Господь дал нам разум для освещения пути жизни: Поучение в день памяти свт. Григория Неокесарийского

Господь дал нам разум для освещения пути жизни: Поучение в день памяти свт. Григория Неокесарийского


I. Святой ныне прославляемый Григорий, до крещения именовавшийся Феодором, происходил из знатного рода в Неокесарии; воспитан был в язычестве, но получил хорошее образование, а познакомившись с Оригеном, наставником александрийского училища, просвещен был христианским учением и всею душою предался «чтению и изучению св. писания». Тогда перестала привлекать его светская деятельность, полюбил он пустыню и уединился, отложив попечение о всем мирском и стремясь к общению с единым Богом. Подвижническая жизнь св. Григория не осталась безызвестною и он, хотя и скрывался, переходя из одной пустыни в другую, но и против воли своей был заочно рукоположен во епископа неокесарийской церкви. Тогда не стал он больше противиться общему избранию, уразумев в душе своей, что не без воли Божией призывается он на трудное служение, которому и предался он всеми силами, и Господь помогал ему и прославил его даром чудотворений, за которые и получил он наименование «чудотворца» и «второго Моисея». И так успешно действовал он на своем пастырском поприще, что когда он вступил в звание епископа Неокесарии, то в этом обширном городе было не более 17-ти христиан, а по кончине его весь город состоял из христиан, за исключением 17-ти язычников.
Святость жизни епископа Григория нередко явно свидетельствовалась необыкновенными, чудодейственными знамениями; но и тогда, как теперь, не мало встречалось людей, которые с недоверием и даже глумлением относились ко всему сверхъестественному. Так, захотев посмеяться над даром прозорливости, приписываемой св. Григорию, трое таких людей – на пути, где следовало проходить святителю, положили однажды одного из своих товарищей, притворившагося мертвым, а сами сидели около него и жалобно просили на погребение беднаго… Святитель, дав деньги, бывшия при нем, снял сверх того с себя и верхнюю одежду и отдал ее для прикрытия покойника… Обманщики же стали смеяться над его доверчивостью:«Если бы он в самом деле имел в себе Божественного Духа, – говорили они, – то прозрел бы, что перед ним лежит живой человек, а не мертвый»… Однако же, вероятно, уразумели они иное, когда, став звать и расталкивать притворившагося товарища, с ужасом увидели, что он в самом деле был мертв…
Во время гонения от Декие (250) святитель Григорий «удалился из города, спасая жизнь свою, нужную для паствы и других церквей», и Бог чудно сохранил его, укрывшагося на уединенном холму с бывшим некогда идольским жрецом, которого он обратил в христианство и посвятил в сан диакона. Однажды, когда его разыскивали, св. Григорий, заметив приближение воинов, стал на молитву с воздетыми руками вместе с бывшим при нем диаконом и просил Бога защитить их. И в самом деле воины, проходившие несколько раз мимо молящихся, не заметили их и, сойдя с горы, рассказывали, что никого не нашли там, а видели только два сросшияся дерева…
Возвратясь по прекращении гонения в Неокесарию, св. Григорий продолжал свое ревностное служение церкви, присутствовал на соборах против лжеучителей и скончался в 270-м году.
II. Два урока представляет нам жизнь святителя Григория.
а) Поревнуем, братия, во-первых, любви св. Григория к чтению слова Божия, которому он предался со всею ревностию после принятия Христианства.
Из всех книг, существующих в мире, самая истинная, самая назидательная, есть Библия, или книга Св. Писания.
аа) Первая причина, по которой мы должны читать слово Божие, та, что в нем сообщаются одне небесныя и спасительныя истины. Все другия книги наполнены погрешностями, а Библия заключает в себе точное, правильное изложение вещей небесных. Много книг с мнениями соблазнительными, вредными, или, по крайней мере, недостаточными к освящению сердца человеческаго, а в Библии изложены правила святыя, приводящия человека в страх Божий и могущия облагородить и освятить нашу нравственную природу. Вот первая причина, почему мы должны читать Священное Писание!
