«В глазах Учителя я увидел страх»


Василий Кухарь о своем разговоре с режиссером «Матильды» на премьере в Мариинском театре …

Вчера, 23 октября, в Санкт-Петербурге в Мариинском театре прошла премьера кощунственного фильма Алексея Учителя «Матильда».
 
О том, как прошла премьера, рассказал в интервью «Русской народной линии» общественный уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге, директор Центра социальных программ, координатор коалиции «Родительское стояние» Василий Владимирович Кухарь:
В воскресенье, 22 октября, я принял участие в молебне в Гатчинском Покровском соборе. 12 августа, в день рождения Цесаревича Алексия, прихожане решили объединиться и после Литургии совершать молебен, читать акафист Царской Семье. Я помог составить письмо главе администрации Гатчинского района Любушкиной Елене Викторовне и владыке Митрофану с просьбой запретить показ «Матильды» в гатчинском кинотеатре «Победа», возле которого прошло молитвенное стояние. Женщина, приглашавшая меня в Гатчину, неожиданно сказала мне:«Спасибо этой «Матильде» — она нас подняла. Мы проснулись и начали общаться»Она добилась благословения от владыки Митрофана на сбор подписей против выхода «Матильды», которые затем отправили в Москву к депутату Наталье Поклонской. Вчера прихожане Покровского собора рассказали мне, что намерены добиваться встречи с главой администрации Гатчинского района.
По всей России православные люди начали объединяться и что-то делать, часто не сговариваясь друг с другом. Так возникли координационные центры. Люди начали переписываться, договариваться и координировать свои действия. Теперь по всей стране раскиданы центры активного сопротивления не только фильму «Матильда», но и всеобщей угрозе в сфере культуры. Вчера возле Мариинского театра со всей очевидностью проявилась поляризация общества – две стены впервые за два года сошлись друг с другом. «Матильда» явилась Божием попущением, посланным для объединения и консолидации русского народа, дабы он вновь явил свою мощь и силу. Многие люди именно в таком ключе воспринимают ситуацию вокруг кощунственного фильма. Я неоднократно слышал от православных мысль, что есть, за что и поблагодарить Учителя – он нас пробудил. Даже если бы не было всей этой истории, то ее стоило бы выдумать. Иначе мы постепенно погружались бы в летаргический сон.
«Матильда», как и Великая Отечественная война, привела к мобилизации народа. Некоторые придерживаются «розового» Православия, уповая на то, что надо только молиться. И как раз в памяти всплывает 1941 год – свидетельство того, как Господь может наказывать. Иногда Господь жестоко наказывает тех, кто Его отверг. Но, к сожалению, в этом случае все попадают под гнев Божий – не только богохульники и богоборцы. Великая Отечественная война явилась испытанием для всех людей. Именно страх Божий выводил людей на молитвенные стояния против «Матильды», ибо прекрасно понимали, к чему может привести молчание. Вчера это было явлено. Признаться, я еще не до конца отошел от вчерашней эпической картины. Я подошел к Мариинскому театру к 18-00, а показ был запланирован на 19-00. Возле памятника Римскому-Корсакову уже начинали собираться на молебен. Запечатленная картинка пребывала со мной весь вечер – две стены. Вокруг богомольцев собралось полсотни журналистов. Было ощущение, что они фотографируют нас, как животных в зоопарке. Конечно, СМИ давно записали нас в мракобесов, царебожников и экстремистов. И, наконец-то журналисты воочию увидели противников «Матильды»: кто-то ложился на асфальт для красивого ракурса съемки, а кто-то, наоборот, приподнимался. Почти год СМИ рисовали картину мракобесов и «православных экстремистов». На их лицах сияла радость: наконец-то мы нашли живых мракобесов. Богомольцев окружили плотным кольцом, не отпуская в течение двух часов. Затем вокруг Мариинского театра состоялось молитвенное шествие.
Конечно, для пятимиллионного города горстка людей (50 людей) – ничтожно мало. Такое отношение петербуржцев к фильму «Матильда» — позор для города. К сожалению, так и не удалось всем вместе собраться даже на этой маленькой площадке. Журналисты окружали группы православных из 5-10 человек. Некоторые не могли протиснуться через журналистов к своим собратьям.
