ГОЛОС СОВЕСТИ

I. Св. Емилиан, память коего совершается ныне, родом славянин, был рабом одного знатного родом жителя фракийского города Доростола. Во время пирования начальника всей Фракии (безпощадного деспота, которому поручено было преследование христиан) Капитолина с начальственными лицами этого города, по тому радостному поводу, что в городе не оказалось христиан, так как, убоясь одного имени его, они все скрылись, Емилиан вошел в капище и сокрушил молотом всех идолов, опрокинул жертвенники, и потом, когда обвинение в раззорении народной святыни пало на случайно проходившаго мимо капища поселянина, то Емилиан, обратясь к людям схватившим его, сказал: «отпустите этого человека, потому что не он, а я сокрушил ваших бездушных богов…»
На вопрос Капитолина, кто научил его, и что заставило его решиться на такой проступок? Емилиан отвечал, что Господь Бог и душа его повелели ему сокрушить идолов…
Правитель велел обнажить и бить христианина, потом осудил его на сожжение. Неустрашимо взошел мученик на костер, разложенный на берегу Дуная, и, стоя в огне, осенял себя крестным знамением и молился, и спокойно предал свою душу Богу – 18-го июля 362 г., в царствование Иулиана.
II. Обратите, братия, внимание на слова св. муч. Емилиана. На вопрос мучителя – что́ заставило его сокрушить идолов? св. Емилиан отвечал: «Бог и душа его повелели ему сокрушить идолов; другими словами: голос Божий живущий «в моей совести» повелел мне чрез это действие отвратить людей от гибельного заблуждения». Так св. муч. свято слушался голоса своей совести, давая и нам пример послушания этому спасительному голосу нашей души.
Вникнем же, братия, в совесть нашу, чтобы яснее увидеть, что такое она, и на какой конец она ведет нас.
а) Кому неизвестно, что совесть есть самый неподкупный страж правды и самый неумолимый судия человеческих дел. Когда мы совершим какое-нибудь постыдное или нечестное дело, и особенно целый ряд дурных дел, тогда мы начинаем чувствовать в душе своей какое-то безпокойство, какую-то тяжесть, какое-то неприятное и мучительное состояние (хотя бы даже никто из людей не знал о нашем дурном поступке). Так как это состояние тягостно и несносно для нас, то мы хотели бы заглушить его в себе, изгнать из себя. Но что бы мы ни делали, что бы ни предпринимали для этого, мы не можем заглушить совесть и заставить ее молчать, – мы не можем умолить ее никакими просьбами, не можем устрашить ее никакими угрозами, не можем подкупить ее никакими благами мира сего; совесть будет мучить и мучить нас, пока мы не раскаемся, не исповедуем свой грех и не исправим своей жизни. Это значит, что над человеком стоит высшая духовная сила, которая господствует над ним посредством совести, – это значит, что человек находится в полной зависимости от вечно святаго и правосудного Бога, Который говорит человеку в совести. Потому то еще древние язычники говорили – «живет Бог в нас».
б) Вот и «пример мучительного действия виновной совести», записанный в достоверных летописях церковных событий.
Греческий император Конста имел брата Феодосия, которого велел патриарху Павлу насильственно постричь и посвятить в диаконы; после сам не раз приобщался св. крови из его рук. В 659 году император велел его умертвить, опасаясь его, вероятно, как своего соперника по власти, но с тех пор постоянно стал видеть его во сне: убитый брат его являлся ему во сне с чашею дымившейся своей крови и, подавая ее царю, говорил: «напейся, брат, моей крови!» Не находя покоя от таких ужасных видений, он решился перейти на жительство в Рим, и в 662 году, оставив жену и детей в столице, отправился на запад. Но нигде не нашел несчастный царь покоя своей душе. Только смерть (насильственная: по попущению Божию он был убит в бане) прекратила его страдания. (См. «Летопись церковных событий», архим. Арсения. Выпуск 2, изд. 1870 года, стр. 42).
III. Так. обр. видите, бр., что мы никогда не можем выйти из послушания Богу и быть счастливыми, т.е. спокойными в своей совести и довольными; мы можем быть спокойными и довольными и, след., счастливыми только тогда, когда находимся в повиновении Богу. Видите, что долг наш поступать честно и справедливо не есть что-то такое, что мы можем произвольно коверкать и извращать, и тем не менее оставаться не наказанными; нет, он есть вечно святой закон, требующий вечно справедливого возмездия (воздаяния). Правда, в настоящей жизни шум мира сего и различные земные интересы иногда заглушают голос совести, – сделавши доброе дело, мы иногда не слишком утешаемся, и сделавши дурное дело, мы иногда не слишком мучимся в совести. Но когда мы оставим сей шумный земной мир с его различными земными интересами и перейдем в жизнь загробную, тогда все, совершенное нами во всю жизнь нашу, начиная с ранняго детства, предстанет пред нами ясно, тогда все, совершенное нами назад тому много лет, покажется нам совершенным только вчера. И вот тогда-то мы вполне узнаем, что такое совесть! Вот тогда-то мы вполне увидим, как мало значит «иметь честь у людей» и как много значит «иметь честь у своей совести и у Бога». Тогда она будет для грешников тем, «червем неумирающим» «и огнем неугасающим», о котором говорится в евангелии.
Итак, совесть или ангел-утешитель, или злой мучитель. Люди бедствующие на земле и невинно преследуемые находят в ней внутреннее утешение; а люди обладающие всеми благами мира сего и прославляемые на земле иногда находят в ней свое мучение. Будем же, братие мои возлюбленные, жить по закону Божию и по совести. (Сост. по кн. «Уроки и примеры христ. любви» свящ. о. Гр. Дьяченко и др. источн.).

Протоиерей Григорий ДьяченкоПолный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года

https://www.rusfront.ru/18623-golos-sovesti.html