ВЕРА И РЕВНОСТЬ: СЛОВО В ДЕНЬ ПАМЯТИ СВТ. НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА

Из песни церковной <…> вы слышите и узнаете, что и по всей вселенной воздается похвала святителю Христову Николаю. Но по всей справедливости должен сказать, что особое и преимущественное почитание его мы видим среди русского православного народа. В трогательной простоте народ наш считает великого угодника Христова русским по происхождению, хотя на самом деле он жил далеко раньше того времени, как стало существовать само Русское Царство: так много в угоднике Божием Николае близкого и родного для русской народной души.
В трогательной и умилительной простоте русский народ изукрасил жизнь Святителя такими сказаниями, которые изображают его особливо близким к простому русскому человеку, участливым к горю и радости крестьянина, входящим во все его нужды и заботы. Так велико и горячо почитание Угодника Христова, так одушевлены рассказы о его жизни, полной веры и чудес, полной любви, дел милости и смирения, так много чудес явлено им в ответ на веру и молитвы среди русского народа, так ярко и ясно начертан всеми этими рассказами и событиями духовный образ особливо чтимого русским народом Угодника Божия, что даже не ведущие Христа инородцы, соприкасаясь с русским народом, невольно проникаются благоговением к Святителю Христову, чествуют его, возжигают свечи пред его образом, призывают его на помощь. Вам это, конечно, известно из жизни язычников недалекого от вас Алтая.
Правилом святой веры и ревностным ее исповедником и защитником, с одной стороны, а с другой – образом незлобия и кротости, образом любви и милосердия, скорым помощником в бедах, защитником невинных, страдающих, гибнущих, бедных и угнетенных, Николой-милостивцем – вот в каком свете представляет себе народ наш святителя Христова Николая, вот в каком свете изображает пред нами Святителя, его житие.
И здесь-то – глубокое и настоятельно нужное поучение нашему времени. Строгость и правда не одно и то же, что жестокость и злоба; милость и любовь далеко не одно и то же, что слабость и попустительство на зло. И как в Самом Боге правда и милость сретостася, истина и мир облобызастася, так и в угодниках Его мы видим то же самое: и то же самое должны и для себя почитать образцом жизни и поведения. Читайте житие святителя Николая, вслушивайтесь в слова акафиста в честь его, что ныне с той минуты, как забрезжило на небе светом, здесь безпрерывно читается священнослужителями по просьбе верующих: вы увидите, вы услышите, что святитель Николай, будучи образом незлобия и кротости, не только Арию, нечестивцу и хулителю Православной веры, с силою противостал в слове, не только этого возбесившегося еретика пред всем Собором Святых Отцов он обличил и отгнал горячим словом, но в порыве неудержимой ревности, в самозабвении горящего и пламенеющего духа, подобно древнему пророку Илие, он ударил хулителя и врага Божия. Собор Отцов укорил за это Святителя, но Сам Господь простил ему невольное увлечение духом ревности. Вы увидите далее, что милостивый к одним – к невинно страждущим, к верующим и смиренным, Святитель является грозным обличителем других – нечестивцев, гордецов, неверов, лжецов, притеснителей угнетенных, злоупотребляющих силою и властью, торгующих честью и верою.
В наше время, когда лжеучители стараются спутать все понятия о добре и зле и, соблазняя на зло, прикрываются обычно именем правды и любви, повторяем – на эту особенность жизни святителя Николая надлежит обратить особое внимание. Ее-то именно и приметил русский человек своим простым и здравым сердцем, своим простым и здравым умом, которого не обманешь хитросплетенным и лукавым словом.
Не только речи возбесившегося Ария, худшие в тысячу раз речи ныне повторяются и распространяются окаянными совратителями нашего доброго и верующего народа. <…>
И вот чтоб иметь доступ к душе народной, чтобы быть услышанными, чтобы достигнуть легче своих целей соблазна и смущения, эти сыны погибельные уверяют, что будто бы, по Христову учению, надобно всем предоставлять полную свободу – свободу слова и убеждения, никого не карать и не наказывать, что бы он ни говорил и как бы он ни мутил народ. Они уверяют, будто дух любви Христовой повелевает всех таких смутьянов и совратителей выслушивать охотно, приветливо и с любовью принимать их речи. А тех, кто из любви к народу и по долгу своего звания предостерегает народ от увлечения этими сатанинскими учениями, указывает на грядущую опасность и гибель от деятельности совратителей народных, разоблачает их злобу, обман и лукавство, – тех они объявляют гонителями мысли и свободы, гонителями просвещения. Сами вы хорошо можете сообразить, к чему ведут и чего хотят достичь такие их речи: пусть добро молчит, а зло действует во всю силу – вот чего они хотят добиться. Но всего отвратительнее здесь то, что нечестие лицемерно и лукаво ссылается на учение о любви Христа Спасителя, Того нашего Спасителя и Господа, Которого они, нечестивцы и лжеучители, сами первые не признают и оскорбляют. И вот идет постоянная путаница слов: любовь, милосердие – кричат проповедники нечестия и подразумевают под этими словами слабость, безразличие добра и зла и явное попустительство на все худое, тогда как между любовью и слабостью, между милостью и попустительством на зло лежит огромная, непроходимая пропасть. Это и видим на примере жизни и подвигов святителя Николая, горевшего ревностью по вере и правде, всегда с силою, до готовности вынести и пытки, и тюрьму, и самую смерть, восстававшего в защиту правой веры и указанной верою правды. <…>
Пусть же горит и пламенеет в нас вера и ревность, пусть всегда, как сегодня, это множество верующих стекается к святыням, пусть каждому оскорбителю святыни ясно будет, что его вопли неверия и призыв к смуте – это клокотание зловонной грязи, которое хочет перемочь силу звука и раскаты грома небесного… Пусть одним путем приходят к нам нечестивые соблазнители и, посрамленные, отвергнутые, проклятые, семью путями бегут от нас, как бегут ночные тени с горных высей, когда их озарит луч солнца. Пусть знают они, что на их попытку замутить нас, на каждое их гнилое слово готов ответ наш, ответ добрый, уверенный, вразумительный, сильный верою и усердием к вере, сильный любовью к Богу и ревностью о Его славе, о Его святыни, тою ревностью, которая всем пожертвует, все отдаст, на все пойдет, а веры и Бога не предаст.