«Достоверны ли жития святых?»: История развития агиографической литературы


В продолжение публикации:
«Достоверны ли жития святых?»: Житийная литература с точки зрения истории и веры Церкви

«Достоверны ли жития святых?»: История развития агиографической литературыПоминайте наставники вашя,
иже глаголаша вам слово Божие:
и взирающе на скончание
жителства, подражайте вере их.
Евр. 13, 7


Перед каждым сознательно верующим воцерковленным современным человеком рано или поздно встает вопрос о достоверности житий святых. До настоящего времени, насколько известно, в нашей православной литературе он подробно не рассматривался. Что такое жития – басни, легенды, благочестивые вымыслы, набожные фантазии, как думают многие у нас и как воспринимают их чаще всего на Западе? Или в них содержится историческая истина? Может быть, это некий особый вид церковной беллетристики, религиозные повести известных и неизвестных церковных писателей, рожденные в благородном стремлении к святости? Или же там описаны подлинные деяния, труды и чудеса реальных людей, поживших в подвиге и достигших духовного совершенства?

Мы постараемся ответить на этот вопрос на основании достоверных исторических фактов, а также векового церковного сознания – убеждений, традиций и преданий, имеющих для нас, православных христиан, значение объективных доказательств. Ибо мы веруем в то, во что верует Святая Церковь, и принимаем все, что она приняла и одобрила как святое, будучи сама святой и непорочной (см.: Еф. 5, 27), столпом и утверждением истины (см.: 1 Тим. 3, 15).

С течением времени гонения прекратились. Последуя совету святого апостола Павла, наиболее ревностные христиане ради спасения и духовного совершенства сами стали истязать и умерщвлять свои тела со страстями и похотями (см.: Гал. 5, 24). Так появились новые роды святых: преподобные – монахи, отшельники, и святители – храбрые и самоотверженные борцы за Православную веру против разнообразных ересей. В сонме первых особенно выделяются такие подвижники, как Антоний Великий (память 17 января; здесь и далее даты указаны по церковному календарю), основатель отшельнического монашества; Пахомий Великий (15 мая), основатель общежительного монашества; Павел Фивейский (15 января), обитавший в пустыне святого Антония; Аммоний Египетский (10 января); Макарий Египетский (19 января); Моисей Мурин (28 августа); Марк Отшельник (5 марта); а также некоторые жены-монахини – Мелания Римляныня (31 декабря), Исидора Юродивая (10 мая) и иные. Необыкновенная ревность по Бозе этих и многих других иноков, умерщвлением плоти, телесными трудами, подвигами поста, бдения и молитвы достигших безстрастия и получивших свыше дар чудотворения, стала предметом всеобщего удивления и почитания в Церкви. Великих аскетов-чудотворцев воспринимали и прославляли как святых еще при жизни. А после их смерти верующие записывали сведения об их деяниях и чудесах, и таким образом возник новый вид житий – преподобнические.

Источниками этих сочинений были свидетельства учеников святых, своими очами видевших их свершения. Так, о чудной жизни преподобного Павла Фивейского, чье житие написал святой Иероним Стридонский, мог поведать преподобный Антоний Великий, по откровению Божию обнаруживший его в пустыне. О самом же святом Антонии рассказал его ученик святитель Афанасий Великий, составивший пространное жизнеописание подвижника. (Перу святого Афанасия, вероятно, принадлежит и житие преп. Пахомия Великого – оба этих сочинения изданы на немецком языке в числе творений свт. Афанасия). Дивное житие святителя Епифания Кипрского (12 мая) изложили его ученики Иоанн Сарацин и Полувий; житие святителя Парфения Лампсакийского (7 февраля) – ученик Криспин; преподобного Василия Нового (26 марта) – Григорий; преподобного Феодора Студита (11 ноября) – монах Михаил; святителя Тарасия Константинопольского (25 февраля) – диакон Игнатий; святителя Порфирия Газского (26 февраля) – диакон Марк; преподобного Феодора Сикеота (22 апреля) – Елевсий; преподобного Пафнутия Боровского (1 мая) – святитель Вассиан Ростовский и т. д.; все они – ученики и сподвижники перечисленных святых.

