ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЫ ЕВДОКИИ (ПАВЛОВОЙ), ПОСЛУШНИЦЫ

Житие преподобномученицы Евдокии (Павловой), послушницы

Преподобномученица Евдокия – Евдокия Павловна Павлова – родилась 1 августа 1876 года в городе Москве. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, ее вместе с сестрой Пелагией, которая была на два года младше, родители отдали на воспитание в Московский Страстной монастырь; впоследствии сестры были приняты в монастырь послушницами и подвизались в нем до его закрытия. После разорения обители некоторые монахини и послушницы сняли полуподвальное помещение на Тихвинской улице, привели его в порядок и поселились в нем, зарабатывая себе на жизнь рукоделием – шитьем одеял. Вместе с Евдокией жила ее сестра Пелагия, послушницы Вера Морозова*, Мария Носова и София Селиверстова**; все они, как и в монастыре, исполняли молитвенные правила, иногда приглашали для служения молебнов священников.

Послушницу Евдокию арестовали 25 октября 1937 года и, заключив в Бутырскую тюрьму, в тот же день допросили. Следователь спросил послушницу, был ли кто из ее родственников арестован советской властью и кому она оказывала помощь из находящихся в заключении. Послушница ответила, что посылала посылку в лагерь племяннику, а также находящемуся в узах священнику.

– Следствие располагает данными, – заявил ей следователь, – что вы среди окружающих вели антисоветские разговоры, дайте по этому вопросу правдивые показания.

– Я никогда антисоветских разговоров не вела, – ответила послушница.

На этом допросы были закончены, и стали вызываться свидетели. Был вызван сосед послушниц по дому; он показал, что никаких антисоветских разговоров от монашек не слышал, – лишь однажды, проходя мимо, услышал, что они промеж себя говорили, что им, старухам, негде теперь помолиться; видел также, что приходил к ним несколько раз священник.

Во время его рассказа следователь что-то писал в протоколе допроса – как предположил свидетель, записывал то, что он говорил, а затем попросил расписаться. Свидетель поставил подпись, не читая протокола допроса, в котором следователь написал будто бы послушницы вели антисоветскую и контрреволюционную деятельность.

Затем в качестве свидетельницы была вызвана соседка послушниц, работавшая надзирательницей в Бутырской тюрьме; она показала, что проживающие в их доме послушницы ведут контрреволюционную агитацию, часто их квартиру посещают социально чуждые люди: попы, дьячки и другие служители культа, с соответствующими разговорами на политические темы.

16 ноября 1937 года один из следователей, начальник Свердловского районного отдела УГБ НКВД по Московской области Белышев[***], ведший дело монахинь и послушниц, составляя обвинительное заключение, написал: «После ликвидации Страстного монастыря… группа монашек поселилась в одной квартире, в которой организовывали нелегальные моления. Будучи враждебно настроены к советской власти, среди окружающих вели систематическую контрреволюционную агитацию, в процессе которой распространяли клеветнические измышления о жизни трудящихся, всячески дискредитировали отдельные мероприятия партии и правительства»[1].

19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила послушницу Евдокию к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. 27 декабря 1937 года она вместе с этапом прибыла в Мариинский распределитель Сиблага. Послушница Евдокия Павлова скончалась 20 апреля 1939 года в исправительно-трудовом лагере НКВД в Новосибирской области и была погребена в безвестной могиле.

В 1940 году одна из арестованных послушниц потребовала пересмотра дела, и тогда снова были допрошены свидетели. Вместо надзирательницы Бутырской тюрьмы пришла ее сестра, жившая в том же доме, которая показала, что ее сестра на допрос «сама явиться не может, так как она осуждена за клевету… к двум годам лишения свободы…» «Я… знала жильцов нашего дома, бывших монашек… – сказала она. – Плохого я о них ничего не знаю, антисоветских разговоров никогда от них не слышала. Они были очень трудолюбивые…»[2]

Несмотря на оправдывающие свидетельские показания, приговор не был отменен, на том основании, что арестованные долгое время находились в монастыре и поэтому принадлежат к социально опасным элементам.

Примечания

———————————————————————————

*Преподобномученица Вера (Морозова); память празднуется 13/26 февраля.

**Преподобномученица София (Селиверстова); память празднуется 15/28 февраля.

[***] Белышев С.К., 1900 г.р. С 1919 года – член большевистской партии и с того же года комиссар Вологодского военкомата и секретарь районного комитета партии Вологодского уезда. С 1920 года – следователь ГПУ; за пять лет Белышев проделал путь от следователя до заместителя начальника Вологодского губернского отдела ОГПУ. Он был заместителем и начальником отделов ОГПУ во времена жестоких репрессий с 1925-го по 1929 год в Архангельской, Ленинградской и Северной областях, сплошь опутанных тогда концлагерями. С 1930-го по 1933 год Белышев – начальник Замоскворецкого районного отдела НКВД в Москве; во время самых безпощадных и кровавых репрессий с 1936-го по 1938 год – начальник Свердловского районного отдела НКВД в Москве, отправивший тысячи людей на казнь и в братские могилы Бутовского полигона. За свою кровавую деятельность награжден в 1937 году значком чекиста. С 1945-го по 1958 год – заместитель председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при Совмине СССР, учреждения, которое преследовало цели, поставленные перед ним НКГБ СССР, заключавшиеся в уничтожении – разными способами – Русской Православной Церкви.

[1]ГАРФ. Ф. 10035, д. П-18155, л. 40-41.

[2]Там же. Л. 53 об.