«ЕКАТЕРИНБУРГСКИЙ МАЙДАН»

В Екатеринбурге вспыхнул протест против строительства храма святой великомученицы Екатерины в центре города. Информацией об инциденте пестрят всевозможные СМИ, хотя поначалу кажется, что конфликт разгорелся из ниоткуда…

Город Екатеринбург основан 24 ноября 1723 года, в день святой великомученицы Екатерины (287–305), мучимой и убитой языческим Императором.
Екатерининский горный собор вел свою историю еще от самой первой мазанковой церкви (1726 г., бревенчатый каркас, промазанный глиной) при заводе-крепости. А его красивейшее уже каменное здание было взорвано большевиками в 1930 году.

Инициатива восстановить собор – давнишняя, наличествующая в общественном поле еще с 2010 года. Так что обсуждения его возведения ведутся уже почти десять лет. Церковь и власть на компромисс шли уже дважды, перенося место застройки с одного на другое. Собор не дали восстановить ни на прежнем месте его постройки, ни на острове. Хотя в ходе общественных обсуждений из 3300 жителей против высказались меньше 7% (200 человек).
Но тут понаехали новые «язычники», современные борцы за «расширение демократии и прав человека», и пытаются уже силовыми методами не столько не допустить строительства храма, сколько создать место революционного напряжения, и пробуют раскачать майдан.

В интернете гуляет памятка, составленная гражданскими боевиками. В ней жители Екатеринбурга призываются к массовому неповиновению властям: приковывать себя к деревьям, расставлять в сквере палатки, сносить забор, перекрывать дороги, принося мебель и другое «барахло», «перевести митинг в политическое русло», обвинить местную власть и Путина, предложено даже сопротивляться неким «титушкам» (выкручивать руки, ставить блоки, вести словесные перепалки).

Президент Путин отреагировал на происходящее и предложил не ругаться, а найти компромисс. Боюсь, что из того, что я наблюдаю в Екатеринбурге – захват сквера, уничтожение забора у законно разрешенной строительной площадки, устройство вместо мирного протеста против строительства радикального политического митинга, – ничего хорошего быть не может.

Да и что останется от тихого сквера после того, как там «потусили» несколько тысяч оппозиционеров?

Компромисс с революцией невозможен, если, конечно, власть – как местная, так и московская – не собирается просто сдаться на «милость» бунтарей.
Компромиссы уже были и по времени строительства, и по месту строительства. Противоположная сторона категорически против строительства храма вообще, по идеологическим соображениям. По тем соображениям, по которым она против и Православной Церкви, и местной власти, и в целом российской власти.

То, что мы видим в Екатеринбурге, – это попытка майдана, попытка революции, а не спор местных граждан о строительстве храма.
И договориться не получится. Если только не рассматривать вариант капитуляции.