ГРЕХОВНЫЕ ПРИВЫЧКИ

Напрасно думает иной: «Раз согрешу — и больше не стану». Ты по себе-то, пожалуй, и не стал бы повторять греха, да грех-то потребует от тебя послушания себе. Верно слово Господа: «творяй грех — раб есть греха» (Ин. 8; 24). «Раб» — слышите, что говорит Господь! Пока не грешишь — ты свободный человек, и грех не имеет власти над тобою, а как согрешил, так стал рабом греха. Но вот где опасность великая: пока не грешишь, грех кажется таким пустым делом, игрушкой, забавой, и человеку думается: «раз согрешить — не велика беда». — Но это только пока: поддайся лишь этому лукавому обольстителю, согреши раз, и ты попал уже к нему на удочку: грех потянет тебя к себе еще сильнее, и ты сам не заметишь, как, повторяя грех, ты попадешь к нему в тяжкую неволю, в жестокое рабство… О, какое это мучительное рабство! Теперь грех манит тебя своею приятностью, а тогда будет повелевать тобою как властелин; теперь льстит — тогда будет тянуть насильно, и ты не в силах будешь противиться ему! — А мы, грешные, иногда думаем: «Вот стоит только захотеть, и — перестанем грешить, и святыми сделаемся!» О, если б это была правда! Но «посмотрите, —говорит святитель Тихон, —на несчастных пьяниц: как они, протрезвившись, плачут, рыдают, окаевают себя, видя свою беду и души пагубу, но представился случай — и они снова хватаются за чарку, и как часто многие из них кончают свою жизнь в этом бедственном, воистинну плача достойном состоянии! Мы видим, что воров и лихоимцев ни стыд, ни страх человеческий, ни страх Божий не могут удержать от злодеяний: они скорее соглашаются все терпеть и погибать, нежели расстаться со своею гибельною привычкой» (т. II, стр. 125). А сколько раз жалкий развратник, изнуривший сам себя в отвратительном пороке, проклинал свою страсть, заклинал себя не грешить — и снова грешил, и снова мучился… А обман? А божба? А сквернословие и пересуды?.. Справедливо говорит Святой Иоанн Златоуст, что «привычка имеет великую, очень великую силу: она обращается даже в необходимость природы» (на 2 Кор. беседа, 7). «Иной согрешает немного, — говорит преподобный Дорофей, — а сколько времени он проводит потом, проливая кровь свою, пока исправит себя!» Именно — проливая кровь: ибо для того, чтобы вырвать из сердца греховную привычку, должно понуждать себя до пота кровавого, не жалея самой жизни своей… Как тяжела борьба с греховною привычкой, показывает следующий рассказ преподобного Дорофея: «Однажды, — говорит он, — пришел ко мне некто из братии и сказал мне: «Прости меня, отче, и помолись о мне, я краду и ем». Я спросил его: «Зачем же? Разве ты голоден?» Он отвечал: «Да, я не насыщаюсь за братской трапезой, и не могу просить». Я сказал ему: «Отчего же ты не пойдешь и не скажешь игумену?» Он отвечал мне: «Стыжусь». Говорю ему: «Хочешь ли, чтоб я пошел и сказал ему?» Он говорит: «Как тебе угодно, господине». Итак, я пошел и объявил о сем игумену. Он сказал мне: «Окажи любовь и позаботься о нем, как знаешь». Тогда я взял его и сказал келарю при нем: «Окажи любовь, и когда придет к тебе сей брат, давай ему, сколько он хочет, и ни в чем не отказывай ему». Услышав это, келарь отвечал мне: «Как ты приказал, так и исполню». Проведя таким образом несколько дней, брат этот опять приходит и говорит мне: «Прости меня, отче, я снова начал красть». Говорю ему: «Зачем же? Разве келарь не давал тебе, чего ты хочешь?» Он отвечал мне: «Да, прости меня, он дает мне, чего я желаю, но я стыжусь его». Говорю ему: «Что же, ты и меня стыдишься?» Он отвечал: «Нет». Тогда я сказал ему: «Итак, когда хочешь приходи и бери у меня, но не кради»; и он приходил и брал, что хотел. Но чрез несколько дней он опять начал красть, и пришел со скорбию и сказал мне: «Вот, я опять краду». Я спросил его: «Зачем, брат мой? Разве я не даю тебе, чего ты хочешь?» Он отвечал: «Нет, даешь». Говорю ему: «Что же, ты стыдишься брать у меня?» Он говорит: «Нет». Я сказал ему: «Так зачем же ты крадешь?» Он отвечал мне: «Прости меня, сам не знаю зачем; но так просто краду». Тогда я сказал ему: «Скажи мне по крайней мере по правде, что ты делаешь с тем, что крадешь?» Он отвечал: «Я отдаю это ослу». И действительно, оказалось, что этот брат крал