Как мне кажется, журналистами руководил профессиональный интерес выдать необычную картинку протеста православных. Но во время молебна они прислушивались к словам молитвы. Как правило, журналисты первый вопрос задавали такой: собираетесь ли вы поджигать кинотеатры и устраивать погромы? Женщин выхватывали и расспрашивали о «Матильде». Конечно, они пытались максимально раскрыть нашу позицию, но было видно, что у журналистов напрочь отсутствует понятийный аппарат. Как первокласснику объяснить, что такое логарифм? Журналисты не понимают, что такое грех, осквернение и хула на помазанника Божия. Эта картинка выглядит угнетающе – журналисты, нависшие над православными женщинами, которые пытаются рассказать о грехе. Между нами огромная пропасть. Одна сторона тщеславна и горда, считает себя элитой и богемой. Мы для журналистов мракобесное дно и Средневековье. Вчера столкнулись два противоположных полиса и началось взаимопроникновение. В глазах некоторых журналистов я заметил задумчивость, размышление и искренний интерес. Однако, судя по публикациям, редакционная политика не изменилась – по-прежнему остаются поджоги, погромы, задержания и вопрос: кто закидал фекалиями красную дорожку? Но в СМИ так и не появилось ответов на вопрос, почему православные вышли протестовать против показа «Матильды». СМИ не желают этого понимать и не могут. Людей не учили, они никогда не сталкивались с такими ситуациями. А если и сталкивались с Православием, то на уровне красоты храмов и золотых куполов. Чувствуется отношение к Православию, как к чему-то красивому, но отдаленному. И теперь им непонятно, что людей толкает на необъяснимые для них поступки и жертвенное служение. Нам было тяжело достигнуть понимания. Эта публика воспринимает православных как экстремистов. СМИ навязывали мнение, что православные – безумцы, готовые поджигать кинотеатры.
Каковы главные выводы двухлетней борьбы православных против «Матильды»? Мы не смогли добиться того, чтобы нас услышали наши сограждане, и смогли преодолеть эту глубокую пропасть. В средствах массовой информации, органах власти, экономике и культуре присутствует большинство меньшинства народа. Элита настолько оторвалась от народа, что не понимает чаяния простых людей. А мы являемся меньшинством пассивного большинства, занятого мелкими делами и суетой. Мы не смогли донести наши аргументы до сограждан и власти, чтобы было принято правильное решение. Боюсь, что теперь не в нашей власти изменить ситуацию – Господь будет принимать решение, которого я боюсь. Вспомним события 1917 и 1941 годов. Нам дали сто лет жутких испытаний, которых не претерпел ни один народ на земле. За сто лет мы ничего не поняли, выводов не сделали, не исправились. Не исключено, что мы получим еще сто лет испытаний. Нас могут оставить на второй год, ибо наш народ не сдал экзамен. Православные СМИ и организации не смогли скоординироваться. Центры сопротивления расположены по всей России, но везде они малочисленны. Только иногда получалось скоординироваться. Например, всероссийское стояние. Конечно, мы собрали сто тысяч подписей. Но как сказал тот же режиссер Говорухин: Что такое сто тысяч человек в 145-миллионной стране? Теперь все СМИ подхватывают эти слова в оправдание «Матильды». Они нас воспринимают как горстку мракобесов, которые сами не знают, что хотят, фильм не видели, а осуждают.
По итогам Всероссийского стояния 1 августа мы обсуждали нашу борьбу против «Матильды» и пришли к единому мнению, что мы сделали слишком мало для пресечения кощунства. Поэтому мы решили каждый день молиться у Мариинского театра, чтобы не допустить осквернения. С 1 августа по 23 сентября каждый день кто-то приходил к Мариинскому театру, где молились с 19-00 до 20-00. Завершением этого стояния стало проникновение на премьеру. В последний момент нашелся благотворитель, который передал билеты нам на показ «Матильды». Мы хотели понять, что происходит и что же делать дальше. Угнетала сама атмосфера в зале. С нами была гостья из Москвы Татьяна Боровикова, которую надо было отвезти на вокзал.
Мы выслушали речь Учителя, увидели его торжество на сцене и вышли из зала, почувствовав невыносимую вонь. И произошло неожиданное. В фойе мы наткнулись на Учителя. Я молниеносно ему заявил: «Вы подонок». Он на мгновение замялся, но тут же взял себя в руки, улыбнулся и попытался перевести ситуацию в шутку: «А почему?» Я стал ему объяснять. Учитель был не один. Во время разговора вокруг нас стали собираться журналисты. Он начал заводиться: «Вы же фильм не смотрели! Вы же не сумасшедший? Вы же не из дурдома сбежали?» Я ему объяснил, почему считаю его подонком. В конце концов, он распсиховался и бросил фразу: «Я не буду с вами разговаривать, пока не посмотрите фильм». У меня сложилось чувство, что он сам себя уговаривает и успокаивает, пытаясь убедить себя в том, в чем сам сомневается.