Кроме того, авторами многих житийных повествований стали канонизированные Церковью угодники Божии, и их святость – гарантия исторической достоверности их трудов. Например, житие преподобного Венедикта Нурсийского (14 марта) изложил святитель Григорий Двоеслов; преподобного Иакова Исповедника (24 марта) – преподобный Феодор Студит; преподобной Марии Египетской (1 апреля) – святитель Софроний Иерусалимский, сказавший между прочим в предисловии к своей книге: «Не буди мне лгати на святыя!» Если мы принимаем за истину слова обычных грешных людей – светских историков и черпаем из их неоднозначных работ сведения об исторических событиях, то тем более заслуживают доверия свидетельства истинных чад Божиих.

Сегодня у нас есть не только отдельные жития, но и древние объемные житийные сборники, подлинность которых не оспаривается даже весьма скептически настроенными историками-публицистами. В первую очередь здесь можно отметить знаменитое сочинение епископа Палладия Еленопольского «Лавсаик», переведенное на болгарский язык архимандритом Парфением († 1982; (Стаматовым), позже епископом Левкийским, – примеч. пер.). Епископ Палладий (вторая половина IV – начало V в.) путешествовал по восточным пустыням, населенным монахами, с целью лично увидеть их быт и побеседовать со свидетелями необыкновенных подвигов и чудес еще живых и уже почивших пустынножителей. Все увиденное и услышанное он и отразил в «Лавсаике», который, таким образом, является абсолютно достоверным историческим сочинением. Содержащиеся в нем рассказы о чудесах отнюдь не противоречат этой достоверности – напротив, она подтверждает их подлинность. Чудесные истории изложены в книге настолько просто и естественно, что отвергать их может лишь человек, вообще не верующий ни во что сверхъестественное. «Лавсаик» имеет неоценимое значение для обоснования историчности принятых Православной Церковью житий святых. Епископ Палладий предстает настоящим свидетелем деяний и чудес многих подвижников и отмечает такие подробности, которые подтверждаются и другими, более пространными их жизнеописаниями. Вообще своей непосредственностью, легкостью восприятия этот труд укрепляет веру в подлинность житийной литературы.

Подобный характер имеют также агиографические произведения Феодорита, епископа Кирского («История боголюбцев»); преподобного Иоанна Мосха («Цветник»); преподобного Иоанна Лествичника; Руфина, пресвитера Аквилейского («Vitae patrum» – «Жития отцов», «Historia monachorum» – «Монашеская история»); преподобного Иоанна Кассиана; святителя Григория Двоеслова и иных церковных авторов.

Вспомним также о житиях величайших и известнейших православных святых и учителей Церкви – святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Афанасия Великого, Николая Мирликийского, преподобного Ефрема Сирина и др. Жизнеописания этих Святых Отцов составлялись на основании подлинных свидетельств. Так, о святителе Иоанне Златоусте рассказывали Император Лев Премудрый, преподобный Симеон Метафраст, Никифор Каллист, Сократ Схоластик, Ермий Созомен и другие авторитетные историки. О святителе Василии Великом и его дивных делах повествуют святитель Амфилохий Иконийский, Сократ, Никифор, Феодорит, преподобный Ефрем Сирин, святитель Григорий Богослов. О святителе же Григории говорят его ученик Григорий, пресвитер Руфин и иные. О преподобном Ефреме – Никифор и Созомен; о святителе Павлине Ноланском – святитель Григорий Двоеслов, святитель Августин и священник Ураний…

Итак, относясь к памяти своих святых с особым благоговением, Церковь всегда ревностно хранила предания о них и их творения. Прославляя деяния праведников, она не могла лгать и распространять под видом исторической истины вымышленные басни. Сведения по древней истории мы часто заимствуем из труда какого-либо одного сочинителя, при том необязательно непосредственного свидетеля описываемых им событий. А в случае с житиями имеется множество заслуживающих доверия авторов, причем излагающих одни и те же факты.

