ДУХОВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ВЫРИЦКОГО СТАРЦА ИМЕЛО НЕОБЫЧАЙНУЮ СИЛУ

Духовное воздействие вырицкого старца имело необычайную силу
3 апреля исполняется 68 лет со дня кончины преподобного Серафима Вырицкого (1866–1949) – исповедника, принявшего монашеский постриг в годы гонений на Церковь, великого старца, стяжавшего многие дары Святого Духа, молитвенника за всех скорбящих и страждущих— великого печальника не только за петербургскую, но и за всю русскую землю. В 2000 году Серафим Вырицкий был причислен к лику святых Православной Церкви. В апреле 2016 года отмечалось 150 лет со дня рождения святого.
 Духовное воздействие вырицкого старца имело необычайную силу
Множество паломников посещает Вырицу, чтобы поклониться преподобному и получить от него помощь. «Приходите ко мне на могилку, как к живому, разговаривайте, как с живым, и я всегда помогу вам», – говорил вырицкий старец. Среди тех, кому посчастливилось посещать  и испрашивать духовного совета преп. Серафима, был и ныне служащий священник Санкт-Петербургской митрополии – настоятель храма «Неупиваемая Чаша» при заводе АТИ, почитаемый пастырь отец Иоанн Миронов, который поделился своими воспоминаниями о вырицком старце, его дарованиях и молитвенной помощи.
 Духовное воздействие вырицкого старца имело необычайную силуВоспоминания протоиерея Иоанна Миронова
… С именем отца Серафима Вырицкого непосредственно и неразрывно связаны годы моей учебы в Духовных семинарии и Академии, а также все последующие 40 лет служения в Церкви Христовой. Родился я на Псковщине в благочестивой крестьянской семье. В детские годы вместе с моими родными пережил все ужасы «раскулачивания,» ссылки, а затем оккупации в годы Великой Отечественной войны. В 1944 году семнадцатилетним юношей вступил в ряды действующей армии. Закончив службу в Вооруженных Силах, в 1947 году принял решение поступать в Духовную семинарию. В послевоенные годы многие жители Псковщины ездили к отцу Серафиму за советом и молитвой. О славном подвижнике мне поведала моя тетушка, Анна: «В Вырице есть великий старец — все наперед видит. Через него обязательно узнаешь о себе волю Божию…» Тогда я окормлялся у отца Иоанна Иванова, будущего владыки Кировского и Слободского. Испросив его благословения, я отправился в Вырицу. Так привел меня Господь к батюшке Серафиму.
Очень хорошо помню первую нашу встречу — ведь она все определила в моей жизни. Было это в неделю о самаряныне 1948 года…У дома старца стояло великое множество народа. Здесь я познакомился с двумя семинаристами — Васей Ермаковым и Толей Малининым. За духовной беседой незаметно шло время. Вскоре вышла келейница батюшки и сказала: «Семинаристы, войдите!» Василий с Анатолием вошли, а я остался. Вдруг матушка Серафима вышла еще раз и, обратившись прямо ко мне, настойчиво произнесла: «Батюшка благословил войти всем семинаристам!»
Когда я вошел в келлию, старец лежал на одре и взгляд его светился любовью. Он буквально излучал ее, и сердце мое мгновенно откликнулось на этот зов…Отец Серафим побеседовал с моими новыми друзьями и благословил их. Я остался с батюшкой один на один. Неземная радость охватила все мое существо. Неожиданно набежали теплые слезы. Дрожащим голосом я промолвил: «Отче, я ведь еще только хочу поступать в семинарию, да вот утерял во время войны некоторые документы.»
Старец ласково ответил: «Ничего, ничего, Ванюша! Ты только собери все необходимые бумаги и сдай. Обязательно поступишь!» После некоторой паузы тихо добавил: «Ты хорошим студентом будешь…» Так получил я благословение незабвенного батюшки на учебу и будущее служение. Как сильно утешил тогда меня отец Серафим! За короткий срок удалось собрать все нужные документы. В семинарию поступил легко, без малейших осложнений.
В Вырице оставил я частицу своего сердца и с тех пор стал часто ездить к духоносному старцу. Сколько дивных советов и назиданий даровал мне Господь через отца Серафима! А порою достаточно было только увидеть батюшку и получить его святое благословение. Бывало, встану перед его кроваткой на колени, он мне руки на голову положит, а я плачу и плачу, сам не зная, почему… А какой он был смиренный и кроткий. Будто ангел земной!
Духовное воздействие вырицкого старца имело необычайную силу. Людские сердца сами открывались перед ним. Без слез от батюшки Серафима никто не уходил. Прикосновение небесной чистоты заставляло людей ощущать собственную греховность, а старец своей чуткой душою сразу все прозревал. Он имел особый дар — взывать к покаянию. Дух Святый на нем почивал, и это ясно ощущал всякий, кто перешагивал порог его келлии. Помню, как однажды спросил я женщину, которая вся в слезах вышла от отца Серафима: «Тетушка, отчего же ты плачешь?» Со светлой улыбкой она ответила: «От радости…»
Люди, которые попадали в келлию батюшки, тут же ощущали, что он живет в ином мире, пребывает в неземных измерениях. «Много может усиленная молитва праведного,» — говорит нам святой апостол Иаков (Иак. 5:16). Молитвы батюшки достигали небес и нисходила через него в мир благодать Божия. Я сподобился много раз быть свидетелем чудесной прозорливости старца и на себе испытал непостижимую силу его дара исцелений.
День за днем нескончаемым потоком шли страждущие к отцу Серафиму и всех он утешал, всем даровал надежду на будущее, всем давал необходимые практические советы. Часто, не успевая дождаться личной встречи, люди обретали помощь Божию даже по записочкам, которые посылали старцу через келейницу. В ту нелегкую пору он, действительно, стал светильником, который — сквозь сумерки времени — нес миру свет Православия. Его простые, но веские слова помогли очень многим обрести веру, укрепиться в ней и идти по пути спасения.
Бывая у дивного служителя Божия, я всегда старался в меру моей немощи впитывать каждое его слово, стремясь уловить и каждое движение его души. Как все это пригодилось спустя многие годы во время моей пастырской деятельности! Иногда батюшка рассказывал мне о себе — как занимался он торговлей в Апраксином Дворе, как нес послушание духовника Александро-Невской Лавры…
Однажды при расставании я получил от отца Серафима благословение приехать к нему в следующий раз в субботу — 3 апреля 1949 года… Так сподобил меня Господь присутствовать на первой панихиде по незабвенному батюшке, которую служил протоиерей Алексий Кибардин. Такова оказалась воля старца, которому было открыто время его кончины. Дух подвижника незримо пребывал вместе с нами — моление было необычайно торжественным и горячим. Огнь божественной любви снизошел в наши сердца. Думаю, тогда все, кто был рядом — как и я ощущали и верили, что Господь уготовил почившему место в Своих небесных обителях. Мы не прощались с батюшкой Серафимом — мы провожали его в жизнь бесконечную, где «праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф. 13:43).
Всякое случалось за долгие годы моего пастырского служения. В дни тяжелых обстояний и скорби я всегда молитвенно обращался к отцу Серафиму за советом и помощью. По сей день постоянно ощущаю силу его небесного предстательства. От одного воспоминания о великом старце сердце наполняется необычайной радостью и любовью. На могилку к нему еду, как на праздник в Саров или Дивеево…