Новый Златоуст, верный Богу, Царю и России: Память священномученика Иоанна Восторгова

2018-09-05.1.jpg
Выдающийся организатор миссионерского дела и яркий проповедник протоиерей Иоанн Восторгов родился 30 января 1867 года в станице Кавказская Кубанской области. Отец его, священник Иоанн, был сыном профессора Владимирской Духовной семинарии магистра богословия Александра Восторгова. Мать – Татьяна Ксенофонтовна. В Крещении мальчик был назван в честь святителя Иоанна Златоуста.
Окончив в 1887 году Ставропольскую Духовную семинарию под первым номером, 15 августа Иоанн Восторгов был назначен надзирателем за учениками Ставропольского Духовного училища, а 30 сентября – штатным учителем русского и церковно-славянского языков. Обязанности свои он исполнял усердно, о чем свидетельствуют отмеченные в Послужном списке награждения.
К 1887 году относится и самое раннее дошедшее до нас сочинение отца Иоанна – «Раскольническая австрийская иерархия с точки зрения церковных канонов». Эта работа, посвященная опровержению мнения раскольников-«старообрядцев» о канонической законности белокриницкой иерархии, показывает, как рано определились апологетические устремления будущего блестящего защитника Церкви от различных посягательств на ее единство и чистоту учения.
1 августа 1889 года будущий священномученик был рукоположен в сан диакона, а 6 августа, в день Преображения Господня, стал иереем. Молодому пастырю предстояло служение в поселке Кирпильский Кубанской области в необычайно трудных условиях: большую часть населения составляли раскольники, около 100 лет здесь не было православного священника. С приходом отца Иоанна всего за год был построен, освящен и наполнен утварью храм, люди стали более богобоязненными, начали посещать богослужения, более сотни «старообрядцев» присоединилось к Православной Церкви.
В 1894 году с согласия Высокопреосвященнейшего архиепископа Владимира (Богоявленского), Экзарха Грузии, отца Иоанна назначают законоучителем гимназии в городе Елисаветполе (ныне г. Гянджа в Азербайджане). Он покидает родную епархию и начинает деятельность на Кавказе. Ревность пастыря, соединенная с прекрасными природными дарованиями, вновь приносит обильные плоды.
С 1897 года жизнь священника проходит в Тифлисе. В 1900 году он возводится в сан протоиерея. Указом Святейшего Синода от 13 февраля 1901 года протоиерей Иоанн был назначен редактором журнала «Духовный Вестник Грузинского Экзархата». В августе – стал Окружным Наблюдателем школ церковно-приходских и школ грамоты во всех епархиях Грузинского Экзархата. Тогда же было принято решение командировать священномученика в Персию для обозрения дел Российской духовной миссии.
Духовная жизнь отца Иоанна этого периода запечатлелась в его проповедях. Настроение его было бодрое, а сердце – исполнено благодарения Богу: «Возблагодарим Отца Небесного, щедрого и милостивого о всех, ихже вемы и ихже не вемы, о всех благодеяниях, бывших на нас: за свет дня, за покой ночи, за каждое биение сердца, за радость осмысленного труда, за уроки нужды и страданий, за сладость молитвы, за отрадное и светлое чувство, за бодрость духа жизни, за то, что мы видехом свет истинный, прияхом Духа Небесного, обретохом веру истинную. Слава Богу за все!»
25 января 1906 года Указом Святейшего Синода отец Иоанн назначается на должность проповедника-миссионера Московской епархии с правами противосектантского епархиального миссионера. Начинается последний – Московский – период его жизни. Богатые силы своей незаурядной личности он без остатка отдавал на служение любимой им Церкви: «В Церкви – наше спасение; в Церкви – мир, радость, счастье и жизнь; без нее не стоит работать, не к чему стремиться, без нее – скажем дерзновенно – не стоит и жить, ибо безсмысленно жить. Итак, будем в послушании Церкви».
К этим годам относится сближение и общение отца Иоанна с высоко ценившим его святым праведным Иоанном Кронштадтским. Сохранился отзыв Иоанна Кронштадтского, записанный в дневнике его духовной дочерью: «Похвалил священника Восторгова, сказав, что это дивный человек, обладающий необыкновенным красноречием, что это Златоуст, что он может великую пользу принести России».
Отец Иоанн был одним из организаторов IV Миссионерского съезда, проходившего в Киеве с 12 по 26 июля 1908 года. Общим собранием Съезда он был избран председателем Отдела по организации мер борьбы с социализмом, атеизмом и противоцерковной литературой. Многочисленные работы священномученика о социализме, составляющие целый том в собрании его сочинений, показывают, как точно он видел духовным оком сущность происходивших в обществе процессов. «Раз социализм отрицает Бога, душу, безсмертие, свободу духовную в человеке, постоянные правила нравственности, – писал отец Иоанн, – то он должен обратиться к единственному средству воздействия на человека – к насилию». Последующая история нашего Отечества полностью подтвердила правоту этих слов.
