«НАДО МНЕ О ДУШЕ СВОЕЙ ВСПОМНИТЬ…»

«Надо мне о душе своей вспомнить...»День памяти пустынника Михаила Наумовича. Раб Божий Михаил родился в 1798 году 8-го ноября, в крестьянской семье деревни Зуевой Уфимского уезда. Отца его звали Наумом, имя матери неизвестно. Родители подвижника жили бедно, но благочестиво, и Михаил был их единственным сыном.
С детства отрок отличался живым и веселым нравом, любил игры и забавы, и никакой склонности к подвижничеству в нем не обнаруживалось. Достигнув совершенного возраста, он женился и имел дочь, но супруга его скоро скончалась. Михаил женился еще раз, и от второго брака у него родилось четыре сына и две дочери. Будучи мельником, он имел хороший достаток и жизнь проводил беззаботную и веселую.
Пьянства за ним не водилось, но Михаил Наумович любил компанию, повеселиться с товарищами, хорошо играл на скрипке и нередко пел песни и плясал. Но в то же время он исправно посещал храм Божий, усердно молился и охотно беседовал со своим духовным отцом о спасении души. Доброе семя слова Божия и кроткие наставления приходского священника глубоко запечатлелись в его сердце. Но Михаил никак не мог отрешиться от своей веселой жизни и говорил сам себе: «Я еще молодой, повеселюсь, пока молод, а как достигну 30-ти лет, все брошу и начну спасаться…»
Господь, видя в нем чистоту намерения, потерпел его; подвижник дожил до назначенного им времени. Когда ему исполнилось 30 лет, он в Прощеный день вечером вышел со скрипкой на улицу и начал гулять с товарищами, петь и плясать. Вдруг, в самый разгар веселья, будущий пустынник со всего размаху бросил инструмент на землю и растоптал ногами. Затем оградил себя крестным знаменем, поклонился на все стороны и сказал. «Простите меня все Христа ради! Будет! Пожил я, погрешил, потешил себя, более с вами гулять не буду!» Товарищи начали уговаривать его продолжить празднество, но он резко ответил им: «Будет! Нагрешил, теперь надо мне о душе своей вспомнить!..»
С этого памятного дня Михаил Наумович круто изменил свою жизнь. Хотя телом он и оставался в миру, с женой и детьми, но все попечение и заботу устремил уже на спасение души. Безграмотный, подвижник начал ходить к священнику и скоро выучился чтению по-славянски и по-русски и немного писать. Он стал иметь к себе внимание и воздержание наружное и внутреннее: пищу употреблял по захождению солнца весьма умеренно, а в первую, четвертую и Страстную седмицы Поста совсем ничего не вкушал. В церковь ходил ко всем службам, а дома проводил большую часть ночи в молитве и полагал множество земных поклонов, прося Господа отпустить ему грехи юности. Старался удерживать язык свой и удалялся от бесед с людьми, особенно от празднословия и пересудов. Если кто вызывал его на разговор, то говорил он только о предметах духовных и полезных, и как только в беседу вкрадывалось осуждение, Михаил Наумович прерывал ее и удерживал собеседника от греха. Когда же его не слушались, прекращал общение и уходил. Кроме того, он усердно следил за своими детьми, чтобы воспитать их в страхе Божием и благочестии. Эти старания не прошли впустую: все чада выросли благочестивыми, проводили жизнь трезвую, добродетельную и были милостивы к нищим. В голодный год сын пустынника кормил всех убогих, приходивших к нему, и расточил на них свое состояние, но Господь помог ему снова поправить дела и жить без нужды.
В таких заботах провел Михаил Наумович восемь лет. Когда скончалась его вторая супруга, ему шел 39-й год и на его руках осталось семь малолетних детей.
Оказавшись с такой семьей без хозяйки в доме, подвижник очень скорбел и не знал, как ему жить и вести хозяйство. Враг напустил на него сильную тоску и уныние, вызвал бурю плотских страстей, так что раб Божий задумал жениться в третий раз, чтобы не впасть в грех. Однако сначала Михаил Наумович обратился за советом к духовному отцу. Батюшка знал его воздержанную жизнь и молитвенные подвиги и, видя в нем истинного угодника Христова, понял, что диавол восстал на него и хочет отклонить от доброго пути. Священник стал отговаривать подвижника от женитьбы и сказал, что не станет венчать его, предупредив, что это искушение. При этом батюшка посоветовал ему строго воздерживаться во всем и умерщвлять страсти бдением и постом. В среды и пятки не вкушать пищу до ночи, а в остальные дни есть хлеб с водою два раза в день, тело же свое утруждать крестьянскими работами и тайно от людей класть поклоны до усталости.
Михаил Наумович все слова духовника сохранил в своем сердце, и с того времени мысль о женитьбе оставила его. Для большего уединения он переехал жить на мельницу, где предавался всевозможным трудам и лишениям для усмирения своей плоти. Часто с пашни во время обеда он удалялся в лес или какой-нибудь глухой овраг и молился об избавлении от плотских страстей, полагая при этом безчисленные поклоны.
И Господь внял его смиренной молитве и даровал ему покой от плотских помыслов. Михаил Наумович решился жить со своими детьми и следить за их воспитанием, пока они не придут в совершенный возраст. Когда же он взрастил чад и женил старших, научив их жить в любви и согласии между собою, то сломал мельницу, отдал им деревенское хозяйство и с благословения духовного отца удалился в леса. Там пустынник соорудил сначала одноэтажную келию, а потом пристроил к ней верхний этаж с намерением сделать малую церковь или хотя бы молитвенный дом, если то будет угодно Богу. Выпросив у священника старый церковный иконостас, он установил его в келии и украсил все ее стены образами со многими лампадами.
