Автокефалия Украинской Православной Церкви — это уния


Об этом свидетельствует выход на сцену ключевого актера спектакля …

Фактически отпадающий от Церкви митрополит Черкасский и Каневский Софроний предложил сделать главой т.н. «Поместной украинской церкви» архимандрита Кирилла (Говоруна), «надежды мирового либерал-православия» и фактического униата по вероисповеданию.

Итак, Денисенко, Симеон (Шостацкий) и др. —  это временные фигуры. Главная ставка — Говорун, являющийся и преподавателем в США, и заштатным клириком Московской епархии Русской Православной Церкви (у него в Москве до сих пор остались покровители). Теперь каждый, кто сомневался, должен понять: автокефалия УПЦ — это уния.

6-9 июня 2017 года в Сан-Феличе-дель-Бенако (Италия) состоялся Всемирный Русский греко-католический конгресс. Он ознаменовал столетнюю годовщину первого Синода Русской греко-католической церкви в Петрограде. Сто лет назад этот «Синод» проходил благодаря активным действиям Галицкого греко-католического митрополита Андрея Шептицкого, идеолога и создателя нынешнего «украинского проекта» как проекта «Греко-католической Украины — антипода и могильщика православной России». Тогда он писал, что «украинцы являются лишь орудием Божественного промысла, призванные вырвать Восток из клещей ереси (то есть Православия), водворить его в лоно Апостольского престола и Европейского сообщества». Шептицкий, воспользовавшись февральским переворотом 1917 года, развил начатую раньше путем фабрикации идеологии и организации «мазепинского» движения в Галиции  активную деятельность по созданию «мазепинской» униатской агентуры в воюющей России.

Царь-мученик Николай Второй назвал Шептицкого «аспидом» и, когда русские войска освободили Львов, выслал Шептицкого и лидера «мазепинцев», признанного фальсификатора истории и затем «Президента «Украины» (никем, кроме группы единомышленников из Центральной Рады, не избранного) Михаила Грушевского в Суздаль. Правда, вскоре под давлением возмущенной против своей страны либеральной общественности вынужден был отступить. В это время более 60 тысяч русских галичан были запытаны и убиты в Австро-Венгрии в концлагере «Талергоф», тюрьмах, расстреляны по городам и селам за Православие или симпатии к нему и русское самососознание, которое доминировало на Галицкой Руси настолько, что первые 8 памятников Пушкину на Руси были поставлены в галицких селах.

Однако, вернемся в Италию, где собравшиеся немногочисленные русские униаты восхваляли своего кумира Шептицкого. Но что там делал пока еще формально православный архимандрит УПЦ Кирилл (Говорун)? Дело в том, что он — преподаватель Колумбийского университета в США и «Киево-Могилянской Академии» — жалкой подделки и противоположности Академии, основанной св. митрополитом Киевской и Малой России Петром Могилой. Там был подготовлен первый учебник русской истории знаменитый киевский «Синопсис», написанный ректором Киево-Могилянской Академии Иннокентием Гизелем в 1672 г. Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно «Синопсису», «русский», «российский», «славянороссийский» народ — един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он «племени его» весь целиком. Именно «Синопсис» утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами. По «Синопсису», Россия — едина. Ее начальный центр — царственный град Киев, Москва — его законная и прямая наследница в значении общего «православно-российского» государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) «милостью Божией» завершается воссоединением в единое «государство Российское» (Лаппо И.И. Идея единства России в Юго-Западной Руси. Прага, 1929).

Говорун пишет тексты, прямо противоположные великим Могилянским Академическим отцам, вроде революционного «Богословия майдана». Говорун чем-то напоминает епископа Мелетия Смотрицкого, сначала бывшего апологетом Православия, написавшего знаменитую церковнославянскую «Грамматику», а затем предавшего Православие, принявшего унию и ставшего яростным униатским «разоблачителем» Православия. На конференции русских униатов Говорун рекламировал некие «новые экуменические модели». Чувствуется, что «майданный революционный архимандрит метит в «новые Шептицкие», не дают ему спокойно спать лавры «аспида»! А ничего нового в его «новых экуменических моделях» нет — это лишь развитие моделей и планов Андрея Шептицкого.