2018-09-05.2.jpg
Горячая ревность о благе Святой Церкви и активное участие в патриотических и монархических организациях навлекли на священномученика нападки людей, питавших явную и скрытую неприязнь к Православию и вековым отечественным традициям. На выпады против себя он старался не отвечать. Лишь однажды, когда Н.Н. Дурново выпустил брошюру, в которой обвинял отца Иоанна в блуде, сокрытии убийства и краже казенных денег, он выступил с опровержением. Упомянутое сочинение и аналогичные публикации свидетельствуют прежде всего об умственном и душевном нездоровье их авторов. В частности Дурново писал: «Русская революция выдвинула чуть не на высоту расстриг: архимандрита Михаила-Жидовина, попа Георгия Гапона, Огнева, Тихвинского, Брилиантова, Григория Петрова и отца Иоанна Восторгова». В своем опровержении отец Иоанн ответил: «Полагаю, для многих и особенно для меня совершенная новость, что я – будто бы „расстрига“. Кто и когда и за что с меня снял сан и расстриг – не знаю и не помню. Но я ведь состою на службе, совершаю богослужение, проповедую, имею должность при Священном Синоде, получаю различные поручения, и в формуляре у меня не значится, что я лишен сана».
Ложные печатные обвинения подхватывали недоброжелатели, и они распространялись повсюду, несмотря на их фантастичность. В проповеди, произнесенной 24 августа 1908 года в станице Ново-Александровской, где прошло его детство, отец Иоанн говорил: «Вы знаете, что по рассказам ваших смутьянов, усердно распространяемых здесь, на моей родине, и я будто бы за что-то сослан в Сибирь, совершал преступления, убил жену, бежал даже в Америку. Все это клевещут за то одно, что я остался верен долгу и присяге, Богу, Царю и Отечеству и, как ныне пред вами, везде, где Бог привел меня учить, я обличал смутьянов, бунтовщиков и лжеучителей. Но вы видите, вот я пред вами, не сослан, не обвинен и не был никогда и никем обвиняем в преступлениях».
С сожалением нужно признать, что и среди людей, находившихся в церковной ограде, в том числе священников, были те, кто, поддавшись настроениям социально-общественного обновления или проявляя теплохладность в вере, питали к отцу Иоанну неприязнь. Он глубоко печалился об этом, но утешался горячей любовью знавших его и единых с ним в общем деле служения Церкви верующих.
В 1913 году протоиерей Иоанн Восторгов был поставлен настоятелем Покровского собора на рву (собора Василия Блаженного). Хотя большая часть его жизни была посвящена исполнению важнейших общецерковных послушаний, священство свое он всегда считал самым драгоценным достоянием.
Революционную смуту 1917 года протоиерей Иоанн встретил в 50-летнем возрасте. Он безстрашно говорил о тяжелых днях гонения на веру и Церковь. 31 мая 1918 года священномученик был арестован в своей квартире. Перед богоборческой властью стояла цель, которую она стремились достичь любыми средствами – уничтожить неутомимого миссионера, талантливого обличителя всех лжеучений, включая и социализм, преданнейшего служителя Церкви. Под эту цель сотрудники ЧК и устроили дело. В апреле 1918 года к протоиерею Иоанну Восторгову как секретарю Православного Миссионерского общества пришел человек, назвавшийся петроградским купцом 1-ой гильдии П.Я. Погаревым. Он предложил заключить сделку на покупку им здания Общества, которое предполагалось продать еще в 1916 году. За покупаемый им дом Погарев предлагал сумму в 1 млн. 600 тыс. рублей и взятку секретарю Общества. Отец Иоанн был арестован по обвинению в совершении в своекорыстных целях, в обход декрета об отделении Церкви от государства, незаконной сделки по продаже дома, ранее принадлежавшего Православному Миссионерскому обществу. В своих показаниях он полностью опроверг выдвинутое против него обвинение: оправдательные показания отца Иоанна были документально подтверждены в Удостоверении, выданном Председателем Православного Миссионерского общества Святейшим Патриархом Тихоном. Получив от Петроградской купеческой управы удостоверение, что за последние десять лет среди петроградских купцов Погарев не значится, и сопоставив всю совокупность фактов, отец Иоанн пришел к выводу, что Погарев – сотрудник ЧК. Из следственного дела нетрудно убедиться, что смертный приговор был предрешен.
2018-09-05.5.jpg
4 сентября (по н. ст.) 1918 года Следственная комиссия Революционного трибунала при ВЦИК приговорила протоиерея Иоанна Восторгова к расстрелу. На следующее утро его вместе с епископом Ефремом (Кузнецовым) и несколькими государственными деятелями привезли на братское кладбище на Ходынском поле. Сохранилась запись рассказа очевидца – заключенного, имевшего обязанность копать могильные рвы и засыпать расстрелянных: «По просьбе отца Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осужденным помолиться и попрощаться друг с другом. Все встали на колени и полилась горячая молитва смертников, после чего все подходили под благословение Преосвященного Ефрема и отца Иоанна, а затем все простились друг с другом. Первым бодро подошел к могиле протоиерей Восторгов, сказавший перед тем несколько слов остальным, приглашая всех с верою в милосердие Божие и скорое возрождение Родины принести последнюю искупительную жертву. „Я готов“, – заключил он, обращаясь к конвою. Все встали на указанные им места. Палач подошел к нему со спины вплотную, взял его левую руку, вывернул за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув отца Иоанна в могилу».
2018-09-05.3.jpg
За десять лет до принятия мученического венца в проповеди на праздник Усекновения главы Иоанна Крестителя отец Иоанн сказал: «И если и нам самим за слово истины, за крепкое стояние в исполнении долга, за верность Богу, Царю и Родине судит Господь принять клеветы, гонения, позор, преследования и даже смерть, то да сподобит Он и нас части верных Своих свидетелей в молитве Церкви и во Царствии Небесном».