Возле своего жилища Михаил Наумович развел пчельник и из воска делал свечи, которые и возжигал во время молитвы перед иконами. В уединении раб Божий горячо, без развлечения молился; когда же ум его утомлялся от напряжения, он трудился руками: выкопал пещеру, расчистил лесной ручей и запрудил его. Кроме того он сам делал ульи для пчел и ухаживал за ними. По имевшимся у него книгам подвижник совершал полунощницу, утреню, часы и вечерню. Читал также каноны, акафисты и Псалтирь.
В таких духовных трудах, в совершенном безмолвии, никем из людей не посещаемый пустынник провел 15 лет, борясь с невидимым врагом – диаволом, устрашавшим его разными привидениями и мечтаниями. То являлись ему дикие звери и змеи и бросались на него, готовые поглотить живьем, то разбрасывали его келию по бревну, так что подвижник оставался на одной половице. Но Михаил Наумович терпел все мужественно, не оставляя молитвы, и враг не мог причинить ему никакого вреда. Нередко темная сила являлась ему в виде обнаженных безстыдных женщин, чтобы подвигнуть на плотскую похоть, но он отвращал взор от этого зрелища и усиливал молитву к Богу.
Часто пустынник ходил в сельскую церковь и исповедовал духовному отцу свои помыслы и борьбу с диавольскими привидениями, и пастырь ободрял его не ослабевать в подвиге в надежде на помощь Божию, укреплял приобщением Святых Таин Христовых и молился о нем у престола. Однажды Михаил Наумович читал полунощницу в нижней келии. Вдруг к окну подошел огромный волк, заглянул в него и завыл ужасным голосом, потом ударился о землю и со страшным ревом удалился в лес. С того времени враг более не возмущал покой подвижника.
Господь наделил Михаила Наумовича благодатными дарами, и он стал обнаруживать случаи прозорливости. Прежде всех это испытал на себе его средний сын Алексей. Однажды при свидании с ним пустынник сказал: «Алеша, Алеша, много ты нужды увидишь!» Тот с удивлением ответил: «Да какая же у меня, батюшка, нужда будет?» – «Кто знает, сынок, а вдруг несчастным случаем жена помрет?..» И точно: в скором времени жена Алексея ехала с покоса, лошадь понесла ее и убила до смерти.
В другое время отец опять говорит Алексею: «Чадо, опять на тебя скоро горе придет. Кто знает: вон, у людей лошадей уводят, как бы и у тебя не увели?» Прошло немного времени, и это предсказание исполнилось. Были и другие случаи, со временем народ узнал о пустыннике, и к нему стали ходить за советами и наставлениями. Однажды он сказал собравшимся: «У вас на Таулинской горе монастырь будет». Те спросили: «Как это может быть? Та земля татарская: татары на свою землю монастыря не пустят». Старец ответил: «Хоть не скоро, а земля перейдет к русским, и здесь будет святая обитель». Слова его оправдались: через 30 лет на Таулинской горе был основан мужской монастырь.
Михаил Наумович был роста высокого, сухощав, стан имел прямой, волосы черные, бороду небольшую, глаза черные, живые и весьма проницательные. Обуви не надевал ни зимою, ни летом. Носил крестьянское одеяние из белого холста, а сверху синий халат. Опоясывался поясом. В руках почти всегда держал палку. Рассказывают, что когда о его подвигах узнал Уфимский епископ Филарет, то вызвал его к себе для беседы. Старец пошел на зов Владыки и был принят милостиво. Архипастырь расспросил его о жизни и между прочим посоветовал для избегания славы человеческой скрывать свои подвиги от людей и зимой при посетителях босым не ходить, а надевать обувь. Пустынник принял наставление с глубоким смирением и с того времени, завидев гостей, надевал на босую ногу сапоги или лапти.
Чаю подвижник не пил, мяса не ел, рыбы по постным дням тоже не вкушал. Приходивших к нему, принимал радушно, угощал вместо чая травой – душицей с медовой сытой, а после приглашал прославить Бога и спеть какой-нибудь псалом.
Священники не возбраняли народу посещать Михаила Наумовича, зная его преданность Православной Церкви. Они видели его праведную жизнь и понимали, что он своим примером и духовными беседами назидает простой народ и научает любить Святую Церковь, почитать пастырей, внимать церковным службам и усердствовать ко храму Божию. Местные батюшки и сами нередко обращались к Михаилу Наумовичу в важных жизненных обстоятельствах и имели к нему глубокое уважение и любовь. Многие почитали подвижника за его жизнь, но он этим не превозносился, считал себя великим грешником и всегда с сокрушением вспоминал, что он долгие годы провел в мирской суете и нерадении. К старцу нередко приводили больных, но он отказывался их лечить или исцелять. Советовал молиться Богу и обращаться к врачам, а к бабушкам и знахарям ходить запрещал.
Когда пустынник исполнилось 60 лет, он стал страдать от болей в желудке. Но, несмотря на болезнь, не изменил своего правила и отшельнической жизни и еще прожил в уединении 18 лет. Всего же он провел в этом подвиге 40 лет.
Почувствовав приближение смерти, Михаил Наумович усугубил свои молитвы и стал чаще посещать детей, подавая им последние наставления: «Живите, дети мои, по Божии, людей не обижайте, кто вас обидит – прощайте и никогда ни с кем из обидчиков не судитесь, нет вам моего благословения с кем-либо судиться. Господь Сам вас рассудит. Странников принимайте, нищих не оставляйте, в церковь ходите всегда и дома молитесь чаще. Друг с другом не ссорьтесь: где мир да любовь, в том доме и Бог!»
Кончина старца последовала 19-го октября 1876 года.