«ДУШИ НЕ ВЫМОЕШЬ ВОДОЮ»

«Души не вымоешь водою»Память святого мученика Анастасия Болгарина, Солунского

Добрые родители Анастасия научили его святой вере и для того, чтобы мог он честным ремеслом добывать себе хлеб, отдали его учиться оружейному мастерству. На 20-м году случилось ему побывать у учителя своего. У мастера было несколько турецких одежд, которые захотелось ему сбыть с рук без платежа таможенной пошлины (хараджа, – примеч. ред.). Оружейник уговорил бывшего ученика надеть на себя одно платье и выйти за город в этом платье. «В этом платье ты – чистый турок», – говорил мастер. Ученик отговаривался, чувствуя опасность поручения; но по добродушию, по желанию оказать услугу учителю, согласился исполнить поручение его.

Сборщики хараджа останавливают его и спрашивают письменного вида об уплате хараджа (тескэре, – примеч. ред.). Анастасий отвечал, что он турок. Сборщики потребовали, чтобы прочитал салеват – магометанскую молитву. Это неожиданное требование смутило юношу. Он молчал. Сборщики с толчками привели его к начальнику и тот, допросив, предлагает ему потурчиться. Молодой человек слишком далек был, чтобы согласиться на такое предложение. Выслушав ответы его, чиновник отвел его к главному сборщику. Этот сперва старался обольстить обещаниями наград за согласие принять магометанство, потом обратился к угрозам. Юноша был непреклонен. Он сознавался в своей ошибке гражданской, но ни за что не соглашался изменить святой вере.

Сборщик известил об этом муфтия (лицо высшего мусульманского духовенства; учитель-богослов, толкователь Корана, – примеч. ред.) и просил совета его. Тот отвечал: «У тебя в одной руке меч, в другой закон; употребляй что хочешь». Это значило, что по закону сборщик мог выдать тескэре об уплате пошлины, но тогда он, по суду муфтия, – не последователь Магомета, вооруженный мечом. Что же это такое? Муфтий не только не хочет признать прав правды и любви к человечеству, но он требует безпощадных насилий и самой смерти, лишь бы христианин был исповедником алкорана (то же, что Коран, – примеч. ред.). А что такое алкоран? Сборник басней, самых оскорбительных для здравого смысла. Вот и полагайтесь на человеческий смысл, оставленный без откровения Божественного!

Получив ответ муфтия, начальник хараджа препроводил Анастасия к местному мулле (мусульманский священник, – примеч. ред.), а с ним – пять турок, которые должны были свидетельствовать, что христианин хулил магометову веру, т. е. клеветать. Мулла пробовал своим красноречием склонить юношу к магометанству, но потерпел неудачу. После жестоких побоев он приказал заковать Анастасия в кандалы и бросить в темницу. При втором допросе – та же неудача красноречия, те же пытки и темница. Анастасий спокойно переносил палочные побои, тяжелые оковы и смрад темничный. И в третий раз приводят исповедника к мулле, и опять выслушивает исповедник лестные обещания и страшные угрозы. Анастасий оставался твердым. На обличения свидетелей в хуле на Магомета отвечал, что не хулил он Магомета, но в совести признает показываемую хулу за верную оценку Магомета и потому не принимает закона его.

Обманутый в своих надеждах мулла отсылает Анастасия к мусселиму (местному правителю, – примеч. ред.). Тот употребил все средства склонить юношу к магометанству. Чего не предпринимал он, чего не говорил, чтобы принудить юношу к магометанству! Наконец предложил ему пару пистолетов в серебряной оправе, бархатную одежду и место чехондара (приближенного, – примеч. ред.) при нем. Юноша, просвещенный благодатью Христовою, оставался при прежнем. Земное счастье, думал он, при муках совести – плохое счастье; а еще страшнее явиться туда с нечистою совестью. Какова вера магометан? Плоха, это давно известно. Как ни мойся они, души не вымоешь водою. Христос, Сын Божий – Спаситель мира. Значит, блаженная доля страдать за веру чистую и святую. И он отверг предложения обманчивые.

Раздраженный мусселим принялся за насилия. Он жестоко избил Анастасия; потом запирают страдальца в тюрьму, на руки и на ноги набивают колодки, а шею отягчают цепью, за ногти вбивают острые иглы из тростника; безчеловечные целый день мучили молодого человека. Не один раз мусселим призывал его к себе и заставлял принять магометанство. Страдалец был непоколебим. «Я христианин, – говорил он, – не откажусь от моей веры». Градоначальник приговорил повесить Анастасия за городом; вместе с тем тайно поручил он своим людям уговаривать Анастасия дорогою. Смерть не изменила мыслей страдальца. Идя на казнь, истерзанный и измученный, он упал на дороге и предал дух свой Господу.