БЕСОВСКОЕ НАВАЖДЕНИЕ

Жизнь послушника Василия Милонова, в миру отставного гвардейского полковника, замечательна обращением его к вере в Бога. В молодости он был неверующим, служил в гвардии, в Петербурге и среди друзей выделялся разнузданным нравом. Все святое было ему нипочем. Он кощунствовал над святыней, смеялся над всяким выражением христианского благочестия, отрицал веру в Бога и вечную жизнь. Мать его, глубоко верующая и благочестивая старушка, просила его остепениться, но напрасно. Сын ее продолжал кутить и развратничать, а она молилась за него усердно Богу, и Господь внял ее мольбам.
Однажды, после попойки в кругу друзей, Милонов вернулся к себе на квартиру и прилег отдохнуть. Не успел он закрыть глаза, как слышит голос из-за печки: «Милонов, возьми пистолет и застрелись». Это его очень изумило. Он думал, что кто-то над ним шутит, но, осмотрев комнату, никого не нашел и решил, что это игра воображения. Однако голос опять ясно послышался в прежнем месте и на этот раз весьма настоятельно требовал взять пистолет и застрелиться. Встревоженный, он крикнул денщика и рассказал ему, что дважды слышал неведомый ему голос из-за печки, призывающий взять пистолет и застрелиться. Денщик, верующий человек, сказал, что это явное бесовское наваждение, посоветовал барину перекреститься и помолиться Богу. Милонов, давно не крестившийся и не молившийся, отругал денщика и, посмеявшись над его суеверием, не захотел его больше слушать. Но денщик умолял его послушаться совета и, когда послышится опять голос, осенить себя крестным знамением: «Тоща увидите, что и Бог, и бес существуют. Голос тот сразу же умолкнет, так как это бесовское искушение. Диавол хочет привлечь вас к самоубийству, чтобы навеки погубить душу». Отпустив денщика и немного успокоившись, Милонов опять услышал прежний голос из-за печки и решил перекреститься. Голос мгновенно умолк. Это произвело на него глубочайшее впечатление. Он задумался и стал вспоминать свою жизнь. Невольный ужас напал на него, и он решил навсегда оставить прежнюю жизнь и остальные дни посвятить покаянию. После этого случая он подал в отставку и, надев простой овчинный тулуп, пешком пошел в Киево-Печерскую Лавру.
Лаврское начальство затруднялось его принять без ведома митрополита. Митрополит очень удивился, когда увидел перед собой полковника в нищенской одежде. Но когда Милонов рассказал ему всю свою жизнь, он не советовал ему оставаться в Лавре, как обители городской и шумной, а благословил отправиться в пустынную обитель Глинскую к старцу, игумену Филарету, и под опытным его руководством подвизаться во спасение своей души. Милонов так и сделал. Пришел в Глинскую пустынь, открылся игумену Филарету и был принят в число братии.