Мы – один народ, родившийся в крещальной купели Днепра


О Концепции демографической политики Дальнего Востока, китайском бизнесе, пролетариях всех среднеазиатских стран, Романе Абрамовиче и надежде, что «ничего этого не произойдет» …

Правительство приняло Концепцию демографической политики Дальнего Востока. Несколько дней назад появилась в СМИ эта незатейливая строчка. Информационный повод.

Или вот: министр экономики Орешкин заявил, что, оказывается, сотрудничество с китайским бизнесом приведет к инвестициям в инфраструктуру и созданию рабочих мест на Дальнем Востоке. Сказал Орешкин, и это теперь тоже информационный повод поговорить о Дальнем Востоке. Но что он имел ввиду, этот министр экономики? Что китайцы будут теперь обеспечивать работой дальневосточников? Что теперь жители Приморья получат возможность трудиться на китайский бизнес? Поверхностным взглядом сразу не разглядишь, что там, в глубине своего министерского ума, имел ввиду господин Орешкин. Являя экономическую заботу о Дальнем Востоке, он сказал то, что сказал, только не уточнил понятия, не раскрыл их, не конкретизировал. То есть, не объяснил, что конкретно называется «инфраструктурой Дальнего Востока», какой такой «китайский бизнес», какие «рабочие места», и, наконец, для кого рабочие места.

Вероятно, в соответствии с принятой Концепцией демографической политики, за счет интенсификации рождаемости, стимулируемой дополнительными выплатами, должны к 2025 году появиться новые дополнительные люди. Но неужели эти люди должны занять дополнительные рабочие места, предлагаемые китайским бизнесом? Ведь если даже эти новые люди родятся прямо сейчас, то к июлю 2025 году им исполнится всего семь лет. Но вряд ли китайскому бизнесу понадобятся семилетние рабочие. Другое дело уже готовые, вполне выросшие люди. Но где их взять? А взять и привезти. Но ведь из других регионов России на Дальний Восток люди почти не едут. Даже за гектаром земли не рвутся.

Предложить человеку гектар на Дальнем Востоке — этого мало. Нужна политика государственная, по масштабам как в дореволюционные времена. Тогда был понятен смысл переезда. Переселенца обеспечивали всем необходимым инвентарем, временным жильем. Приезжали люди целыми общинами по пятнадцать семей и первым делом церковь ставили. Люди приносили на Дальний Восток русскую культуру, уклад русской жизни. И всей своей жизнью на новой земле утверждали веру Христову. Сейчас что будут утверждать переселенцы? С какой миссией они едут? Просто землю возделывать, свое материальное благосостояние повышать? Но тогда сюда кто угодно может ехать, и необязательно из России, не обязательно с русской культурой и русским языком. Да так и происходит. Из Средней Азии едут люди. И сколько их уже на Дальнем Востоке — никто не знает. Ведь нелегалов очень много, попробуй, посчитай. Бросают эти люди свою среднеазиатскую родину, бросают свои дома. И едут на Дальний Восток. «Сияй, Ташкент — звезда востока», Дальнего Востока! Здесь на Дальнем Востоке много рабочих мест. Будет еще больше — китайский бизнес поспособствует. Хотя есть не только китайские примеры инвестиций. Южнокорейский бизнес, например. В казино под Владивостоком инвестировала южнокорейская корпорация. Казино тоже рабочие места предлагает. Кстати, есть примеры, как в казино уже нашли работу выпускники Дальневосточного федерального университета. Там, говорят, хорошая «языковая практика».

Но, конечно, не только казино предлагает дополнительные рабочие места для выпускников ДВФУ. Можно найти работу даже в такой престижной компании как порт Владивосток, или порт Находка.

Порт Находка совсем недавно продали. Роман Абрамович купил у компании ЕВРАЗ за 354 миллиона доллара. Да, об этом все газеты писали. Роман Абрамович был когда-то дальневосточником — губернатором Чукотки, — но уехал на запад, как и многие дальневосточники за последние двадцать пять лет.

Порт Владивосток, где есть дополнительные рабочие места, тоже давно продан. У порта довольно конкретные собственники. Компания «Сумма», председателем совета директоров которой является Зиявудин Магомедов, родившийся в славном городе Махачкала. Сам морской порт Владивосток с марта 2017 года возглавил Заирбек Юсупов, тоже выходец с благодатных каспийских берегов.

На сайте компании «Владивостокский морской торговый порт» есть раздел «История». Оказывается, компания, по мнению ее владельцев, берет свое начало еще с тех времен, когда в бухту Золотой Рог вошел корвет генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева-Амурского.

Тогда при Муравьеве-Амурском было принято государственное решение о создании порта Владивосток. Потом появилась Владивостокская крепость. В 1891 году Владивосток посетил Цесаревич, будущий Государь Николай II. Потом Русско-японская. Потом — Первая мировая, революция. Большевики в 1922 году пришли. Но даже советская власть не передавала порт Владивосток в частные международные руки. Напротив, Владивосток в 1952 году сделался главной военно-морской базой Тихоокеанского флота и «закрылся» для иностранных судов. А вот в 1992 году порт Владивосток стал международным и был подготовлен к приватизации. Ну, что об этом говорить? Да и кто этого не знает?

Ну, кто не знает, что порт Владивосток, основанный русскими царями, сегодня принадлежит компании «Сумма», которую возглавляют братья Магомедовы? А порт Находка принадлежит другой компании, которую контролирует Роман Абрамович. И что тут сенсационного?

Главное, рабочие места создаются, инфраструктура развивается. Только вот, образование пока «не отвечает потребностям экономики» — заявил недавно министр Дальнего Востока Александр Галушка. Ну, так Роман Абрамович и китайский бизнес могут ведь и в образование инвестировать…

Масштабное демографическое, экономическое, мультикультурное и миграционное развитие Дальнего Востока продолжается. Появляются новые люди, новые дальневосточники. Появляется новый Дальний Восток. И становится он уже не таким уж дальним. А порой даже кажется, что все больше и больше он становится ближним или средним… Но главное — растет инфраструктура, появляются новые рабочие места, появляются новые рабочие. Каким видит наше Правительство российский Дальний Восток будущего? Судя по принимаемым программам, высказываниям министров, миграционным и экономическим результатам, это будет место воплощения мечты. Мечты об объединении пролетариев всех среднеазиатских стран (пролетарии всех среднеазиатских стран, объединяйтесь!), о реализации возможностей китайского бизнеса и нового мирового порядка. А где же будет Россия? А Россия, если воплотятся все сегодняшние демографические и миграционные концепции и программы, Россия, скорее всего, переедет…

Но как ко всему этому относятся настоящие, коренные дальневосточники? В большинстве случаев им просто некогда. Они в большинстве своем заняты. Заняты торговлей, бизнесом, морским отдыхом, покупкой и ремонтом автомобилей, домов, яхт и аквалангов. Заняты добыванием даров тайги и океана, и опять — торговлей. Не все, конечно, но самые экономически активные, самые платежеспособные, самые мобильные. Им некогда оглядеться по сторонам. Некогда увидеть и понять, что совсем скоро они могут просто раствориться, исчезнуть в океане. В океане иных культур, иных народов, иных национальных интересов.

И все же есть надежда, что ничего этого не произойдет. Есть надежда на то, что мы оглядимся по сторонам, посмотрим в свои души. И вспомним, что мы — один народ, родившийся в крещальной купели Днепра, выросший в лоне Матери Церкви, создавший великую страну. Страну, которая побеждала всех врагов Христа и нашего Отечества. Страну, которая пришла к Великому Океану, чтобы показать другим народам путь в Царствие Небесное.