ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОЙ МОНАКИ АЛЕКСАНДРИЙСКОЙ, МОНАХИНИ

Житие преподобной Монаки Александрийской, монахини

Монака жила в Александрии и была девственницей. По виду смиренная, но в душе гордая, она любила более деньги, чем Христа. Монака была богата, но не подавала милостыни ни странникам, ни монахам, ни обиженным, ни беднякам, ни в храм. Она взяла себе на воспитание дочь своей сестры и обещала оставить ей всё своё имение.
Пресвитер Макарий, над­зиратель богадельни увечных, решил вразумить сребролюбивую деву. В молодости своей он был ювелиром, о чем знала и Монака. Придя к ней, он сказал: «Попались мне дорогие камни — изумруды и яхонты; краденые они или не краденые — не умею сказать, только камни высокой цены; владелец продает их за 500 чер­вонцев; это — чудный наряд для твоей племянницы!» Монака, привязан­ная к племяннице-невесте, говорит: «Сделай милость, не уступай их никому; вот тебе деньги», — и дала Макарию 500 червонцев. Святой употребил деньги на нужды богадельни.
Прошло много времени, а Монака стыдилась напомнить Макарию о камнях. Наконец, встретившись с ним в церкви, Монака говорит: «Что ж камни, за которые дано 500 червонцев?» Он отвечал: «В тот же день, как ты дала мне деньги, я и заплатил их за камни; пойдём в странноприимный дом, они там у меня; если не понравятся тебе эти камни, возьмёшь свои деньги назад». Когда пришли они к дому, старец говорит: «Что угодно тебе видеть сперва — яхонты или изумруды?» — «Что хочешь», — отвечала Монака. Макарий повел её наверх и, указывая на женщин увечных, слепых, сказал: «Это вот яхонты!» Потом, сойдя вниз, указал ей на таких же мужчин, со словами: «А это — изумруды! По-моему, драгоценнее этих камней нигде не найти! Впрочем, — прибавил он, — если они не нравятся тебе, возьми свои деньги назад».
Пристыжённая и вразумлённая, Монака ушла домой; от скорби она занемогла. Но позже, когда её племянница по выходе замуж умерла бездетной, она благодарила старца. Монака и сама научилась распоряжаться своим имуществом как до́лжно.
Впоследствии она стала монахиней и окончила свои дни в святости.