Жертва чистая: День памяти святой мученицы Акилины

Жертва чистая: День памяти святой мученицы Акилины

Далеки те века, когда мир, охваченный борьбою двух враждебных начал – естественного человеческого состояния и Богооткровенного, изливался мученическою кровью за поддержание Истины, сошедшей на землю и воскресившей умиравшее духовною смертью человечество. Истина восторжествовала. Но и доныне не истощаются жертвы в борьбе хотя и обезсиленной, но все еще действующей тьмы – против света. И преимущественно соблюдается и отстаивается вера, т. е. истина, в сердцах «малых» мира сего, непричастных влиянию ни растлевающего большею частью величия земного, ни заглушающих нередко в душе все доброе богатств и прочих благ мирских, мало подлежащих, наконец, веянию современных интеллигентных измышлений…
С особенною наглядностью выступают подобные примеры в истории сношений мусульманского Востока с порабощенными христианскими народностями. Какое еще множество является жертв между ними не только что во время войн, периодически воспламеняющихся между борцами враждебных верований, но и в мирное время – в последние, далекие от веков всеобщего гонения христиан столетия!
Такою жертвою во второй половине XVIII века (в 1764 г.) была молодая, едва вышедшая из детского возраста простолюдинка, но уже вместившая в своей непорочной душе, воспитанной христианкою-матерью, весь завет, выношенный и переданный многочисленными поколениями просвещенных православною верою предков.
Твердо восстала и против родного отца, и против сильных властителей 15-летняя Акилина, когда они потребовали от нее обращения в чуждый душе христианки ненавистный ислам.
Произошло это по следующему поводу: отец Акилины, хотя и православный по происхождению от православных родителей, но, как видно, малодушный, слабый верою, поссорившись однажды с одним турком и убив его, в избежание смертной казни за такое преступление принял ислам, оправдывая себя при этом, может быть, тем, что в глубине души ему никто не может помешать сохранять свои верования.
Таким же образом отнесся он и к обращению своей дочери в мусульманскую веру, которого потребовали от нее как от дочери принявшего магометанское исповедание, когда ей минуло 15 лет.
– Послушай меня, дочь, – сказал Акилине отец ее, – прими ислам; турки приступают ко мне, чтобы я обратил тебя в их веру. Раньше или позже, но тебе этого не избежать, так уже поспеши исполнить их требование, чтобы они оставили меня в покое.
– Никогда не буду я так маловерна, чтобы отречься от моего Господа Иисуса Христа, Который потерпел ради нас крестную смерть! – отвечала Акилина. – И если меня будут вынуждать, то я скорее соглашусь принять мученическую смерть, чем уступить.
Потеряв надежду убедить свою дочь потурчиться, отступник-отец предоставил своим единоверцам поступить с нею, как они захотят. Фанатики немедленно послали за Акилиною в дом ее матери. Поняла мать, зачем требуют на суд дитя ее, и, прощаясь, со слезами уговаривала Акилину помнить всегдашние наставления ее.
– Пришел тот час, к которому постоянно я приготовляла тебя! – говорила она своей дочери. – Крепись, и да ничто не отлучит тебя от Христа!
– Не бойся, мама, Бог поможет мне, молись за меня, – отвечала плачущая девушка, с трудом отрываясь от своей матери, последовавшей, впрочем, за нею до самого суда, куда Акилина была представлена одна.
Здесь ни ласки, ни угрозы, ни самые жестокие побои не могли склонить дочь истинной христианки отречься от верований, в которых мать возрастила ее с самого детства.
– Разве есть в вашей вере что-нибудь такое, что могло бы меня принудить променять на нее нашу чудесную веру Христову? И вы все – живые мертвецы! – смело отозвалась Акилина на убеждения своих палачей.
Раздраженные ее сопротивлением, турки напали на нее с усиленною яростью и «били ее до тех пор, пока она, привязанная к столбу, не повисла на нем, как мертвая. Весь пол покрылся кровью и кусками ее истерзанного тела» (Соловьев П. Христианские мученики, пострадавшие на Востоке). Тогда, отвязав умирающую, ее отправили в дом матери. Очнувшись, Мученица сказала своей матери:
– Мама, я исполнила твое завещание: я обещала сохранить веру и сохранила ее.
Неземным восторгом заменилась тогда неутешная печаль матери о пострадавшей дочери. Еще несколько времени продлилась благодатная, предсмертная беседа между мученицами за Христа, среди которой Акилина предала свою душу в руки Божии.