КАК Я, БУДУЧИ БАПТИСТОМ, ОБРЕЛ ИСТИНУ ПРАВОСЛАВИЯ

Как я, будучи баптистом, обрел истину Православия

Глава I: Среди баптистов
Когда много лет назад я искал Бога, посещая собрания католиков, свидетелей Иеговы, адвентистов, пятидесятников и прочих «миссионеров», то остановился на баптистах. Их приветливое участие в нуждах людей, сразу бросающаяся в глаза внешняя организованность привлекли мое внимание, и через некоторое время, посещая их собрания, я «покаялся».
Один из первых обрядов называется у баптистов «покаянием». Помню, как я искренне плакал о своих грехах, стоя на коленях. Плакали и многие присутствовавшие вместе со мной. Все происходило так трогательно, что невозможно было даже и подумать о какой-либо фальши. Мне подарили Библию с надписью на внутренней стороне обложки: Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя(Тим. 4, 16).
С тех пор свободного времени у меня не стало. Как позже я заметил, все члены собрания усиленно привлекались к «добрым делам». Мне приходилось чуть ли не ежедневно посещать спевки, на которых разучивались песни о Боге, принимать участие в «разборе Слова Божия», требующем усердной подготовки. Кроме всего прочего, руководитель поручал мне разные задания, за которые необходимо было отчитаться в срок. К тому же я спешил прочитать поскорее всю Библию, так как видел, с каким уважением относились баптисты к тем, кто прочитал ее много раз. Самым большим знатоком Библии считался наш пресвитер. Он прочитал ее одиннадцать раз, и об этом частенько упоминал, когда возникали какие-либо разногласия, причем это давало основание считаться неоспоримым авторитетом.
– Ты сколько раз Библию прочитал? – задал как-то пресвитер вопрос одному вновь пришедшему брату, который попытался защитить свою точку зрения.
– Я пока еще не дочитал до конца, – ответил тот.
– А я одиннадцать раз прочитал, – говорил пресвитер, дружески хлопая его по плечу. – Вот когда ты хотя бы разок прочитаешь, тогда и поговорим.
У других братьев, знатоков Библии, «опыт» был поменьше: кто два раза прочитал, кто три. Через полтора года и я гордо объявил на собрании, что прочитал всю Библию. Меня поздравили и похвалили. Но, честно сказать, в голове моей мало что отложилось, к тому же от чтения Библии у меня возникало множество вопросов, которые не давали мне твердого основания веры. Некоторые вопросы я задавал братьям и получал «эрудированные» ответы; одним ответам я поначалу слепо доверял, а другим – нет, поэтому они так и остались в моей душе белыми пятнами.
Надо сказать, что глубоко ошибаются те, которые считают, что у баптистов нет предания. Оно у них есть, но только собственное, личное. В каждом собрании существуют традиции и даже свое сугубое понимание и толкование Священного Писания, но некоторые ключевые моменты они передают из поколения в поколение. При этом каждое мнение, высказанное членом собрания, считается личным убеждением. Что-то из него может приниматься собранием, а что-то – нет. Одним словом, свобода в суждениях и толкованиях не ограничена. Эта свобода и привлекает в какой-то степени наши тщеславные души, ищущие самовыражения, а не смирения пред Господом Иисусом.
В своем толковании баптисты порой доходят даже до кощунства, но стоит это подкрепить текстами из Писания, и кощунство становится как бы новым открытием в протестантской «богословской науке». Впрочем, на стремлении к новизне зиждется все протестантское богословие, некогда породившее в своих недрах социализм. Найти что-либо новенькое и произвести фурор – вот главная задача богослова-баптиста. Но об этом позже, а пока обращу внимание читателя на то, как проходила моя жизнь в баптистской общине.
Однажды мы возвращались с друзьями домой после собрания, беседуя о дальнейших планах жизни, о том, что цель ее теперь – проповедовать Христа. «Как хорошо, что я стал верующим, – думал я, – теперь надо везде проповедовать». Горе мне, если не благовествую (1 Кор. 9, 16) – отчетливо звучали слова апостола Павла в моих ушах. Мне и моим друзьям очень хотелось поскорее обратить ко Христу всех жителей своего дома, а затем улицы и всего города. Мы мечтали о том, чтобы все вокруг стали баптистами.
Беседуя об этом, мы вышли из троллейбуса, но, пройдя около ста метров, вдруг увидели, как двое малолетних хулиганов избивают подвыпившего мужчину. «Что делать? – мелькнула в моей голове мысль. – Надо бы его защитить». Нас было четверо, и мы вполне могли бы с ними справиться.
– Помогите, – кричал мужчина, – люди добрые, помогите!
Я хотел было броситься на выручку, но один из моих новых друзей, брат В., остановил меня и строго сказал:
– В Евангелии написано: «Не убивай». Поэтому нельзя драться. Вот видишь, он пьян, за это и получает наказание от Бога.
Брат В. был старше по возрасту и в общину ходил уже давно, поэтому никто не смог ему возразить, и мы молча прошли мимо.
Всю оставшуюся дорогу я думал о бедном страдальце. Ведь хулиганы могли убить этого несчастного. Ночью он мне приснился с окровавленным лицом и, посмотрев, с упреком сказал: «Где же твоя любовь, брат?» От этих слов мне стало так стыдно и горько, что я заплакал и проснулся.