куски хлеба, финики, смоквы, лук, и вообще все, что он ни находил, и прятал это; одно под свою постель, другое на ином месте, и наконец не зная, куда это употребить, и видя, что оно портится, он выносил это вон и выбрасывал или отдавал безсловесным животным. Вот видите ли, что значит обратить страсть в навык? — заключает преподобный Дорофей свой рассказ: — видите ли, какого это достойно сожаления, какое это страдание? Он знал, что сие есть зло, он знал, что худо делает, и скорбел и плакал; однако увлекался, несчастный, дурным навыком». И хорошо сказал Авва Несторий: «Если кто увлекается страстью, то он будет рабом страсти». — Скажут: что же делать, чтобы избежать этого страшного рабства? — Ведь мы — люди, а не ангелы, мы слабы и немощны; кто чист от скверны греховной, аще и един день жития его будет на земли? — В ответ на это выслушайте еще рассказ преподобного Дорофея. «Один великий старец прохаживался с учениками своими на месте, где были различные кипарисы, большие и малые. Старец сказал одному из учеников своих: «Вырви этот кипарис». Кипарис же тот был мал, и брат тотчас одною рукою вырвал его. Потом старец показал ему на другой, больший первого, и сказал: «Вырви и этот». Брат раскачал его обеими руками и выдернул. Опять показал ему старец другой, еще больший: он с великим трудом вырвал и тот. Потом указал ему на иной, еще больший; брат же с величайшим трудом, сперва много раскачивал его, трудился и потел, и наконец вырвал и сей. Потом показал ему старец и еще больший, но брат, хотя и много трудился и потел над ним, однако не мог его вырвать. Тогда старец велел другому брату встать и помочь ему, и так они оба вместе едва успели вырвать его. И сказал старец братьям: «Вот так и страсти, или греховные влечения: пока они малы, то, если мы пожелаем, легко можем исторгнуть их из сердца; если же вознерадим о них, то они укрепляются, и чем более укрепляются, тем большего требуют от нас труда; а когда очень укрепятся в нас, тогда даже и с трудом мы не можем одни исторгнуть их из себя, ежели не получим помощи от некоторых святых, помогающих нам по Боге». —»Убивай врагов, —поучает святитель Тихон, — пока они малы, чтоб когда подрастут и укрепятся, не убили тебя самого. Пусть они умирают, да живет душа твоя. Горе душе, которою завладеют сии супостаты — злые страсти и греховные привычки!» (т. IV, 186) Они и за гробом не дадут ей покоя. «Поверьте, братия, — увещевает преподобный Дорофей: если у кого-нибудь хотя одна страсть обратилась в навык, то он подлежит муке. Орел, если весь будет вне сети, но запутается в ней одним когтем, то чрез эту малость низлагается вся сила его; ибо разве не может ловец схватить его, лишь только захочет? Так и душа: если хотя одну только страсть обратить себе в навык, то враг, когда ни вздумает, низлагает ее, ибо она находится в его руках, по причине той страсти».

Но как бороться со грехом, когда он стал уже привычкою? — А вот как учит о сем святитель Христов Тихон: «Во-первых, — говорит он, — неотменно нужно познать свою греховную привычку, ибо она ослепляет человека так, что он не видит своего погибельного состояния. Для сего читай или слушай Священное Писание, смотри, как живут добрые люди, и сличай с их жизнью — свою жизнь, и усердно моли Господа Иисуса Христа, просветителя слепых, дабы Сам Он просветил твои духовные очи; ибо пока Он не коснется слепых наших очес, мы будем блуждать во тьме греховной. Когда познаешь свои греховные привычки, спеши скорее бросить их: трудно будет — что и говорить? Но призывай на помощь Господа и борись. Страсть подобна псу: кто поддается ей, того она гонит, а кто не уступает ей, от того она сама бежит. Доброе желание, старание и труд с помощью Божиею все преодолевают. Разве мало было разбойников, блудниц и других грешников, которые из рабов греха — соделались рабами Христовыми? В сем подвиге много помогает и укрепляет частое размышление о смерти, о страшном суде, о Царстве Небесном и муке бесконечной. Наконец, когда, с помощью Божией, одолеешь худую привычку, то бойся как огня возвращаться к ней. «Вспоминайте, — говорит Спаситель, жену Лотову» (Лк. 17; 32), которая оглянулась на Содом, откуда вышла, и обратилась в столп слан…»