ВСЯКАЯ ЛИ МОЛИТВА ДОХОДИТ ДО БОГА?

 Вразумляемые Богом, святые Праотцы еще в глубокой древности познали, сколь необходима молитва для человека верующего в Бога, и как сами они поучались в молитве, так научали ей и детей своих, внуков и правнуков. Молитва столь необходима для человека, как и пища: хлеб укрепляет тело, а молитва душу. Молитва, по словам святого Иоанна Лествичника, пища души. Как тело изнемогает без пищи, так душа без молитвы. Душа не может получить от Бога никакой благодати для своего укрепления и оживотворения, если не будет просить ее в молитве. «Просите, — сказано, — и дастся вам: просяй приемлет» (Мф. 7; 7, 8). Молитва — это ключ к сокровищнице Божией, которым всякий желающий отверзает себе дверь милосердия Божия, и входит и исходит, и пажить обретает. Илия Пророк не молитвою ли отверз заключенное небо? «Помолися, и небо дождь даде, и земля прозябе плод свой» (Иак. 5; 18). Молитва для человека то же, что у воина оружие во время сражения: ведь жизнь наша — это война, мы воины, а наши враги, невидимо воюющие на нас — это диаволы. Какой же воин выходит на брань без оружия! Кто может победить сатанинские полчища без молитвы? Как оружием побеждаются неприятели, так молитвою прогоняются бесы. Слышите, что говорит святой Иоанн Златоуст: «Лишь только демоны увидят нас, вооруженных молитвою, тотчас отбегают, как злодеи и разбойники, когда увидят над своею головою обнаженный меч». Но и видимых врагов молитва сильна победить. Не молитвою ли Моисея амаликитяне были побеждены в пустыне? Молитва для души — то же, что стены для города, осажденного неприятелем. Душа есть град Царя великого — Бога: добрые дела — вот ее граждане, благодатные дары Божии — вот царские сокровища. И в какой же осаде всегда находится этот душевный град от врагов невидимых, которые и день и ночь стараются всеми своими лукавыми кознями завоевать этот город, разорить, покорить своей темной адской власти! Что же препятствует их злому умыслу? Что гонит прочь их темную силу? Конечно — молитва, эта крепкая стена, — молитва, имеющая дерзновение у Бога и от Него получающая помощь. Молитва так необходима для христианина, как необходим в дороге посох для претруженного старца, как необходима свеча для сидящего в тьме ночной, как необходима вода для человека, который валялся в грязи, как для дома нужно крепкое основание. Обременные грехами, мы опираемся на молитву, как на крепкий посох; молитва разгоняет тьму и мрак души нашей, она омывает наши душевные скверны, на ней, как на прочном основании, назидаются добрые дела. Никакое доброе дело не может быть даже и начато без молитвы. Напрасно тот и трудится, кто начинает доброе дело без теплой сердечной молитвы. Вот почему святой Иоанн Лествичник называет молитву матерью, царицею, источником всех добродетелей, очищением грехов, преградою скорбей, победным торжеством, ходатаицею духовных дарований, просвещением ума, отсечением отчаяния, укреплением надежды, уничтожением печали и другими похвальными именами. Для нас необходимо знать лишь то, что молитва только тогда имеет все сии свойства, когда она бывает угодна Богу. Ибо нередко молитва бывает не только неугодна Богу, но и богопротивна, — не только не приносит пользы во благое, но и вменяется в грех, как сказано: «молитва его да будет в грех» (Пс. 108; 7). Если хочешь, чтобы молитва твоя была угодна Богу, то научись прежде, как ее совершать. Премудрый говорит: «прежде даже не помолишися, уготови себе» (Сир. 18; 23). Это значит: сначала отложи всякое житейское попечение, отсеки все суетные помыслы, потом весь ум свой обрати к Богу, представь Ему со