Будем просить Бога, чтобы Он дал миру покаяние. Святой Паисий Святогорец

alt

О, если бы мы осознавали Божие долготерпение! Для строительства Ноева ковчега понадобилось сто лет [1]. Думаете, Бог не мог быстро построить какой-то там ковчег? Конечно, мог, но Он оставил Ноя мучиться сто лет, чтобы остальные тоже поняли, что их ждет, и покаялись.
«Смотрите, — говорил людям Ной, — будет потоп! Покайтесь!» Но его поднимали на смех. «Что за ящик он строит!» — иронизировали современники Ноя и продолжали свое. И сейчас Бог может за две минуты потрясти весь мир и заставить его измениться — так, чтобы все стали верующими и даже «суперверующими». Как? А вот как: если Он переключит тумблер на «землетрясение» и станет потихонечку поворачивать регулятор усилителя: сначала на «5 баллов Рихтера», потом — на «6», потом — на «7»…
На «восьми» многоэтажки начнут качаться как пьяные и биться одна о другую. На «десятке» все скажут: «Согрешили! Умоляем Тебя, спаси нас!» А может быть, люди даже дадут обет уйти в монахи — все до одного! Но лишь только землетрясение закончится, а люди, хотя и будут еще немного покачиваться — уже смогут удерживаться на ногах, опять побегут в бары и на дискотеки! Потому что в таком обращении людей к Богу не будет настоящего покаяния, они произнесут слова покаяния поверхностно, чтобы спастись от зла.

— Геронда, а если какое-то, к примеру, стихийное бедствие случается как гнев Божий и праведные люди молят Бога о милости, то слышит ли Бог их молитвы?

— Знаешь, в чем тут дело? У людей нет покаяния, и поэтому Бог не слышит молитвы праведников. Если прогневав Бога, мы признаем свою вину, это совсем другое дело — тогда Бог умилостивляется над нами и нам помогает. Но если человек не признаёт, что он прогневал Бога, и продолжает дудеть в свою дуду, то как Бог услышит молитвы праведных? Для того, чтобы Бог простил человека, совершившего какой-то проступок, он должен этот проступок осознать.

А кроме того, если погрешности совершают люди духовные, то смягчающих вину обстоятельств у них нет. «О на́ших гресе́х и о людски́х неве́дениях» [2] — говорится в одной молитве. Если проступки несчастных мирских людей — это «неведения», то проступки людей духовных — это уже «греси́;». Поэтому если проступок совершают духовные люди, то это не шутки. Смягчающие вину обстоятельства есть у людей мирских.

В нынешнем году [3], когда Успенским постом на Святой Горе разбушевался пожар, творилось что-то ужасное. Все самые лучшие пожарные собрались на Афоне, но никто из них не мог ничего сделать, им оставалось только смотреть на то, как бушует пламя. Самолеты пожарной охраны, казалось, только усиливали и раздували пожар еще больше.

Один монастырь обнесли специальными противопожарными поясами, чтобы воспрепятствовать огню пройти через них, но огонь — наперекор всем поясам — перескочил внутрь монастыря — в архондарик — туда, где его никто не ждал. Святая Гора горела пятнадцать дней — и пятнадцатого августа [4] огонь погас сам по себе. Некоторые говорили: «А почему Матерь Божия его не погасит?» То есть, мы доходим уже до того, что начинаем хулить имя Божие. Но вот, когда через шесть дней опять начался пожар — на этот раз уже в другом месте Святой Горы, — сразу же пошел дождь и все погасил. Один пожар погас, а другой — нет. Неужели непонятно почему?

Некоторые люди, не зная действующих духовных законов, молятся с болью, но не бывают услышаны, поскольку происходящее несчастье является гневом Божиим. А другие при каком-то бедствии совсем не молятся — ни одной четки, потому что признают справедливость гнева Божия, целью которого является вразумление людей. Да подаст Бог больше просвещения нам, монахам, потому что по большей части мы — юродивые девы [5], а наши светильники наполнены водой — один только фитиль чуточку пропитан маслом. А люди мирские ждут, что мы осветим им путь, и они не будут спотыкаться!

Будем же просить Бога, чтобы Он дал миру покаяние, и мы избежали Его праведного гнева. Грядущего гнева Божия нельзя избежать иначе, как покаянием и хранением Его заповедей.