И РАДОСТИ, И СКОРБИ НАМ ГОСПОДОМ ПОПУЩЕНЫ

Возлюблении и многоболезненнии Страдальцы Христовы!
Уведомление Ваше о постигшем Вас вновь тяжком искушении — ушибом и переломлением обеих ножек невинного младенца Пафнутия Д., возлюбленного и дражайшего сына Вашего, опечалило меня до слез и до глубины души. Если, по слову Христа Спасителя, и влас главы нашей не отпадет без воли Отца Небесного, то и столь ужасное сокрушение невинного младенца случилось не без попущения Божия, которого глубина судеб непостижима и Ангелам Его, — почему случилось так, кольми паче нам. Даруй Боже, чтобы слова Христовы: ни сей согреши, ни родители его, но да явятся дела Божии на нем, (Иоан. 9, 3.) были отнесены к теперешнему тяжкому испытанию Вашему, т. е. чтобы, по множеству болезни в сердце Вашем, даровал Господь, за молитвами великого Чудотворца Пафнутия, скорое исцеление страждущему младенцу Пафнутию, и тем даровал бы утешение Вам. Святому Cтарцу Отцу Ар. Г. должно верить вполне, что если бы Е. Г. с детьми отправилась к Преподобному, то не было бы столь горького искушения, чему и я верю. Но в одной церковной повести упоминается, что один благочестивый муж, живший в Киеве, с своею супругою и имея малютку дитя, отправились Мая 1-го для богомолия на праздник к свв. Борису и Глебу, и ехали на лодке чрез великую реку Днепр. Дитя у матери было на руках, которая, в это время, задремавши, уронила дитя в реку, чрез что гибель младенцу была видимая, и родители от страшной скорби едва сами не бросились в реку, но были удержаны, и возвратились с горьким стенанием в свой дом; но Господь, храняй младенцы, повелел Ангелам Своим невидимо перенести младенца из воды в соборный Софийский храм и положить пред образом Святителя Николая, так что, когда пред утреней отпер пономарь храм, то услышал младенца, плачущего от холода и голода, и мокрого от воды, и возвестил о том митрополиту. А посему, когда бы они не ездили, то и младенец не упал бы в воду. Но Господь Бог чрез случай сей прославил угодника Своего, явил спасение младенцу и тем возвеселил рыдающих родителей. И если дивен Бог во Святых Своих, то Он, по велицей милости Своей, может быть дивен и в нас, грешных, когда смиримся пред Ним и восплачемся. А посему будем усердно молиться Ему и смиряться пред Ним столько, чтобы во смирении нашем помянул нас Господь и преложил слезы наши на радость. Впрочем, простите мне ради Христа. Ваша теперешняя скорбь столь велика и тяжка, что я достойных слов не имею к утешению Вашему. Един токмо Господь Бог молитвами Угодника Своего Преподобного Пафнутия Чудотворца мощен облегчить страдание души Вашей, и даровать совершенное исцеление страждущему младенцу. 

После сего доношу Вам о себе, что я, по милости Божией, за молитвы Святых, доселе еще жив есмь; но после бывшего стояния о Страстной седмице прострадал ногами до 1-го Мая, а на праздник Преподобного Пафнутия первый выход мой был во святой храм к службе; следовательно, грустное предчувствие Ваше того дня должно отнести Вам не ко мне, а к постигшему Вас огорчению ударом за возлюбленнейшего сына. А я Вам писал другое, что диавол силится нанесть Вам искушение, но не поправил — какое, но постигло самое тяжкое. А посему будем усердно молить Господа Бога: Отче наш, не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого! 

От всей души всеусердно желаю Вам милости и утешения от Господа Бога и исцеления страждущему младенцу Пафнутию, и навсегда остаюсь с высокопочитанием моим к Вам и с соболезнованием моим о Вас, благожелательным богомольцем Вашим и всенижайшим слугою — недостойный И. Антоний. 

Из писем преп. Антония Оптинского
8 Мая 1854 г.