Собственно, идея отдельной от Москвы Западно-Русской митрополии с целью постепенного ее подчинения Ватикану была впервые выдвинута в XV веке отступником от Православия Московским митрополитом Исидором, изгнанным из России и возведенным в Ватикане в кардинальское достоинство. В XVII веке в католических кругах разрабатывается новая идея, призванная не допустить консолидации русского народа и усиления влияния Русской Православной Церкви, что было бы гибельным для с трудом сколоченной Брестской унии и трещавшей по швам Речи Посполитой. Проект создания «Киевского патриархата» (имеется в виду именно католический Патриархат восточного обряда) был изобретен в Ватикане. Еще в 1624 году униатский митрополит В. Рутский направил в Рим план создания униатского Киевского патриархата. Согласно этому плану «после избрания Патриарха, он и его епископы-коллеги принесут присягу Святому Престолу, а верующие постепенно приспособятся к новому положению. Эту схему, которую с известной долей справедливости прозвали «благочестивым мошенничеством», Рутский направил в Рим в 1624 г.» (400 лет Брестской унии. Критическая переоценка. М.: Изд. Библейско-Боголовского ин-та, 1998). Все это как нельзя более актуально — всем должно окончательно стать ясно, откуда проекты «Украинской поместной церкви», «украинской автокефалии», «Киевского патриархата» и т.д. Тут уместно вспомнить и такой уникальным документ (также подробно иллюстрирующий, кто стоит за проектом украинской автокефалии), как записка униатского митрополита Андрея Шептицкого, составленная в 1912 году, в преддверие Первой мировой войны для Австрийского императора, текст которой хорошо известен.

В настоящее время активными практикующими греко-католиками является основной костяк антирусской интеллигенции Украины. Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) ближайшей своей целью ставит создание «Украинской поместной церкви киевского патриархата», находящейся в юрисдикции Ватикана. В «Киевский патриархат», по мысли идеологов этого проекта, должны войти православные христиане, раскольнические группировки и УГКЦ. Этой же цели подчинена религиозная политика Украины. Официальные представители УГКЦ — архиепископ Любомир Гузар и его викарий Василь Медвид в свое время неоднократно публично приветствовали раскольническую авантюру президента Кравчука по созданию т.н. «Киевского патриархата». Греко-католики возглавляли комиссию по духовности и делам религиозных организаций Верховной Рады Украины первого и второго созывов, лоббировали законопроекты, направленные против Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, такие, как принятые Радой поправки к Закону о свободе совести от 15.02.1993 г., о поочередном богослужении в храмах, на которые претендуют общины разных конфессий (фактически, скрытый захват храмов). Очередным шагом на пути уничтожения Православия на Украине стало создание в Верховной Раде второго созыва депутатской группы «За единую Поместную Церковь». Эта группа во главе с греко-католичкой Лилей Григорович стала инициатором прямого вмешательства государства в дела Церкви. Естественно, УГКЦ была организатором и участником госпереворота 2014 года и после него развернула еще более бурную деятельность — летний 2017 года Синод УГКЦ был посвящен исключительно миссии на Востоке. Вместе с «Киевским патриархатом» УГКЦ активно участвует в разработке антицерковных законопроектов Рады. Последний из них был утвержден Комитетом по духовности 12 июля 2017 г. Модератором процесса реализаций идей Шептицкого по уничтожению канонической Православной Церкви является активный греко-католик Андрей Юраш из Минкульта Украины, глава его религиозного департамента.

