следуют правилам Святой Церкви, не бывают сострадательны и милостивы к бедным, – такое девство не принесет им никакой пользы, как тем юродивым евангельским девам, не запасшим елея в сосудах своих и оставшимся вне чертога брачного. «Господи! Господи! – говорили они, – отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас» (Мф. 25,11–12).

Святой Григорий Богослов пишет: «В жизни возможны два состояния – супружество и девство, и одно выше и Богоподобнее, но труднее и опаснее, а другое – ниже, но безопаснее»… «Ни девство, ни супружество не соединяют и не разделяют нас всецело с Богом или с миром, так чтобы одно само по себе было достойно отвращения, а другое – безусловной похвалы. Напротив того, ум должен быть хорошим правителем и в супружестве, и в девстве, и из них, как из некоторого вещества, художнически обрабатывать и созидать добродетель»… «Хотя супружество имеет земное начало, а безбрачная жизнь уневещивает Всецарю Христу; однако же бывает, что и девство низлагает на тяжелую землю, и супружеская жизнь приводит к Небу. А потому, если бы стали винить, один – супружество, а другой – девство, то оба сказали бы неправду»… «Девственная жизнь лучше, подлинно лучше; но если она предана миру и земному, то хуже супружества».

Венец девства есть высшая христианства добродетель, она есть красота и венец Церкви. И все девственницы именуются Святою Церковью невестами Христовыми. Святитель Димитрий Ростовский учит: «Отыми у Ангела крылья, и он будет девица. И дай девице крылья, и она будет ангел» (преп. Анатолий, 7, с. 124).

Таинство странное вижу и преславное: небо – вертеп, престол Херувимский – Деву. И все девы, которые терпят от бесов и от людей за сохранение своей чистоты, тоже, подобно Пресвятой Деве, служат Чистейшему Сыну Девы, Господу Иисусу Христу престолом. Оттого-то враг так и ненавидит девственниц и всячески старается их осквернить (преп. Анатолий, 7, с. 239).

Девство имеет великое значение пред Богом. Святая Дева паче естества сподобилась быть Материю Пресущественного Сына Божия и, оставаясь всегда Девою, называется Пресвятою. Впрочем, не всякое девство хорошо и похвально, как Сам Господь объявил во Евангелии о десяти девах: «Из них пять было мудрых и пять неразумных» (Мф.25, 2), т. е. девы неразумные, которые соблюдали только наружное девство, а внутренно осквернялись нечистыми помышлениями, также побеждены были и другими страстями – сребролюбием и тщеславием, завистью и ненавистью, гневом и памятозлобием, и вообще невоздержанием… Почему Господь и упрекает таковых в Евангелии: «истинно говорю вам, что мытари и блудницы», кающиеся, «вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31); мнящиеся же быть «сыны царства извержены будут во тьму внешнюю» (Мф. 8, 12) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 22).

Замуж выйти не возбраняется и не грех, если девица не обручена жениху, а как только заключат контракт, тогда бесчестьем считается бросить данное обещание и нарушить договор. Мы с тобой теперь невесты, обрученные Господу Иисусу, и дали обет блюсти девство. И если нарушим его, то делаемся повинны, как изменники, как прелюбодеи (преп. Анатолий, 7, с. 123).

Я тебе послал книжку «О девстве» святого Иоанна Златоуста, но, видно, ты не получила. А между тем я ничем не надеялся тебя так утешить, как этою книжкою. Ибо и сам до глубины души тронут ею, зная, как многие из вашей сестры томятся неопределенностью своих ожиданий и надежд, не видя пред собою ничего, кроме скорбей, труда, томления, неясных воздаяний в будущем. А тут, как день, ясно представлены невыгоды брачующихся и красота и высота девства. Прочти эту книжку со вниманием и давай другим для прочтения (преп. Анатолий, 7, с.182).

* * *

Целомудрие – это добродетель, противоположная страсти любодеяния. Целомудрие – характеристика не только телесного состояния, это характеристика человеческой души. Целомудрие – стремление к чистоте и цельности жизни.

Целомудрие – это цельное мудрование, и заключается оно не только в физической неповрежденности (можно оставаться телом девственником, а в уме совершать страшный разврат, и наоборот – жить в благочестивом браке и сохранять душу от греха), но и в правильном, цельном, незамутненном взгляде на противоположный пол, в чистоте души.

Св. Игнатий (Брянчанинов) так пишет о том, что такое добродетель целомудрия: «Что такое – чистота? Это – добродетель, противоположная блудной страсти; это – отчуждение тела от действительнаго впадения в грех и от всех действий, приводящих ко греху, отчуждение ума от помышлений и мечтаний блудных, а сердца от ощущений и влечений блудных, затем последует и отчуждение тела от плотскаго вожделения».

В момент потери чистоты с человеком невидимо происходят ужасные вещи. Человек теряет направленность, возможность концентрироваться на чем-то, возможность себя посвящать одному человеку. Возникает разбросанность, расколотость, ущербность. Сознание и душа привыкают раздваиваться.Сохранение чистоты, целомудрия души и тела до брака так важно потому, что брак – это избранничество, посвящение всего себя, души и тела, одному человеку. «Я буду служить его счастью, его благополучию, его здоровью». Когда молодой человек или девушка приходит к моменту создания семьи уже потеряв целомудрие, в браке не происходит этого таинства посвящения, чуда избранничества.

Если человек способен, грубо говоря, лечь с кем-то в постель, не питая к нему глубоких чувств, а просто ради сексуальных наслаждений, это предательство самого себя, это попрание своей нравственной чистоты. В этот момент человек приобретает негативный опыт распоряжения своим телом, когда оно становится средством совершения греха. Но тело – это не просто какой-то мешок, в который вмещается человеческая душа. По определению апостола Павла, тело есть «храм Святого Духа». Если храм осквернён, это трагедия, надо заново его освящать, надо читать особые молитвы на изгнание нечистоты. Осквернение человеческого тела тоже просто так не проходит, необходимо принести покаяние, чтобы в сознании человека зажила эта рана. Поэтому и существует церковная исповедь до брака. Прежде чем люди вступят в церковный брак, приносится исповедь за всю предыдущую жизнь. И если были добрачные связи, нецеломудренное поведение, будущие супруги должны в этом раскаяться, чтобы Господь простил им, и они начали совместную жизнь с чистого листа.

Добрачные отношения приводят к тому, что у девушки повреждается или разрушается потенциал родовой функции. То есть в её детородных органах остается некая отметина, которая не позволяет ей в будущем рожать здоровых детей. Даже когда она нашла своего избранника, полюбила, вышла замуж и хочет от него детей, её добрачный опыт является преградой для рождения потомства. Сейчас много молодых супружеских бездетных, которые хотят детей, но не могут родить, по этой причине.

Следствием добрачных связей часто бывают аборты. Убийства детей в утробе матери приводят к тому, что родовая функция матери оскудевает. Родившийся ребёнок получается ослабленным, болезненным, с неустойчивой психикой, с невротическими проявлениями. Очень часто мы видим, что если ребёнок ведет себя неуправляемо, расторможенный или, наоборот, подавленный, страдающий аутизмом, как правило, за этим стоят ранее сделанные аборты.

Поэтому к девственности надо относиться очень серьёзно. В традициях Церкви всегда воспевалась девственная чистота Богородицы, которая девушкам – высший образец. Высшая добродетель, надёжная основа будущей семейной жизни.