Крестивший и постригший Царя Иоанна Грозного: День памяти святителя Иоасафа, митрополита Московского и всея Руси

2019-08-09.jpg
Блаженный Иоасаф, из дворян Скрыпицыных, принял иночество в обители преподобного Сергия и с 1529 года был игуменом ее. Великий Князь Василий [III Иоаннович] любил и уважал его.
Игумен Иоасаф принимал (в 1530 г.) от купели наследника престола Иоанна [IV Грозного]. Потом, согласно с давним желанием Великого Князя Василия, облек его, больного, пред смертью в иночество.
6 февраля 1539 года Иоасаф был избран в митрополита Московского, на место отказавшегося от кафедры Даниила.
В своем исповедании веры назначенный в митрополита писал:
   «Во всем следую древним святейшим Патриархам, соблюдающим истинную непорочную веру Христианскую, уставленную святыми апостолами и преданную богоносными отцами, а не ту, которую принес Исидор с несвященного Латинского собора, просиявшего злочестием (имеется в виду Ферраро-Флорентийский собор 1438–1439 гг., утвердивший унию с католиками. Одним из его участников-отступников был Киевский митрополит Исидор. – Примеч. ред.). К тому же обещаюсь не делать ничего из одного угождения Великому Князю или многим князьям, хотя бы грозили мне смертью, принуждая сделать что-либо вопреки Божественным и священным правилам».
Блаженный Иоасаф выполнил обещание свое с полною твердостью.
Бояре в малолетство Иоанна делали что хотели, и Шуйские (захватившие власть князья, – примеч. ред.) злодействовали. Надобно было положить предел кровавым произволам Шуйских, а более способным к тому был князь Бельский. Святитель (в марте 1540 г.) выпросил у Великого Князя приказание освободить князя Бельского из заключения, и умный, добрый боярин введен был в верховный совет бояр.
Легко было предвидеть, что Шуйские жестоко отплатят за то доброму пастырю; но он предоставил себя воле Божией. Надежды на Бельского стали оправдываться: грабежи и насилия остановились.
 
Митрополит делал все, что мог, для блага России. Он удержал Великого Князя в Москве и воодушевил всех мужеством, когда приближался к Москве Сахиб-Гирей (казанский хан в 1521–1524 гг., крымский хан с 1532 г. В 1521 г. совместно с братом Мухаммедом-Гиреем I осадил Москву и разорил ее окрестности. – Примеч. ред.) По его ходатайству возвращены милости и отчины князю Владимиру Андреевичу, брату Великого Князя, и дана свобода страдальцу князю Димитрию Андреевичу (святому благоверному князю Димитрию Угличскому Прилуцкому. – Примеч. ред.), 49 лет сидевшему в тюрьме и оковах. Но князь Иван Шуйский (в январе 1542 г.) успел схватить и отправить Бельского на Белоозеро, где его удушили.
Тогда толпа неистовых едва не убила святителя: в келью его бросали камни; в покоях самого Великого Князя не нашел он защиты; на Троицком подворье готовы были убить его, и только именем преподобного Сергия игумен Алексий умолил пощадить жизнь святителя. Его отправили в заточение в Белозерский монастырь.
В 1553 году бывший митрополит Московский Иоасаф встретил Царя, покорителя Казани, в лавре Сергия. Он выпросил себе милость провести последние годы на месте иноческого обета. Ему и здесь были неприятности: с ним жили тогда здесь те, которые сами по себе мало хотели жить в обители и которых загнали в монастырь только беды жизни мирской; они часто оскорбляли блаженного Иоасафа припадками своего мирского своеволия; невольными и вольными скорбями блаженный Иоасаф очищал душу свою для светлых радостей Неба и мирно скончался 27 июля 1555 года. Мощи его почивают под спудом в южном притворе Троицкого собора (в Серапионовой палате).
Святитель усердно занимался исправлением книг для пользы общей. В сборнике его читаем:
   «Божиею благодатью и Пречистыя Богородицы помощью переписал жития святых преподобных отец. Писал же с разных списков, тщася обрести правый. И обретох в списках многа неисправленна. И елика возможна моему худому разуму, сие исправлял; а еже невозможна, сие оставих, да имущие разум больший нас, тии исправят неисправленная и пополнят недостаточная»…