ИКОНОПОЧИТАНИЕ – ПУТЬ КО СПАСЕНИЮ

Иконопочитание – путь ко спасению

«Скажите, какая икона действует сильнее – Казанская или Владимирская?»
 
«В каком кармане нужно носить икону для исцеления от пьянства – в боковом или в нагрудном?»
 
«Скажите, если освященную икону поместили в стеклянную рамку, то она уже потеряла свою силу?»
Подобные вопросы не смущают разве что видавших виды продавцов иконно-книжных лавок. Для многих же подобное отношение к православной иконе является определенным соблазном. И возникает в умах старая, но не забытая мысль о том, что так ли уж необходимо подобное иконопочитание? Эта мысль и сомнения, вызванные ею, будоражили целые поколения христиан не только в период иконоборчества VIII-IX веков, но и на протяжении всей истории становления Православной Церкви. Проще всего единым махом разрубить гордиев узел – объявить, что неумеренное поклонение священным предметам и изображениям приводит к язычеству. Гораздо сложнее вдумчиво и терпеливо приводить людей к правильному пониманию роли и места священных изображений в литургической жизни Церкви.
В настоящее время, несмотря на доступность серьезных изданий по богословию иконы и апологетике иконопочитания, среди православных христиан все же нередки случаи отношения к иконе как к талисману, который сам по себе, без участия воли Божией, имеет некие магические свойства. Это, естественно, дает повод противникам почитания святых икон обвинять православных якобы в «идолопоклонстве». И хотя сегодня вся Церковь – и клирики, и миряне – проводят активную работу по религиозному образованию и катехизации, по-прежнему существует необходимость в популярных изданиях как об основах богословия иконы, так и о защите иконопочитания. Автор искренне надеется, что предлагаемая статья поможет читателю найти ответы на некоторые актуальные вопросы по данной теме. А сами вопросы возникли в ходе лекций, которые читались для аудиторий с различной степенью воцерковленности и разным уровнем богословских знаний.
Как известно, православная икона – это не просто портрет святого или иллюстрация к событиям Священной и Церковной истории. Икона – изображение священное. Какой смысл вкладывают в это понятие православные христиане?
Для начала откроем словарь и прочитаем следующее определение: «Священный – отделенный от обыкновенного, освященный; посвященный».
Это определение применимо не только к священным изображениям, таким, как иконы или изображения креста Господня, но и к священным предметам, например – святому престолу, потиру, лжице.
Изображение или предмет, отделенный от обыкновенного… Что это значит? То, что они выполнены каким-нибудь особым образом и, вследствие этого, имеют большую ценность? А может быть, они наделены какими-то особыми свойствами? Или же эти предметы и изображения определены для какого-то особенного, отличающегося от повседневного, действия? Последнее является наиболее вероятным. Действительно, и священные изображения, и священные предметы предназначены для одного особого действия – общения Бога и человека, действия, которое выражается в Богослужении, совершении Таинств и молитве.
Изображение или предмет освященный… Освящение – это, можно сказать, благословение, которое дает от лица всей Церкви священнослужитель на использование предмета или изображения для Богообщения. Применительно к святым иконам освящение – это также критерий оценки их богословского содержания и, соответственно, разрешение на участие в литургической жизни Церкви. Сомнительные по содержанию и технике выполнения иконы благословения не получают.
Слово «освящение» тождественно славянскому глаголу «освятити», что значит – посвящать, очищать. Очищать от чего? От реалий быта. Не давайте святыни псам… (Мф. 7, 6) – это значит – не низводите до обыденного уровня то, что предназначено для мира духовного.
Не будем судить о том, происходят ли изменения в физической природе предмета в момент его освящения, но с точки зрения нравственной – эти изменения очевидны. Меняется не только статус предмета, но и отношение человека к нему. Да и сам священный предмет оказывает воздействие на духовную жизнь человека, потому что отношение к святыне – показатель духовного уровня человека. Представим себе человека, который неожиданно получил в подарок потир. Человек далекий от Церкви, скорее всего, поставит потир на видное место и будет любоваться виртуозностью его отделки. Человек же верующий поступит по-другому: священный сосуд, который раньше предназначался для Таинства пресуществления вина и хлеба в Пречистое Тело и Честную Кровь Христовы, он возвратит в церковь.
И как не жалко было бы ему, по немощи человеческой, расставаться с этим предметом, несомненно, подобный поступок – серьезный шаг на пути нравственного усовершенствования.
Церковно-славянское слово «почитаю» означает – сопровождаю в торжественной процессии. Эта процессия – не что иное, как шествие в Царство Божие, а благоговейное отношение к священным предметам и изображениям – своеобразные вехи на этом непростом пути. Понимая это, Православная Церковь на протяжении всей своей истории воспитывает у верных своих членов достойное отношение к святыням. Выражается это и в особых уставных формах почитания, таких как: воскурение фимиама перед вещественной святыней, преклонение колен и лобызание.
Разве поклонение рукотворным предметам не противоречит второй заповеди Божией: Не сотвори себе кумира и всякого подобия… да не поклонишися им, ни послуживши им (Исх. 20, 4–5)?
Говоря о второй заповеди, необходимо вспомнить и первую: Я Господь Бог твой… да не будет у тебя других богов пред лицем Моим (Исх. 20, 2–3).