Например, о преподобном Анувии (5 июня), его видениях, чудесной прозорливости и великой праведности повествуют Руфин (в «Египетском патерике»), епископ Палладий (в «Лавсаике») и историк Никифор (в кн. 9, гл. 14). О семи отроках Ефесских (4 августа), замурованных в пещере и воскресших спустя несколько столетий, говорят константинопольский историограф Георгий Кедрин, Никифор (в кн. 14, гл. 45) и преподобный Симеон Метафраст; также их подвиги и чудеса воспеваются в минейных стихирах. Невероятно жестокие страдания доблестного исповедника Христова священномученика Марка Арифусийского (29 марта) и его необыкновенное терпение описывают святитель Григорий Богослов и Феодорит (в кн. 3, гл. 6). Подвижничество и чудеса святителя Григория Неокесарийского (17 ноября) прославляют святитель Григорий Нисский и Никифор. О простоте жизни и чудотворениях святителя Спиридона Тримифунтского (12 декабря) свидетельствуют Никифор, Созомен, Кедрин и иные.

Однако все же находятся люди, сомневающиеся в правдивости житийных сочинений из-за описанных там чудес. Но и с православно-богословской, и с религиозно-нравственной, и с исторической точек зрения в таких рассказах нет ничего недостоверного, апокрифического или фантастического. Сомнения рождают не недостатки в содержании житий, а личное неверие скептиков. Напротив, агиографические тексты с какими-либо историческими данными как раз в силу этих указаний заслуживают доверия. Они, как правило, отличаются большой исторической точностью: даты, события, лица – все это несет печать не апокрифической литературы, наполненной несообразностями и легендами, а подлинных литературных памятников своего времени (см., например, жития свтт. Тарасия Константинопольского, Порфирия Газского, Иоанна Златоуста и др.). История говорит о тех же личностях и происшествиях, фактах и подвигах, которые описаны в житиях – с той лишь разницей, что, как и подобает светской науке, она не акцентирует внимание на сверхъестественных случаях.

Все жития – мученические, преподобнические, святительские – тщательно собирались и со временем были систематизированы по дням (в соответствии с датами памяти святых) в особых месячных сборниках – Минеях. Так сформировался церковный календарь. Кроме подробных жизнеописаний, в Минеи включались службы и песнопения в честь прославляемых угодников Божиих. Причем эти сборники упоминает еще преподобный Феодор Студит († 862), отмечая, что книги с житиями святых составляют 12 томов (Ep. 2 ad Plat., ed. Sirmond, Iq 181).

Таким образом за века накопился богатейший житийный материал. Первым автором, собравшим, отредактировавшим и распределившим по дням и месяцам года все достоверные православные жизнеописания, стал святой X века преподобный Симеон Метафраст, бывший образованным сановником при византийском дворе. Взяв за основу древние жития, часть из них он переработал в нравоучительном духе, а иные оставил без изменений. Эти агиологические труды, известные как Метафрастовы жития, долгое время оставались в Греческой Церкви общеупотребляемыми и служили первоисточником и образцом для позднейших подобных работ.

Когда христианская проповедь достигла и славянских народов, в их землях, наряду с переводами Священного Писания и богослужебных книг, начала появляться и житийная литература. Ее простота, наглядность и нравоучительность оказывала благотворнейшее влияние на духовное воспитание славян. Переводились, переписывались и распространялись книги житий обыкновенно в монастырях – центрах духовной жизни Руси. Предпринималось немало опытов формирования и издания полных сборников. Особого внимания заслуживает наиболее удачный – «Великие Четьи-Минеи» святителя Макария, митрополита Московского († 1563). Впоследствии дело святого Макария продолжил святитель Димитрий Ростовский († 1709), посвятивший редактированию, дополнению и выпуску «Четьих-Миней» фактически всю свою жизнь.

