МОГУ ЛИ Я ОСУЖДАТЬ ДРУГИХ, КОГДА САМ ИМЕЮ МНОГИЕ НЕДОСТАТКИ?

Могу ли я осуждать других, когда сам имею многие недостатки?Преосвященный Антоний, архиепископ Воронежский и Задонский. Евангелие нужно не для одних монахов; мирские люди находятся в житейском море; кораблец их угрожается частыми треволнениями. Если не будут держаться слова Божия и полагать оное в основание своих мыслей, чувствований и поступков, то погибнут, не доплывут к желаемому отечеству — к небесам.

Когда тревога, тогда и до Бога. Так люди по большей части в несчастиях прибегают к своему Зиждителю — в счастии мало думают о Виновнике и Подателе всех благ Боге, мало заботятся о спасении души своей. В счастии же, по словам Иоанна Златоуста, человек должен почитать себя должником Божиим, а в несчастии, когда несчастие переносит без роптания, с благодарением и молитвою, — то Бога имеет своим должником.

Смирение — высота. Могу ли я осуждать других, когда сам имею многие недостатки?

Я не знаю, что в сердце и в уме ближнего. Нет оконцев, сквозь которые бы я проник моим взором в душу другого. Но я очень знаю себя самого: я грешен. Это я очень хорошо знаю, а в суждении других людей могу ошибаться. Не судите, да не судими будете.

Кротким открываются тайны Божий. «На кого воззрю,- сказал Господь наш,- токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словес Моих». Кто же кроткий? Тот, которого когда укоряют, а он не гневается.

Смиренный сердцем уподобляется Сыну Божию. Смиренный и клеветы, и злословие, и оплевание, и биение, и всякого рода бедствия благодушно терпит и молится за самых врагов своих. Смиренный думает, что он всех хуже, грешнее. Всех он любит, всем желает добра. Нося Бога в душе своей, смиренный не носит никаких скорбей. При на пастях он радуется, он всегда спокоен, все ему друзья. Еще тут он предвкушает радости жизни небесной. Господь Иисус Христос, Спаситель наш, принял нашу плоть; Создатель наш пришел, чтобы помиловать нас, грешных. Он нам прощает долги наши, наши беззакония, наши оскорбления, которые мы Ему делаем. Как же нам не прощать ближним нашим их против нас несправедливости, их оскорбления? Если Господь нас любит и заповедал нам любовь взаимную — любите, сказал Он, друг друга, — то как нам всех не любить? Как не повиноваться такому Благодетелю?

Много лет я прожил, а нет добрых дел. Когда я рассматриваю людей, все они хороши, святы; один я грешен, сам себя обвиняю, а всех считаю добрыми. Один я не хорош.

Когда кто преосвященному объявлял, что такой-то вас злословит, тогда архипастырь говорил: «Он еще не все знает мои слабости и недостатки; я еще хуже, нежели как он о мне думает». А когда приходил к нему тот, кто худо о нем отзывался, преосвященный ему не выговаривал, пред ним не оправдывался, а с отличною любовию и ласковостию его принимал, угощал, благодетельствовал ему, хорошо о таковом отзывался в исполнение глагола Спасителя: «Люби те враги ваша, добро творите ненавидящим вас, благословите кленущия вы и молитеся за творящих вам обиду» (Лк.6,27-28).

Спасение в миру. Отечник № 1