Первой заповедью Господь указывает на Себя и повелевает человеку почитать только Единого Истинного Бога. Говоря по-другому, отныне людям (пока, правда, только небольшому избранному народу) навсегда запрещается возврат к многобожию – политеизму. Для многобожия, или язычества, характерно поклонение богам, олицетворяющим как различные силы природы, так и явления общественной жизни. Подобный пантеон богов, находящихся в строгой иерархии, – плод человеческой фантазии, возникший в сознании людей, уклонившихся от веры в истинного Бога.
Основная причина возникновения язычества – утрата человечеством первоначального Божественного Откровения после Великого потопа. Этому способствовали и рассеяние людей по всей пригодной для обитания территории, и нравственная нечистота, и определенного рода невежество, отразившееся в желании выразить свойства Божии в обожествлении явлений природы и представителей флоры и фауны – животных, птиц, деревьев и т. п.
Апостол Павел свидетельствует: Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, – то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь (Рим. 1, 21–25).
Внешней формой языческого верования является поклонение кумирам или идолам – изображениям ложных, выдуманных богов. Поклонение идолам и служение им – обожествление неодушевленного предмета, то есть пустоты.
…Идол в мире ничто, и …нет иного Бога, кроме Единого (1Кор. 8, 4).
Но поклонение кумирам и идолам – это не просто поклонение некоему неодушевленному предмету – это, зачастую, поклонение силам зла и принесение им в жертву человеческих жизней.
…И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам; проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, – и осквернилась земля кровью (Пс. 105, 37–38).
Именно против поклонения таким кумирам и предостерегает вторая заповедь Божия. Причем кумир – это не только вырезанный из дерева или высеченный из камня персонифицированный истукан. Кумир – понятие более широкое. Кумиром для человека может служить и другой человек, например, известный музыкант, художник или игрок в хоккей с шайбой. Кумиром может стать и область человеческой деятельности, такая как, положим, наука. То есть все то, что в сердце и уме человека заменяет Бога, можно отнести к таким понятиям, как кумиротворчество или идолопоклонство. Тогда как священные предметы и изображения служат одной цели: Богообщению – молитвенному диалогу Бога и человека.
Почитая святые иконы, мы всю меру своего молитвенного усердия переносим не на предмет – доску и краски, а на того, кто стоит за предметом – через образ к первообразу.
Надо отметить, что эти понятия – образ и первообраз – являются основополагающими для богословия священных изображений. Но прежде, чем раскрыть эти понятия, следует обратиться к психологии зрительного восприятия. Существуют две стороны такого восприятия: в первом случае мы видим сам объект (прямое восприятие), во втором – его изображение (опосредованное восприятие). Поясним это на примере. Представьте себе следующую парадоксальную ситуацию: живет человек, который никогда в жизни не видел, допустим, стола. Для того, чтобы увидеть этот необходимый предмет воочию, человека достаточно просто подвести к столу – это и будет прямое восприятие. Если же это сделать невозможно – человек живет, к примеру, в уссурийской тайге, тогда увидеть внешний вид стола можно по фотографии или рисунку. То есть при опосредованном зрительном восприятии появляется посредник – образ реально существующего предмета.
Взаимосвязь этих понятий можно представить следующими примерами: уголок природы и его изображение – пейзаж; звук речи и его графический символ – буква; место перехода улицы пешеходами и его выражение в виде пиктограммы – условного графического знака «переход» и так далее.
Следует заметить, что при опосредованном зрительном восприятии, чем более изображение приближено к реальному виду объекта, тем проще создается представление о самом объекте; и напротив, чем изображение условнее и отвлеченнее, тем сложнее оно для восприятия. Таежный житель из нашего примера легко представит себе стол по фотографии, а вообразить этот предмет по чертежу, выполненному в трех проекциях, ему будет сложно – для этого необходимо специальное обучение. Так же и человек, не знающий нотной грамоты, не сможет по нотам – графическим символам музыкальных звуков – напеть мелодию.
В иконографии понятие «образ» относится к конкретному иконописному изображению – самой иконе; а с тем, кто на иконе изображен, соотносится понятие «первообраз». Конечно же, понятие «образ» не следует смешивать со словом «образа» – бытовым названием икон.
Следовательно, молясь перед любой иконой Спасителя (будь то Господь Вседержитель или Спас Нерукотворный), мы все мысли и чувства возносим к одному Господу Иисусу Христу.
Или, скажем, перед нами икона преподобного Сергия Радонежского. Сам реально существующий в мире горнем святой – первообраз, а его многочисленные иконописные изображения – образы святого.
Иконы именуются святыми не только потому, что они освящены, то есть посвящены Богу, выделены из грешного бытия для Богообщения, но еще и потому, что святость, как одно из свойств Божиих (Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! (Ис. 6, 3) отражается не только в угодниках Божиих, но и в физических предметах. Поэтому почитание святых людей, священных предметов и изображений, а также собственное стремление к подлинному Богообщению и преображению – явления одного порядка.
Будьте передо Мною святы, ибо Я свят Господь… (Лев. 20, 26)