Это был необыкновенно ученый муж, отличавшийся гениальными способностями и святостью жизни. Он прекрасно владел славянским, греческим, латинским, еврейским и польским языками. При составлении своего фундаментального, критически исправленного и проверенного по различным источникам труда святитель использовал жития преподобного Симеона Метафраста, «Великие Четьи-Минеи» святителя Макария, творения многих церковных учителей, писателей, историков и хронографов, а также множество иных книг греческих и русских авторов, чьи имена (около 70-ти) он перечисляет в начале «Четьи-Миней» за сентябрь месяц. Располагая обширной литературной базой, святой Димитрий убедился, что значительное количество житий с течением времени при переводах и переписывании было так или иначе искажено. С великой добросовестностью серьезного ученого и праведного христианина он проверил и поправил каждое житие по имевшимся у него древнейшим источникам. Некоторые моменты святитель для краткости опускал, иные, наоборот, добавлял как существенные, сравнивал, редактировал, и таким образом оставил нам прекраснейшее изложение этих дорогих сердцу всякого православного святых повествований (см. предисловие в книге за сентябрь).

Специальная комиссия Синода Русской Церкви подвергала вышедшие из-под пера святителя Димитрия жития строгой проверке – на предмет соответствия Слову Божию, догматам веры, Священному Преданию и церковным традициям, а также возможного наличия сомнительных мест. По невежеству переписчиков с неправыми понятиями и суеверными убеждениями в книги действительно могли закрасться ошибки. Разумеется, не все жития потенциально имели вероятность искажения, а лишь те, оригиналы и первоисточники которых не сохранились. Ибо что ложного и неправославного могло быть в повествованиях непосредственных свидетелей подвигов угодников Божиих, канонизированных святых, авторитетных церковных историков и пастырей (о которых мы сказали выше)? Святитель Димитрий очищал от суеверных и невежественных наслоений не такие, а все прочие сочинения, составленные неизвестными авторами. При этом Святой Отец руководствовался мудрым и благочестивым стремлением – из-за случайно возникших плевел не лишать христианский народ благодатной пшеницы назидательного чтения о святых, которое укрепляет душу, рождает в сердце высокие стремления и побуждает волю к подражанию святости. Жития в редакции Ростовского святителя во всех отношениях были признаны безупречными и многократно переиздавались.

Людям, сомневающимся в авторитете святого Димитрия как премудрого ученого и безукоризненного подвижника, полезно будет прочесть, например, приложение к житию мученика Ипполита (13 августа) с комментарием по поводу смерти нечестивого Императора Декия. Святой Отец процитировал там многих древних историков, одни из которых утверждают, что гонитель христиан скоропостижно скончался естественной смертью, другие – что он был убит, третьи – что удавился. Святитель Димитрий не довольствовался свидетельством лишь одного какого-либо автора во избежание обнаружения перед читателем этих противоречий, но, основательно изучив все известные мнения, честно признал: «В таковых убо несогласиях ничтоже смеем утверждати». Можно ли не доверять трудам столь добросовестного святого мужа?!

Архимандрит Серафим (Алексиев)

Источник: Журнал «Православный миссионер». № 1–2. София, 1943

+ + +
«НЕ ИМЕЙТЕ ДРУГИХ УЧИТЕЛЕЙ»

Самым поучительным чтением являются жития святых; здесь не дается теоретических знаний, но представляются живые примеры подражания Христу Спасителю. Святые да будут вашими наставниками, не имейте других учителей, чтобы не смущаться духом, особенно таких, которые стараются отвлечь от Православной Церкви, – бегайте от таких наставников!

+ + +

Когда мы читаем, хотя бы житие святой великомученицы Екатерины, то святая начинает молиться за такого человека пред Престолом Божиим, а молитва святых, конечно, немаловажна. Может быть, какая-нибудь душа была на краю погибели, но, читая жития святых, она привлекла их молитву за себя и была спасена. Приобретите эти книги, – они уж не так дорого стоят, на другие и больше выходит, а благодаря чтению их мы приобретаем огромную пользу.

+ + +

Вам я всегда советовал и советую читать жития святых, и вы найдете в этом чтении великое утешение. Ваши скорби покажутся вам ничтожными по сравнению с теми, что претерпевали святые. Читая жития святых, у вас явится желание, по возможности, подражать им. Вам захочется молиться и просить у Господа помощи, и Господь поможет.