Европа, отвергнув Христа, теряет эталон ценностей

Как сообщалось, жители Ирландии на референдуме проголосовали за убийство детей во чреве матери. Ситуацию прокомментировал в интервью «Русской народной линии» председатель Общества православных врачей Санкт-Петербурга, профессор, доктор медицинских наук протоиерей Сергий Филимонов:
Сегодня Европа называется постхристианской. Раньше Европа была христианской, и можно даже сказать, что была христианская Америка, где были определенные взгляды, как, например, это видно из книги Теодора Драйзера «Американская трагедия».
В связи с тем, что Европа отвергает Христа, она теряет опору, эталон ценностей. Если же эталоном ценностей является Господь, то тогда приоритетными и авторитетными являются Божии заповеди, которые регламентируют поведение человека на земле, чтобы оно не имело греховного характера. В эти понятия входит и заповедь «Не убий!». С медицинской точки зрения, к этой заповеди относится искусственное прерывание беременности во всех формах, за исключением оговоренных «Социальной концепцией Русской Православной Церкви», если появляется угроза жизни матери. Сюда же, в эту форму, входит и эвтаназия. Т.е. на первое место выносится человек и его желания, а не Господь с Его заповедью.
В связи с тем, что в Европе идет совершенно четкая тенденция отпадения от христианства, под свободой подразумевается — что хочу, то и делаю. Свобода европейская отличается от свободы христианской. Свобода христианская подразумевает свободу от греха и действительно делает человека свободным от несчастий в результате детоубийства, эвтаназии или других подобных деяний. А свобода европейского человека — это наоборот, не свобода от греха, а свобода греха, свобода от добродетели. В связи с этим мы наблюдаем, что в Ирландии, в стране, в которой законодательство было основано на Библии, притом, что все законодательные процессы раньше проходили через призму Священного Писания, через отношения с Богом, сегодня в связи со всеобщим отпадением Европы от Христа мы наблюдаем упадок нравственных ценностей. То, что раньше считалось совершенно явным грехом и преступлением перед обществом, сегодня начинает считаться нормой.
Это же мы наблюдали и в Советском Союзе, когда после революции, освобождения от Церкви, происходили точно такие же процессы. И только демографическая ситуация заставила повлиять на руководителей Советского государства насильным образом запретить подобные действия, т.к. это разбивало семьи и подрывало народонаселение, особенно после Великой Отечественной войны. Но там были совершенно другие посылы: безопасность государства, обороноспособность и необходимость сохранить суверенитет.
В Европе мы наблюдаем другой мотив, а именно постановку человека на пьедестал микробога и удовлетворение его надобностей. Отсюда и свобода эвтаназии, т.е. человек имеет право выбирать то, что он хочет, и прерывание беременности. Новое поколение воспитано уже на новых европейских ценностях. Эти ценности нивелируют все то, что было раньше исторически обусловлено.
Что должно произойти, чтобы западные руководители пришли к осознанию недопустимости абортов? Мне кажется, что подобного осознания не произойдет. Потому что все происходящее, тайна беззакония соответствует всему тому, что было написано в Книге Откровения апостола Иоанна Богослова. Негативная, отрицательная динамика как раз и дает соответствующие результаты. Как мы помним, Великая Отечественная война привела к определенному религиозному всплеску, потому что было живо поколение, которое было знакомо с Богом. Поэтому страдания во время войны на фронте и в тылу подвигли людей к тому, чтобы переосознать свое отношение к жизни и искать поддержку в Боге. Поэтому обычно возобновление религиозного сознания у нашего государства, как и у израильского народа, всегда было связано с отступлениями от Бога и потом попущением Божиим в виде войн и страданий. Мне кажется, что только это может каким-то образом встряхнуть европейские государства и народы для понимания того, какие ценности настоящие, а какие фальшивые.
Я приведу интересный факт. Я много разговаривал со священнослужителями, несущими свое служение в Донецке и Луганске, т.е. в тех регионах, где шла война и ведутся боевые действия. Не секрет, что украинская артиллерия попадала в храмы, из-за чего гибли люди. Когда я поинтересовался, как влияла эта тяжелая ситуация, противостояние, военные действия (мы же молимся о том, чтобы мир пришел на эту землю), то, к моему удивлению, выяснилось, что проведение этих военных действий и гибель людей совершенно не привели к религиозному всплеску, и люди в храмы, как это было во время Великой Отечественной войны, в массовом порядке не пошли.
Когда я пытался сопоставить эти два факта — современные события в Донецке и Луганске и события Великой Отечественной войны, то надо отметить, что в Донецке и Луганске сейчас проживают люди, все-таки воспитанные на атеистических советских позициях. Старое поколение ушло — бабушки и дедушки, а новое поколение до конца не сформировалось. Поэтому всплеска религиозности и того, чтобы народ в результате боевых действий пошел молиться в храмы и молился бы о том, чтобы мир пришел на землю, в массовом порядке не произошло, в отличие от Великой Отечественной войны. Этот факт показывает, что именно воспитание поколений влияет на то, какие ценности это поколение будет воспринимать.