БЛАГОСЛОВИ, ДУШЕ МОЯ, ГОСПОДА, НА ВСЯКОМ МЕСТЕ ВЛАДЫЧЕСТВА ЕГО

Архиепископ Феофан Полтавский и ПереяславскийПисьма Архиепископа Феофана Полтавского и Переяславского
Письмо 19. О разных путях ко спасению и о сущности монашеской жизни
   Дорогой брат о Христе,
   Благодарю Вас за добрые чувства ко мне. Настроение, которое Вы в настоящее время переживаете, в свое время и я переживал, когда учился в Академии. Что же скажу Вам об этом? Если обратимся к житиям святых, то увидим, что они шли к одной цели самыми разнообразными путями. Одни спасались в миру, другие в пустыне. Одни были чужды всякого образования, другие были прекрасно образованы. Поэтому не будем смущаться тем, что живем в миру и не чуждаемся образования. Но будем только стараться о том, чтобы везде и при всяких условиях жить по воле Божией.
   «Говорят, слышал я, — говорит преп. Никита Стифат, — будто невозможно навыкнуть добродетели без ухода вдаль и убежания в пустыню, и удивлялся, как вздумалось им неопределимое определять местом. Ибо если навык в добродетели есть восстановление сил души в первобытное благородство и сочетание воедино главнейших добродетелей для свойственного ей по естеству действования; а это не совне привходит в нас, как нечто вводное, а прирождено нам от сотворения, и чрез это входим мы в Царствие Небесное, которое внутрь нас есть, по слову Господа, то пустынь излишня, когда мы и без нее входим в Царствие чрез покаяние и всякое хранение заповедей, что возможно на всяком месте владычества Божия, как поет божественный Давид: «Благослови, душе моя, Господа, на всяком месте владычества Его» (Пс. 102:22). (Первая сотница, п. 72; Добротолюбие, т. V, с, 109). — Поэтому возможно быть монахом и в миру, по словам того же преп. Никиты Стифата.
   «Быть монахом не то есть, чтоб быть вне людей и мира, но то, чтоб, отрекшись от себя, быть вне пожеланий плоти и уйти в пустыню страстей (то есть в бесстрастие). Если великому оному (Авве Арсению) и сказано: бегай людей, и спасешься, то сказано в этом именно смысле. Ибо видим, что он и после того, как убежал из мира, водворялся среди людей, проходил по населенным местам и живал с учениками. Но при этом старательно соблюдая внутреннее бегство при чувственном общении, никакому вреду не подвергался он от сопребывания с людьми. Это же и другой некто из великих (преп. Макарий) воззвал, выходя из собрания: бегайте, братие, и указал на уста, когда спросили его, от чего бегать» (Первая сотница, п. 76; Добротолюбие, т. V, с. 111).
   «Во всяком образе жизни преблаженна жизнь, во всех делах и деяниях ведомая для Бога и по Богу», — говорит св. Симеон Новый Богослов (Главы, п. 100; Добротолюбие, т. V, с. 37).
   Таким образом, с принципиальной точки зрения, по учению Святых отцов, не нужно смущаться, если по условиям своей жизни мы вынуждены спасаться, даже в монашеском чине, в миру. Но как практически осуществить это, напишу особо.