Вспомним, что год 2000-летия Рождества Христова стал годом борьбы за единство Русской Православной Церкви. Сначала группой депутатов-раскольников была разработана аналитическая записка о концепции единой поместной церкви на Украине, которая предусматривает насильственное объединение Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) с раскольническими группировками — т.н. «Украинской православной церковью киевского патриархата» и т.н. «Украинской автокефальной православной церковью», а затем — интеграция новосозданной конфессии с греко-католической церковью. Предусматривалось прямое вмешательство государства против УПЦ МП, которая является крупнейшей конфессией Украины, насчитывающей 9 тыс. приходов и 30 млн. верующих.

Сегодня, в отличие от прошлых времен, когда Константинопольские патриархи вместе с Московскими спасали православие на Западной Руси, подлинным предательством явилась позиция Константинопольского патриарха Варфоломея который выступил на стороне антиправославных и антиславянских сил. До 20-х годов ХХ века константинопольские патриархи были блюстителями Православия и друзьями Российской империи. Очевидно, что крушение России в 1917 году и убийство православного Императора и на мистическом, и на политическом уровне привело к колоссальному ослаблению Православия. Свидетельство тому — падение Константинопольского Патриархата, превращение его в «троянского коня» Православного мира, возникновение в 20-е годы ереси экуменизма, обновленческого и автокефалистского расколов в России и на Украине, календарный раскол в Греции, Финляндии и Румынии.

В 20-е годы путем внутрицерковного переворота при поддержке антицерковных сил к власти в Константинопольском патриархате приходит Мелетий (Метаксакис), поддерживаемый либеральными кругами. Это был первый патриарх-экуменист и обновленец, который сделал все для разрушения как Константинопольской Поместной Церкви, так и для разрушения всего православного мира. В итоге православные греки, окружив его резиденцию, заставили Мелетия покинуть Константинопольский престол. Однако, силы, стоявшие за Мелетием, сохранили власть в Константинопольском Патриархате и продолжили политику Метаксакиса. Мелетий ввел новый стиль, что вызвало колоссальный раскол в православном мире, подписал экуменическое послание, явно расходящееся с православной экклезиологией, помогал обновленцам в СССР — не только признал их, но и требовал от патриарха Всероссийского святителя Тихона уйти на покой. В Финляндии Мелетий насильно сверг русского епископа и поставил туда своего протеже Германа (Аава), который разорил Финскую Церковь, устроил гонение на противников нового календаря. Ныне Финская Церковь даже Пасху празднует по новому стилю, что строжайше запрещено канонами.

Все преемники Мелетия, в том числе и нынешний Константинопольский Патриарх Варфоломей являются продолжателями его курса. Тот же самый Варфоломей пошел на беспрецедентное сближение с католиками, что вызывает огромный протест у афонских монахов. Мало того, в 1995 году патриарх Варфоломей принял в общение без перерукоположения т.н. «Украинскую православную церковь» в США во главе с «митрополитом» Константином, а в марте 2000 года «митрополит» Константин, естественно, с ведома Патриарха Варфоломея, принял в общение и провозгласил себя «предстоятелем» т.н. Украинской автокефальной церкви во главе с «архиепископом» Игорем Исиченко. Дело в том, что и УПЦ в США и УАПЦ являются частями «липковской» «украинской автокефальной церкви», самочинного сборища, созданного в 1920 году при поддержке большевиков маргинальной группкой украинских сепаратистов во главе с запрещенным священником Василием Липковским.