страхом, благоговейно, как предстоишь ты земному царю. Потом молись со вниманием, как учит Давид: «пойте Богу нашему …пойте разумно» (Пс. 46; 7, 8), то есть внимайте и разумейте, что читаете и поете в молитве. Что пользы в той молитве, которая творится без внимания и без смысла? На устах молитва, а на уме грешные помыслы; язык молится, а сердце оскорбляет Того, Кому молится, уста чтут Бога, а сердце далеко отстоит от Него. Может ли быть приятна Богу такая молитва? Услышит ли ее Господь? «Как ты хочешь, чтобы тебя слышал Господь, когда ты сам себя не слышишь? — говорит святой Киприан. — Ты желаешь, чтобы Бог вспомянул о тебе, когда ты молишься, а между тем сам не помнишь, что делаешь!» Молитва без внимания то же, что кадило без огня и фимиама, что лампада без масла, что тело без души; это — оскорбление, а не угождение Христу Богу нашему, ибо не слова, из уст исходящие, умоляют Его, а ум, устремленный к Нему. Не голос гортани нашей входит в уши Господа, но воздыхание сердца сокрушенного. Затем, если хочешь воссылать Богу угодную молитву, то воссылай ее с верою и надеждою несумненно, как учит святой Апостол Иаков: «да просит же верою, ничтоже сумняся; сумняпся бо уподобися волнению морскому… да не мнит бо человек он, яко пришлет что от Бога» (Иак. 1; 6, 7). А святой Феофилакт говорит: «Если человек не верит, что получит просимое от Бога на пользу, то напрасно и молится«. И святой Иоанн Лествичник говорит, что без веры молитва не может возлететь на небо. Незлобие и милость, прощение согрешившему брату и подаяние просящему — вот два крыла молитвы. Если хочешь чего-либо просить у Бога, то прежде сам не откажи просящему у тебя. Если ищешь прощения у Христа, то прежде сам прости брату, опечалившему тебя. И Евангелие заповедует прежде примириться с братом, а потом уже приносить Богу дар с молитвою. При молитве нужен и пост, нужно терпение, труды, умерщвление греховных пожеланий. Но нужнее всего — чистая совесть. «Аще сердце наше, то есть совесть, не зазрит нам, — говорит возлюбленный ученик Христов, — дерзновение имамы к Богу, и Егоже аще просим, приемлем от Него, яко заповеди Его соблюдаем» (1 Ин. 3; 21,22). Чистое сердце, незазорная совесть — вот признак богоугодной молитвы. Соблюдение заповедей Божиих — вот непременное условие успеха молитвы; очистим совесть нашу истинным покаянием, будем исполнять заповеди Господни, и Господь услышит наши молитвы. Почему иногда не слушает Он молитвы грешных людей? Да потому, что эти люди сами не слушают Его повелений. Так и премудрый Соломон говорит: «уклоняли ухо свое не послушати закона Господня и сам молитву свою омерзил» (Притч. 28; 9). Как Богу слышать молитвы грешника, когда грешник и день и ночь тяжко Его оскорбляет? Послушайте, что говорит Бог устами Своих Пророков нераскаянным грешникам: «егда прострете руки вашя ко Мне, отвращу очи Мои от вас, и аще умножите моление, не услышу вас, руки бо вашя исполнены крове» (Ис. 1; 15). «Понеже наполниша землю беззакония, и обратишася разгневати Мя, и Аз сотворю им с яростию, не пощадит око Мое, и не помилую, и воззовут во уши Мои гласом великим, и не услышу их» (Иез. 8; 17-18). Итак, наша совесть грешная, наши грехи, с которыми не хотим мы расстаться, — вот что делает нашу молитву неугодною Богу. Как нельзя излечить рану, пока в ней находится железо, так нельзя умолить Бога о прощении грехов, пока мы не выбросим их из души, пока не возненавидим их от сердца. — Проси же себе каждый дара молитвы у Самого Бога, дающего молитву молящемуся: ибо мы даже и не знаем сами, как и о чем нам подобает молиться, если Сам Он не наставит нас Духом Своим Святым.