ОТВЕТЫ ИКОНОБОРЦАМ

5.Еретик.Говорят, что в Писании вообще запрещено воздвигать изображения. Ибо оно говорить так:«не сотвори себе кумира, и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им: Аз бо есмь Господь Бог твой»(Исх. 20, 4–5).

Православный.Когда и кому (это было сказано)? До благодати, – соблюдаемым под законом и возводимым к единобожию, – когда Бог еще не явился во плоти и древние ограждались от языческих идолов. Для тех, которые чрез праотцаАдамавозрастали в народ избранный, надлежало это узаконить, чтобы отклонить их от бездны многобожия. (И им было сообщено), что один Бог и отец всех,«егоже никтоже видел есть от человек, ниже видети может» (1Тим. 6, 16), как написано, – у Котораго нет никакого ни обозначения, ни подобия, ни очертания, ни ограничения, ни вообще чего бы то ни было, что подлежит постижению для человеческой мысли. О Нем можно сказать совершенно определенно:«кому уподобисте Господа? и коему подобию уподобисте его» (Ис. 40, 18)? Умолчу о том, что не все то, что запрещено по отношению к Богу, запрещено и по отношению к другому. Запретивший ранее священному Моисею затем вскоре повелел:«и сотвориши, – говорит Он, –два херувима злата изваянна, …на обоих странах: Да будут херувими распростирающе крила верху, соосеняюще крилами своими над очистилищем, и лица их ко друг другу… И познан буду тебе оттуду и возглаголю тебе»(Исх. 25, 18–22). И в книге Чисел:«сотвори себе змию [медяну], и положи ю на знамя: и будет аще угрызет змия человека, всяк угрызенный видев ю жив будет. И сотвори Моисей змию медяну, и постави ю на знамени: и бысть егда угрызаше змия человека, и взираше на змию медяну, и оживаше»(Числ. 21, 8–9). Ты видишь, что это – слова Писания, – хотя ангелы не имеют грубого, подобного нашему, тела, хотя змий, который таинственно был принят за образ Христа, своим видом животного слишком отличался (от этого образа). Если в древностиБогблаговолил, чтобы Он таинственно был представлен посредством изображения змия, то неужели Ему неугодно и непристойно, чтобы было воздвигаемо изображение телесного вида, с тех пор как Он соделался человеком? И если один вид изображения животного исцелял укушенных, то не тем ли более вид священного изображения Христа может освящать тех, которые взирают на него?

6.Еретик.Итак,Бог впадает в противоречие с Самим Собою?

Православный.О безумие! Запрещение касается изображения Бога на всяких предметах по подобию какой-либо твари, – я разумею (изображения) солнца, луны и звезд или чего-либо другого, в чем и заключается устроение идолов. Одобрение же относится к тому, чтобы Израиль посредством изображений и изваяний, насколько возможно, приводился к созерцанию единого Бога и служению Ему. Разве и самый план всей скинии, тень которой была показана Богом Моисею в символических созерцаниях, не был ясным предначертанием служения в духе?

7.Еретик.Говорят, что изображать Христа в материальных формах значит уничижать и умалять (Его). Пусть (образ Христов) пребывает в созерцании разума, пусть, как можно более, изображается в нас некоторый божественный образ, который влагается (в нас) Святым Духом чрез освящение и оправдание. Писание говорит:«что пользует изваянное, яко изваяша е: создаша слияние, мечтание ложное, яко упова создавый на создание свое»(Авв. 2, 18). И опять:«понеже… древо есть от леса изсеченое, дело тектонское, и слияние: сребром и златом украшена суть»(Иер. 10, 3).

Православный.Ты любишь прибегать к тождесловию или, скорее, к ослеплению, коварно переходя от одного к другому. Что ты стараешься представить, как несвойственное Богу и низменное, это в действительности прилично Богу и возвышенно по величию тайны. Разве слава высоких не может быть унижена, а безчестие униженных разве не может быть, наоборот, возвышено? Так и для Христа, пребывающего в свойственном Ему величии Божества, украшенного славою нематериальности и неописуемости, служит к славе Его высочайшее к нам снисхождение и материальная описуемость принадлежащего Ему тела. Ибо веществом, затем плотью соделался Тот, Кто создал все. И Он не отрекается быть и называться тем, что Он воспринял; свойство же вещества – иметь материальное очертание. Что касается того, чтобы довольствоваться созерцанием ума, так как Его образ в нас напечатлен Святым Духом, – то это можно было бы разуметь относительно крещения. И речь идет, конечно, не о том, чтобы напечатлеть в нас образ ипостаси Бога и Отца, но о том, чтобы мы отпечатлевали изображение человеческого вида вещественными красками. Если бы достаточно было только одно созерцание Его в уме, тогда в этом же смысле и достаточно Ему было придти к нам; но в таком случае видимость и обман были бы в том, что Он совершил, пришедши не в теле, а равно и в его невинных, подобных нашим, страданиях. Но пойдем дальше. Плоть во плоти страдала, принимала пищу и питие и совершала все, что делает и каждый человек, кроме греха. И, таким образом, то, что тебе представляется безчестием, в действительности служит к чести всечестному и преславному Слову. Перестань выставлять против нас слова Писания, относя к изображению Христа то, что сказано против эллинов – относительно идольских изображений. Кто из имеющих ум не сознает различия между идолом и иконой: одно – тьма, другое – свет: одно – заблуждение, другое свободно от заблуждения; одно – проявление многобожия, другое – яснейшее доказательство домостроительства.