бб) Вторая причина, побуждающая нас читать Священное Писание, состоит в происхождении Священного Писания. Все книги, кроме Библии суть плод ума человеческаго, естественного или облагодатствованнаго, а Библия есть слово – есть глас Самого Бога. «Все писание», т.е.. священное, «богодухновенно» (2Тим. 3, 16), говорит ап. Павел. Вся Библия написана по вдохновению Духа Святаго. Бог влагал мысли в пророков и апостолов и заставлял их передать эти мысли в письменах. Царственный пророк Давид, писавший в свое время псалмы, составляющие часть священного писания, чувствуя, что в этом случае не его ум действовал, а Дух Святый внушал ему что писать, сказал о себе: «язык мой трость книжника скорописца» (Псал. 44, 2), т.е. я только писец, а Бог – Автор слов, мною написанных. Как же нам не читать того Писания, которое ниспослано нам от Создателя нашего, от Отца нашего Небеснаго? Если грубо, невежественно и почти неестественно оставить без прочтения, без внимания то, что пишут нам наши родители земные, то тем более неблагоразумно, грубо не прочитать, или не выслушать того, что пишет нам Отец Небесный.
вв) Наконец святое писание надобно читать еще потому, что Сам Бог велит читать и изследовать его. «Испытайте писаний» (Иоан. 5, 39), сказал I. Христос. Одного же смысла с приведенными словами и следующия слова Божии: «внемлите людие Мои закону Моему, приклоните ухо ваше во глаголы уст Моих» (Псал. 77,1). А что Бог повелевает, то надобно исполнять, надобно читать или слушать Священное Писание охотно, часто, со вниманием. (См. поуч. Иакова, архиеп. нижегородск. и арзам.).
б) Будем, во-вторых, подражать благоразумной осторожности святителя Григория в жизни.
Сознавая, что его преждевременная смерть, как опытного пастыря церкви, во время гонения может причинить великое замешательство в церковных делах, а главное, опасаясь малодушия неокрепших в вере христиан, он, как мы сказали, отправился с ними в пустынныя горы и тут скрывался от гонителей, искавших его, как ловцы – добычу. Из своего убежища он не переставал управлять делами своей церкви и мудрыми распоряжениями достиг того, что в неокесарийской области гонение Диоклитиана не причинило существенного вреда церкви и в среде пасомых св. Григория не оказалось падших. Так мудрый пастырь благоразумною осторожностию сберег себя и свою паству от грозившей им неминуемой опасности.
Великое дело – благоразумная осторожность и разсудительность в делах. И Спаситель наш учит такой благоразумной осмотрительности в жизни. «Кто бо от вас», «хотяй столп создати», говорит Он, «не прежде ли сед разчтет имение, аще имать, еже есть на совершение? да не когда положит основание, и не возможет совершити, вси видящии начнут ругатися ему, глаголюще, яко сей человек начат здати, и не може совершити. Или кий царь идый ко иному царю снитися с ним на брань, не сед ли прежде совещавает, аще силен есть срести с десятью тысящ грядущаго со двемадесять тысящами нань? Аще ли же ни, еще далече ему сущу, моление послав молится о смирении» (Лук. 14, 28–33). 
III. Итак, задумывая что-нибудь сделать, особенно что-нибудь важное в вашей жизни – устроить ли например свою судьбу женитьбою, или судьбу вашего сына, дочери, – не будьте опрометчивы, а хорошенько обсудите задуманное вами, чтобы, как говорится, не завязать жизни себе и своему родному дитяти и не плакаться потом на свою долю. Да и в маловажных вещах также будьте осмотрительны и осторожны: при первом появившемся в вас желании сделать то или другое, пойти куда-нибудь и пр., при первом приглашении вашего друга-приятеля на то или другое, не спешите сразу, а подумайте и обсудите: хорошо ли будет, если вы так сделаете, не придется ли вам из-за этого потерпеть и пожалеть. Особенно в виду какой-нибудь опасности нам нужно быть благоразумными и осторожными. Господь дал нам разум, чтоб им освещали мы пути нашей жизни; будем же пользоваться этим дорогим светильником ума, чтобы нам не спотыкаться и не падать на соблазн другим и на наше горе. Аминь. (Свящ. Гр. Дьяченко).