НКВД эта группировка была необходима для борьбы с Русской Православной Церковью. Ни один епископ Русской Церкви не поддержал автокефалистской авантюры и Липковский сотоварищи решились на беспрецедентный шаг — раскольники (миряне и священники) «рукоположили» Липковского в «митрополиты», других — в «епископы». Мало того, УАПЦ с самого начала была авангардом радикального обновленчества. Сохранившись в эмиграции, УАПЦ вернулась на территорию Украины вместе с нацистами. Тогда раскол поддержал Варшавский митрополит Дионисий (Валединский), поддержанный Константинополем, но не признаваемый Русской Церковью из-за самочинно провозглашенной автокефалии Польской Церкви при Пилсудском. После нацистского вторжения Дионисий, не имея никакого права священнодействовать за пределами Польши, назначает перебежчика из канонической Украинской Автономной Церкви Московского Патриархата епископа Поликарпа (Сикорского) «Временным администратором Украинской Автокефальной Церкви», после чего Сикорского лишает епископского сана рукополагавшее его Священноначалие Русской Церкви. В феврале 1942 года Поликарп принимает в «сущем сане» липковцев (Петрушко В. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период. М.: изд. Св.-Тихоновского богословского института, 1998, с. 11-13).

В таком виде УАПЦ переместившаяся после Великой Отечественной войны в эмиграцию, и влилась двумя частями в 1995-2000 годах в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Итак, никакого апостольского преемства у УАПЦ нет. Она была и остается самосвятской группой. Таким образом, в составе Константинопольского Патриархата оказалась группировка, «епископство» и «священство» которой не могут быть признаны, потому что их нет. Принимая самосвятов из УАПЦ и «в сущем сане» Константинопольский Патриархат уже имеет в своем составе «епископов» и «священников», не имеющих апостольского преемства.

Таким образом, каноническое положение Константинопольского Патриархата вообще сомнительно. Эти его действия являются не только вмешательством на каноническую территорию РПЦ, но и разрушением Православия.

Демагогией является и заявление Константинопольского Патриархата о желании содействовать преодолению раскола на Украине. Пора поставить все точки над і — никакого раскола Православия на Украине не существует. Подавляющее большинство православных Южной Руси находятся в канонической Церкви Московского Патриархата и выступают категорически против автокефалии и смены юрисдикции.  Две раскольнические группировки — «Киевский патриархат» и «УАПЦ» являются маргинальными, малочисленными, никого не представляющими. Они существуют только за счет поддержки государства и нацистских политических сил. Вспомним, что большевики точно также создали обновленческий раскол, обновленцам было передано большинство храмов, однако этот карманный суррогат Церкви не имел и не мог иметь народной поддержки. Когда в 1943 году в обновленцах отпала надобность, и власть перестала их поддерживать, обновленческий раскол исчез в течение года, его лидеры, как миленькие, без всяких условий, согласились войти в Русскую Православную Церковь как обычные священники и миряне, так как, их «иерархии» и «священства» никто никогда не признал бы. То же самое будет и на Украине. Не помогло обновленцам и то, что в 20-е годы их, между прочим, признал Константинопольский Патриарх Мелетий (Метаксакис). Не поможет и нынешним украинским раскольникам и вмешательство Константинопольского Патриархата.

Итак, очевидно, что гипотетическая «Поместная украинская церковь» не будет православной, в ней не будет даже апостольского преемства. Поэтому ни один сознательный православный христианин на Украине не пойдет в юрисдикцию разрушающего каноны  Константинополя. Отходя от Русской Православной Церкви, он отойдет в унию, в новый стиль, в радикальное обновленчество. В этой ситуации от нас требуется верность святоотеческим канонам, которые раскольники считают давно устаревшими, и бескомпромиссная позиция по отношению к расколу.

У нас есть примеры для подражания. Так, наш великий всероссийский святитель Тихон, патриарх Всероссийский, очень четко повел себя в ситуации, когда поддержка большевиками на Украине автокефалистов и обновленцев (тогда в Киеве был только один православный храм — все остальные несколько сотен власти передали раскольникам) и погром Русской Православной Церкви достигли апогея. Тогда Святитель Тихон ввел прямое патриаршее управление, взяв на себя руководство Украинской Автономной Церковью, и отменил из-за чрезвычайной ситуации автономию, дарованную Киевской митрополии Собором 1917-1918 годов.