КОГДА У ДУХОВНОГО ЧАДА НА СЕРДЦЕ СПОКОЙНО — ТОГДА И СТАРЦУ РАДОСТНО

Благодушествуй и радуйся о Господе! 

Во-первых приношу Вам всеусерднейшую благодарность мою, за искреннюю любовь Вашу ко мне недостойному, которую да помянет Господь! Благодарю Вас и за писания Ваши и за чистосердечную откровенность! На все оные письма Ваши, на все вопрошения и недоумения должно бы мне пространно ответствовать Вам, но оскуде во мне сила моя, и несть исцеления во плоти моей, а посему редко к кому и пишу; почему смиренно испрашиваю милостивого прощения Вашего за безмолвие мое пред Вами; впрочем, святое и мне любезное имячко Ваше всегда воспоминаю я в недостойных молитвах моих пред Богом, испрашивая на Вас благословение Его! И когда Вы покойны и веселы о Господе, тогда и у меня бывает праздник на душе; а когда Вы нахмуритесь и пригорюнитесь, тогда и в красный день бывает у меня на душе ненастье-ненастьем!. . Особенно поболело сердце мое о бывшем искушении с Вами на первой неделе поста; я удивлялся тому, откуда возродилось в Вас столь высокое разсуждение, или прямее сказать — жалкое неразсуждение, т. е. утвердиться на самосмышлении, и отлучить себя от приобщения Св. Таин; где бы должно со смирением утвердиться на слове матушки, как на слове Божием, а Вы необдуманно сказали ей: Вы не можете утешить меня и помочь! Кто же Вас утешит и поможет, если не матушка, к которой Вы Самим Богом приведены и поручены? Как болело сердце мое о сем! Впрочем, успокоен я теперешним спокойствием Вашим, а за прежнее безпокойство от всей души моей прощаю Вас и разрешаю! При личном свидании с Вами передам Вам то, что нужно приобресть для всегдашнего спокойствия Вашего и радостного ощущения в сердце своем. Не огорчитесь же на меня Господа ради, что воспомянул о бывшем; тогда было горе, а ныне приближается к нам всемирная радость, т. е. Светлое Христово Воскресение, которое даруй Боже во здравии достигнуть, и в радости о Воскресшем Господе проводить; чего вседушевно желает Вам всегдашний богомолец ваш недостойный Игумеи Антоний.